1. >
  2. Блог >
  3. Dobryаk

Как насаждать демократию на низовом уровне?

22 августа 2016 10:55:48   212 0 +2.04 / 43
Цитата: Цитата
Про ГКЧП. Дмитрий Юрьевич Гоблин Пучков.



36 Комментариев sinner4

21 час назад



Политика гкчп гоблин Пучков длиннопост текст

Задают вопросы: а как оно было, это ГКЧП? Правда, что коммунисты всех задрали?



Отвечаю. Было точно так же, как сейчас на Украине.



Тотальное промывание мозгов, не допускающее никаких альтернативных точек зрения. Чудовищное оболванивание самой циничной и неприкрытой ложью. Жаркие рассказы о том, что как только прогоним клятых коммуняк и всё приватизируем — тут же наступит рай.



Почему у нас всё плохо? Потому что КПСС, а она не нужна, нужно сто разных партий. Почему товаров мало и они неважного качества? Потому что коммунисты всё планируют, а планировать ничего не надо, невидимая рука всё разрулит. Почему люди плохо работают? Потому что коммуняки всех распустили, нужны капиталисты, всё сразу наладится. Зачем нам армия и ракеты? Нам не нужны ни армия, ни ракеты, и без них нормальным людям хорошо. Никто не собирается на нас нападать, никто нам не угрожает — это всё коммунистическая пропаганда.



Для особо тупых — замените "КПСС" на "русские" или поясните, что все коммунисты были русскими, и получится образцовая пропаганда в сопредельном государстве. Избавься от всего русского, выгони русских — и наступит счастье. Не сразу, конечно, надо потерпеть лет 20-30, да разве это срок?



Граждане во всю эту бредятину свято верили, особенно сильно образованные. Точно так же, как во всю эту бредятину свято веруют сейчас на Украине.



Говорит ли это о том, что коммунизм и коммунисты отвратительны и неэффективны? Нет, не говорит. Это говорило и говорит о том, что экономика и общество нуждаются в постоянном реформировании под текущий момент. Общественный уклад — вторичен. А вот в чём общество не нуждается точно, так это в государственных переворотах. И уж тем более — не нуждается в гражданских войнах. Особенно — в набитой ядерным оружием стране.



Что же хорошего получилось из тех замечательных начинаний? Что реализовалось из обещаний? Развал страны, уничтожение армии, ликвидация промышленности, вынужденное переселение миллионов человек, вспышки дикого нацизма, повсеместное изгнание русских, тотальное мракобесие, две чеченских войны и сотни тысяч трупов. Десять лет нищенства и бандитского беспредела.



И вот теперь всё поломанное дебилами и сволочами надо строить заново. Что характерно, вопрос "зачем и почему всё ломали?" — отчего-то никого не тревожит. Память — как у золотой рыбки, три раза рот открыл — уже ничего не помню.



Когда говоришь нашим дуракам о жертвах, они начинают орать " а чё вы хотели, революции без крови не бывает!" Когда же начинают вспоминать про своего невинно расстрелянного за воровство в 1937 году дедушку — воют про кровавую тиранию и слезинку ребёнка. То, что касается лично их — это страшное горе. На всё, что касается других — плевать.



А правда ли, что весь народ вышел на улицы и не допустил этого ГКЧП? Нет, неправда. Это разборки внутри элиты, в ходе которых разные части этой самой элиты выводили людей на улицы и орали, что вот она — всенародная поддержка. Никакой народ не задерживал членов ГКЧП, не распихивал их по камерам, не организовывал самоубийства. Конечно, не так умело, как на Украине — двумя выстрелами в голову, но вполне результативно.



Так был этот ГКЧП плохим или хорошим? ГКЧП был никаким и был он ни о чём. Безвольные, бестолковые люди. Неспособные ни к чему и ни на что. А что у ГКЧП получилось? Не получилось ничего. И, есть такое подозрение, слава так называемому богу — у таких не могло ничего получиться и не получилось. А вот в Киеве, кстати, получилось: на майдане скакали доли процента граждан, а результатами скачек теперь наслаждается вся страна.



Нам очень сильно повезло, что руководство тогда было сплошь из советских коммунистов, которые не могли убивать окружающих так, как сейчас убивают на Украине.



Дело было не в ГКЧП, а в нас. Это мы верили во всю эту бредятину, которой накачивают через СМИ. Это мы всё это поддерживали.



По краю прошли. Тогда.



Пучков Д.Ю.



//oper.ru/news/read.php?t=1051617811#comments

Попался процитированный выше текст Гоблина, и захотелось повторить (скорее всего, в глубинах ветки это даже было) рассказ о судьбе бывших ГДР-овских коллег после объединения Германии:



Только сейчас осознал, что совершенно не знаю, и вообще почему-то никогда не задавался вопросом, что же стало с многочисленнными кафедрами общественных наук в России после 91-го.



В академических институтах в России никаких политических разборок не было. Насколько помню, в секретари институтских парткомов выбирали из самых уважаемых, таких, кто мог бы изолировать институт от райкома, чтобы инструктора райкома были институтом так довольны по отчетам, что носа в институт не казали, кроме как на отчетно-перевыборное собрание. Так что сдали они свои партбилеты или нет, никого не волновало, и уважения к ним не поубавилось.



Ситуацию в бывшем ГДР знаю, строго говоря, только по физикам. Как вы понимаете, их ФРГ-шные коллеги активно боролись за свободы своих восточных коллег, которыми они были обделены в тоталитарном обществе. Вот стена рухнула, и произошло формальное поглощение ГДР западной ФРГ. Пришла долгожданная свобода.



Вы думаете, что в Германии было чем-то лучше, чем в Прибалтике?



Несколько схематично, но в один прекрасный день вся ГДР-овская профессура оказалась уволенной. И в университетах объявились комиссиии подочистки, составленные в основном из свободолюбивых демократов из ФРГ и штучных каким-то образом проверенных бывших ГДР-овских.



По моей науке самым сильным был Лейпцигский университет. Кафедра физики была разгромлена полностью. Зав. кафедрой, Йоганнес Ранфт, бывший какое-то время еще и секретарем парткома, получил черный билет чернее некуда. В Германии он не смог найти никакой работы, а его пенсия была бы менее чем нищенская. Случай был настоль одиозным, что даже в США собрали подписи под петицией в его защиту, и после года-двух в Провансском универе в Марселе его взяли на временную работу не фигли-мигли, а в Стэнфордский университет, где на временной должности продержали чуть ли не 6-7 лет, и затем он покрутился по университетам поскромнее. И вообще, большинство уволенных нашли себе крышу именно в США. Но самым сильным в Лейпциге был Роланд Киршнер, тогда всего-то доцент, кого обвинили в сотрудничестве со Штази. Сотрудничал он долго с ныне академиком из ПИЯФ в Гатчине, и за ним были совершенно классические работы. Его опять же подхватили на временную работу в разных универах, и лет через 10 скитаний он смог вернуться в Лейпциг на самую низшую преподавательскую должность. Его начальник-профессор, конечно же из ФРГ-шных, не стоит пылинки с подошвы Роланда.



Кстати, в 2013 в ЦЕРН-е провели специальный симпозиум в честь 80-летия Ганса Ранфта. Доклады были исключительно по науке, история его скитаний после объединения Германии была всеми докладчиками аккуратно опущена.



Модель была простая как мычание: в ГДР для ФРГ-шных открылась невиданная Бонанза вакансий. Поэтому эти комиссии подочистки были совершенно безжалостны. Директорами всех ГДР-овских институтов стали, само собой, западники, не все их них были третьеразрядными, но это было праздником души именно для тех, кто в самом ФРГ не имел на профессуру никаких шансов. Были у кого в Западной Германии угрызения совести? Понимали эти борцы с политическими гонениями в ГДР, что занимаются политическими расправами? Разумеется, нет --- ведь они чистили будущее демократическое общество всеобщего благоденствия от тех, кто на их взгляд жизни в демократии не заслужил.



Знаю только об одном случае, когда выигравший профессуру в том же Лейпциге отказался пост занимать. Точнее, отказалась от этого поста его жена-дантист, владелица заметной клиники в Гамбурге, которую будущая профессорская зарплата её мужа интересовала только постольку, поскольку и эту жалкую мелочугу приходилось вписывать в налоговую декларацию.



Самым комичным для нас, но только не для немцев, похоже, для них совершенно нормальным, был казус некого Блюмляйна из Института высоких энергий в Цойтене, пригороде Берлина. Шикарное место в зеленом пригороде на берегу озера (или там был разлив Шпрее?). Это был уныло средненький теоретик. По всем показателям его должны были бы уволить за неполное служебное. Но когда подошла его очередь чиститься, то он заявил, что в ГДР подвергался политическим репрессиям. Именно, он дважды пытался стать членом СДЕПГ, но оба раза его в партию не приняли за буржуазное прошлое. Это было не просто воспринято всерьёз, он даже стал директором теортдела. И тут же ему солнышко улыбнулось еще раз во всю сотню зубов: реституция! Как оказалось, по свежепринятому после объединения закону, никому из тех, что умудрился из ГДР сделать ноги на Запад, не вернули ничего. А вот наш герой оказался владельцем солидной недвижимости! И если ранее наш Ганс был тихоньким, даже слегка прибитым, то тут он сразу выпятил живот, стал говорить сквозь зубы, и к нему на кривой козе стало не подъехать.



В-общем, мораль такая: насаждающие демократию начинают всегда с проскрипционного списка тех, кто демократии не заслужил. И это ни в коей мере не политическая дискриминация, да мы и слов-то таких не знаем.
  • +2.04 / 43
Поделиться в социальных сетях:

КОММЕНТАРИИ (0)

Сообщения не найдены.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ