регистрация забыли пароль? вход через соцсети:
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники МойМир Яндекс Google
Глобальная Авантюра
ФОРУМ
главное меню
  1. >
  2. Блог >
  3. Bog_dan >
  4. "Свободная" Святейшая Церковь Украины. Итоги

"Свободная" Святейшая Церковь Украины. Итоги

 
18 января 2019 10:04:37 / 18.01.2019 17:20:42   1,485 0 +0.03 / 3 +0.03 / 3
 
Bog_dan
  Bog_dan
Православный мир ждут серьёзные испытания

«Война – это мир, свобода – это рабство, незнание – сила, автокефалия – полное подчинение». После январских событий в Стамбуле именно так мог бы выглядеть знаменитый перечень лозунгов из известного романа «1984».

Глядя на кадры из столицы Турции, запечатлевших подписание Патриархом Константинопольским Варфоломеем подписание томоса для т.н. ПЦУ и вручение этой бумаги президенту Петру Порошенко, хотелось протереть глаза. Ведь в реальной жизни все чётче и чётче проступают контуры придуманной Оруэллом Океании. В какой-то момент то, что на страницах книги выглядело как мрачная и предостерегающая фантастика, стало ошеломляющей явью.

Тотальное «двоемыслие»

Все, кто читал произведение английского писателя, знают, что фундамент безграничной власти партии в Океании покоился на идее «двоемыслия». Её суть состояла в способности человека искренне верить в две взаимоисключающие вещи, а также мгновенно менять своё мнение на противоположное при идеологической или политической необходимости.

Процесс подписания томоса в Стамбуле засвидетельствовал, что представители Фанара усвоили этот навык с присущей им византийской виртуозностью.

В частности, мотивируя своё решение по Украине, патриарх Варфоломей обозначил, что оно основывается на соответствующих просьбах государственных и церковных руководителей данной страны. При этом главу Фанара нисколько не смутило то, что главными лоббистами украинской автокефалии выступили политики, которые являются по своему вероисповеданию униатами (даже считающийся православным Пётр Порошенко был неоднократно зафиксирован причащающимся и молящимся с верующими УГКЦ). Как и то, что со стороны канонической Украинской Православной Церкви никаких просьб Фанар не получал.

Вся упомянутая активность исходила исключительно от тех религиозных структур, которые даже сам Константинополь до недавнего времени признавал в качестве раскольников. Исходя из этого, возникает вполне резонный вопрос. Как вообще соотносятся некие преобразования в Православной Церкви с просьбами структур, находящихся в расколе, а также политических деятелей, которые являются приверженцами совершенно иной конфессии?

С точки зрения логики всё это – полный абсурд и изнасилование здравого смысла. Однако с позиции «двоемыслия» это не будет выглядеть абсолютным бредом. Поскольку для того, чтобы самому поверить в истинность формулы «дважды два – пять», нужно всего только подключить такие факторы, как большое желание, наличие серьёзного интереса и многократное повторение оторванного от действительности тезиса, который на тысячный раз станет «непреложной правдой».

Ещё одним аргументом, которым активно оперировал патриарх Варфоломей, стало утверждение о том, что запрос на церковную независимость исходил и от украинского народа. То, что народ, по сути, не может объективно вершить судьбу Церкви, поскольку он состоит не только из православных, но также верующих других конфессий, агностиков, далёких от любой религии людей (в числе сторонников автокефалии публично отметились даже такие фантастические категории, как «атеисты Киевского патриархата»), греческого первоиерарха опять же не смутило.

Хотя он наверняка искренне бы придерживался иной позиции, если бы, например, турецкий народ вдруг принял решение обратиться к Реджепу Тайипу Эрдогану с просьбой об исцелении раскола Православия в их государстве за счёт вливания Константинопольского Патриархата в Турецкую православную церковь.

Более того, слово «народ» имеет настолько общий характер, что это создает пространство для любых спекуляций и манипуляций. Согласитесь, нет ничего проще, чем убедить себя в правомочности собственных действий с помощью пусть и далеких от действительности, но столь упоительных данных социологических опросов, которые месяц за месяцем рисовали для Константинополя «заоблачную поддержку» на Украине идеи автокефалии. Рисовали, как утверждает ряд экспертов, под заказ, поскольку исследования проводили организации, близкие к украинской власти или специализирующиеся на получении заокеанских грантов.

При этом сама жизнь неоднократно показывала несостоятельность подобной «социологии». Так, из года в год телевизионные камеры фиксировали океан верующих, принимающих участие в крестных ходах Украинской Православной Церкви, и тонкий ручеек сторонников раскольников в шествиях их религиозных структур. Казалось бы, что могло быть красноречивее столь явного свидетельства многократного количественного перевеса паствы УПЦ над паствой раскольнических структур? Однако Фанар не захотел смотреть в лицо фактам. Он продолжал делать вид, что цифры на бумагах являются «реальнее» самой реальности.

Не менее удобным шагом для Константинополя стало и вычеркивание из своей памяти того факта, что на Фанар неоднократно привозили обращения граждан Украины с просьбой удержаться от шага с автокефалией, поскольку эта идея не имеет всеобщей поддержки в украинской церковной среде. А ведь только 22 июня 2018 года представителям Константинополя было передано более 300 тысяч соответствующих подписей! Однако патриарх Варфоломей предпочёл «не увидеть» столь неприятный для него расклад сил, продолжая – с подачи собственного окружения – убеждать себя и других в том, что народ Украины всецело и полностью поддерживает его решение по автокефалии.

Кстати, именно в контексте данной логики было провозглашено, что автокефалия предоставляется «всей Православной Церкви, которая находится в границах… Украины вместе со священными митрополиями, архиепископиями, епископиями, монастырями, общинами и всеми в них церковными структурами». Фанару нужно было как-то обойти стороной тот неприглядный факт, что он своими действиями попросту легализовал украинских раскольников.

Тем самым не только предав каноническую Украинскую Православную Церковь, но и поспособствовав существенной активизации всестороннего на неё давления. Чтобы мало-мальски прикрыть свою вину, а также отвести внимание от неучастия УПЦ в соборе 15 декабря, Константинополь и выкрутил вс` к сентенции о том, что он ради исцеления раскола даровал независимость всему «украинскому Православию». По мнению Фанара, кто эту независимость принимать не хочет, тот сам будет виноват во всех своих бедах. В частности, это касается ответственности за гонения в свой адрес. Ибо заявленная «благородная цель» (преодоление раскола) оправдывает любые средства (легализация раскольников через дарование автокефалии и их дальнейшее слияние с УПЦ – либо путём добровольного согласия последней на такой шаг, либо путем её принуждения к объединению с т.н. ПЦУ).

При этом греков не волнует, что запущенный процесс происходит без покаяния и реального изменения духовного состояния со стороны тех, кто ранее откололся от Церкви. Для такого случая припасён лукавый и мимикрирующий под дух Евангелия аргумент: «разве вы не рады, что к Чаше вернулись миллионы наших братьев и сестё?» От такой якобы любви на версту разит лицемерием, ведь, например, судьба тех же братьев и сестер из УПЦ Фанар особо не интересует. Их мнение, просьбы и желание сохранить верность Церкви, в которой крестились еще их деды-прадеды, Константинополь продолжает невозмутимо игнорировать, видимо, полагая, что рано или поздно, где кнутом, а где пряником, большую часть духовенства и паствы Украинской Православной Церкви переведут в «автокефальный» лагерь.

Не исключено, что именно такое соображение побуждает Константинополь в упор смотреть и не видеть УПЦ. Её попросту вычеркнули из реальности, удобной патриарху Варфоломею.

В принципе в этом нет ничего удивительного, поскольку манипулятору часто бывает выгодно до поры до времени «не замечать» страданий своей жертвы. Это можно уподобить действиям дальнего родственника, который с помощью фиктивных документов и взятых в долю подельников лишает овдовевшую матерь с её детьми источников к существованию.

При этом всё рядится в маску заботы о получении наследства теми родными почившего, которые ранее отказывались признавать его братом и возвращать взятые у него в долг огромные суммы денег. В их пользу переписывается все имущество, поскольку это якобы поспособствует воссоединению всей семьи. Более того, матери предлагают, предав память мужа, стать женой одного из его непутёвых родственников, чтобы их права на наследство официально признали и в кругу ряда уважаемых в округе семейств.

Параллельно её предупреждают: в случае отказа её ждёт лишение всех средств к существованию, что сделает её нищенкой и приведёт к тому, что у неё отберут детей. А на любые её просьбы и взывания к справедливости будет следовать один и тот же ответ: «Какая ты жестокая и немилосердная! Ты не хочешь воссоединения всей нашей большой семьи? Тогда не обессудь. Или ты помогаешь нам получить наследство, пусть и путём предательства памяти твоего мужа и участия в грязных схемах, или ты лишаешься всего и в первую очередь своих детей. Выбор только за тобой. И ты, а не мы, будешь потом нести ответственность за все свои горести и беды».

Грубо говоря, именно такой сейчас выбор поставлен перед УПЦ. Либо добровольное, либо принудительное объединение со «Святейшей церковью Украины» (так «ПЦУ» названа в томосе, предоставленном раскольникам патриархом Варфоломеем). В рамках первой опции действуют такие посулы, как обещания обеспечить решившихся на ренегатство священников шикарной для украинских сельских реалий заработной платой, поспособствовать дальнейшему нормальному функционированию их приходов в юридическом и налоговом поле, а также разрешить и далее служить на церковно-славянском языке.

В рамках второй – нарастают процессы участия местной власти в неправомерном переводе храмов в новую юрисдикцию, выселения общин из церквей, расположенных на территории воинских частей и объектов силовых органов, инвентаризации имущества УПЦ (к слову, согласно недавнему официальному комментарию пресс-службы Минкульта, проведённая проверка показала якобы исчезновение 10 предметов, которые числятся на балансе Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника и были переданы на постоянное хранение в Свято-Успенскую Киево-Печерскую Лавру в течение 1988–2000 годов).

Вишенкой же на торте должно стать успешное голосование депутатов парламента за законопроект № 4128, который 17 января 2018 года будет передан для рассмотрения в сессионный зал. Реализация данного шага позволит запустить масштабную «карусель» т.н. «переходов общин» из УПЦ в «СЦУ» по всей Украине, поскольку нормы нового закона сделают любую общину фактически беззащитной перед лицом решений привезенных из других мест активистов, позиционирующих себя в качестве членов этой общины.

Византийский «ангсоц»

По словам О`Брайена, одного из главных героев «1984», целью «ангсоца» (идеологической доктрины партии Океании) является максимальный политический контроль и власть сама по себе.

Читая неофициальный перевод (который был выложен в соцсетях послом Украины в Турции А. Сибигой) предоставленного украинским раскольникам томоса, складывается впечатление, что представители Фанара писали его в духе своего собственного, византийского, «ангсоца» – концепции установления безраздельной власти Константинополя в православном мире.

В документе чётко сказано, что новая структура признаёт главой «Патриарший Вселенский престол». В принципе после этих слов можно было бы и не анализировать остальной текст томоса. Всё обозначено предельно просто и ясно: «СЦУ» будет функционировать как подконтрольная Константинополю организация. Слово же «автокефалия» в документе играет роль практически незаметного фигового листка, который должен прикрыть хотя бы на уровне далёких от церковной проблематики людей тот неприглядный факт, что часть ранее независимых религиозных структур Украины попали к Фанару в кабалу.

Эта зависимость практически тотальна. Во-первых, с целью решения знаковых вопросов церковного, догматического и канонического характера глава «СЦУ» должен обращаться к патриарху Константинопольскому, без которого, получается, ничего существенного новая структура самостоятельно вершить не сможет.

Во-вторых, «СЦУ» строго обязуется принимать участие в знаковых межправославных совещаниях, которые будут проводиться под эгидой Константинопольского Патриархата.

В-третьих, глава Фанара отныне является для епископата и духовенства «СЦУ» конечной апелляционной инстанцией, что сводит по значимости к нулю любые дисциплинарные решения руководства новой украинской религиозной организации, а также перераспределяет значительную долю его влияния внутри «СЦУ» в пользу церковного Стамбула.

В-четвертых, устанавливается приоритет томоса над уставом «СЦУ», что лишает последнюю возможности без оглядки на Фанар нарастить свои полномочия путем внесения дополнений и правок в уставные документы.

В-пятых, Константинополь указывает «СЦУ», что она будет управляться Святейшим синодом, который должен функционировать на ротационной основе. Это не только вычёркивает из управленческой формулы такие знаковые с точки зрения реального самоуправления институты, как Поместный и Архиерейский соборы, но и значительно ослабляет позиции главы «СЦУ», который не сможет опираться в рамках деятельности синода на поддержку группы его постоянных членов (соответствующий состав обычно формируется из близких к руководителю людей). При таком сценарии, как считает ряд экспертов, за руководителем «СЦУ» закрепляется роль обычного переговорщика, крайне зависимого как от разнообразных внутренних «центров силы», так и внешнего влияния. Более того, Константинополь уничтожает возможность формирования и функционирования на уровне стратегического управления «СЦУ» закрытой и спаянной элитарной группы, которая могла бы выступать противовесом влиянию Фанара на многие аспекты жизнедеятельности упомянутой религиозной организации.

В-шестых, Фанар директивно запретил лидеру новой структуры самостоятельно дополнять или изменять титул «Блаженнейшего митрополита Киевского и всей Украины», что в корне пресекает любые амбиции на получение «СЦУ» – сейчас или в будущем – статуса патриархата.

Удивительно, но Константинополь, даже получив в руки такую огромную власть, не остановился на «достигнутом». Дополнительные решения Фанара в отношении «СЦУ» выглядели настолько вызывающими, что даже среди сторонников «СЦУ» поднялась настоящая буря негодования и разочарования.

Первым ударом «ниже пояса» стал перевод зарубежных приходов и епархий «УПЦ КП» и «УАПЦ» под прямую юрисдикцию Фанара. А ведь многие адепты «автокефального курса» рассчитывали, что церковный Стамбул, как «любящая Церковь-Мать», наоборот, уступит «СЦУ» контроль над УПЦ в США и УПЦ в Канаде. Тем самым окончательно зафиксировав полноценность и реальную независимость новой религиозной организации. Однако «византийская любовь» нашла своё отражение лишь в красивых формулировках томоса. На деле «Церковь-Мать» сухо и прагматично позаботилась о своих властных и имущественных интересах.

Вторым удручающим для украинских «автокефалов» моментом выступил факт необходимости получения «СЦУ» мира из Стамбула. Сразу же в соцсетях широкое распространение получила новость с официального сайта «Киевского патриархата» от 2014 года, в которой утверждалось, что «право варить святое миро является прерогативой исключительно автокефальной Церкви». Выходит, что уже через всего лишь 5 лет «УПЦ КП» сама лишила себя важнейшего атрибута собственной декларируемой «независимости», отдав его в единоличное ведение заграничной структуры.

На это плотно наслоилась и материальная сторона вопроса. Так, по словам митрополита Черкасского Софрония (убеждённого сторонника идеи автокефалии в рядах епископата УПЦ), Константинополь, в отличие от Москвы, не будет отдавать миро за символическую плату. Нужно будет готовить «много долларов и евро», что, конечно же, серьёзно ударит по карману украинского епископата. Который, к слову, надеялся на восстановление когда-то существующего права Киева самостоятельно варить святое миро. Однако и тут Фанар не забыл о том, что интересы «Церкви-Матери» не должны никоим образом ущемляться даже ради «горячей и искренней любви» к украинской «дочери».

Апофеозом же этой «любви» стоит считать весьма интересную формулировку из томоса, которая гласит, что «права Вселенского престола на экзархат в Украине и священные ставропигии сохраняются неумалёнными». Такая зафиксированная церковным Стамбулом позиция предоставила некоторым экспертам повод утверждать, что подписанное Петром Порошенко и патриархом Варфоломеем ноябрьское соглашение о сотрудничестве реально содержит перечень храмов, которые украинская сторона обязуется передать под прямой контроль Константинополя. При этом они будут изъяты не только у УПЦ, но и у «СЦУ». А для того, чтобы «дочь» не упрямилась и не «проредила» ряды нужных Фанару объектов церковного имущества, «любящая мать» прописала в документе зависимость дарования томоса от невозможности уменьшения прав греческой Церкви на ставропигии и экзархат на Украине.

+ 0.03 / 3

КОММЕНТАРИИ (0)
Комментарии не найдены.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий!

 
 
регистрация   забыли пароль?  
Facebook   Twitter ВКонтакте Одноклассники МойМир Яндекс Google
вход через соцсети
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

AFTERSHOCK

     
  1. >
  2. Блог >
  3. Bog_dan >
  4. "Свободная" Святейшая Церковь Украины. Итоги
Глобальная Авантюра © 2007-2019 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.

CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Unknown

Яндекс.Метрика