1. >
  2. Блог >
  3. Sir Max Merfie

Аннигиляция порядка

19 июля 2021 15:06:17   3,688 1 +3.47 / 61
Аннигиляция порядка

Сложная вещь социальный порядок. Он основан на целом ряде факторов, большинство из которых сводится к представлению об условном. Условная социальная справедливость, условное благосостояние, условное развитие. То, о чем очень много говорят, но что измерить получается далеко не всегда.

Зачастую наличие социального порядка (внутренней стабильности) преподносят через призму мантр СМИ, повторяющих заезженное «В Багдаде всё спокойно!». Помните, надеюсь какие волны возмущения лились со страниц СМИ в период президентства Трампа? И BLM, и пандемия (чуть ли не сводки с фронтов), и преступность со всеми прочими радостями жизни. И вот Байден. У Белого Дома перестрелка, в Вашингтоне прекращают бейсбольный матч из-за выстрелов (двое убитых). Но … «В Багдаде всё спокойно!».

Другое дело, что если социальный порядок измерять не в отношении СМИ (зачастую продажных) к тем или иным событиям, а к общественной реакции стоит отметить, что повсеместно, независимо от стран мира, социальных и экономических систем наблюдается рост беспокойства населения. При этом беспокойство наблюдается не в контексте какого-то одного направления, а всего сразу.

Разумеется, сейчас повсеместно главную роль социального раздражителя имеет коронавирус и весьма неоднозначные ходы многих правительств в борьбе с ним. Большое число заболевших, многочисленные жертвы вируса, проблемы с медицинской помощью

Всё это вывевает состояние социального стресса у миллионов человек. Вряд ли найдется хоть кто то, кто бы сказал, что ему в условиях пандемии стало жить лучше, свободней, радостнее. Хоть как-то, но ситуация отразилась практически на каждом жителе планеты. На ком-то сильнее, и они выходят на митинги протеста, например, в Париже, на ком-то меньше (и предпочтение отдается строчкам на сайтах, форумах, в социальных сетях), но отразилась на всех.

Но коронавирус не может отвлечь взор обывателя и от других проблем – экономика, социальная сфера, новые вызовы и раздражители, всё это приводит к тому, что практически каждое общество начинает помаленьку напоминать постепенно нагреваемый котел. Вот только до какой температурной отметки это котел будет нагреваться и не сорвет ли с него крышку в обозримой перспективе? Тем более, что кажется именно государство зачастую инспирирует нагнетание социального стресса и дает основание задать сложный, но важный вопрос. А зачем оно это делает?

Попробуем проанализировать из чего складывается ощущение социального беспорядка и опасности о чувстве которого говорят многие комментаторы. Посмотрим, что коренится в его основании и каковы его последствия.

Экономический порядок. Старый или новый?

Одной из базовых характеристик успешности общества считается экономическая стабильность. Впрочем, на фоне просадки мировой экономики в период пандемии и периодически проявляющихся последствий более ранних кризисов экономическая стабильность может восприниматься как фантастика.

Сейчас на фоне бравурных реляций о том, что последствия кризиса удалось преодолеть, хотя и путем заливания всего деньгами многие государства попали в прокрустово ложе экономического перепутья. С одной стороны, нужно продолжать инъекции денежных вливаний (иначе экономический рост сменится стагнацией и палением), но при этом еще и избежать инфляции. Инфляционные ожидания отмечает и ФРС США, и Европейский Центральный банк. А это означает, что вваливать новые деньги на рынки уже нельзя. Точнее даже не нельзя, а опасно, так как приводит к более худшим последствиям в перспективе, чем попытка преодолеть последствия кризиса без таких вливаний.

Одновременно с этим двойственным капканом наблюдается всё проседающий объем рабочих мест (из-за их замещения процессами. исключающими участие человека) и падающий уровень жизни. В период коронавируса число лиц. Живущих за чертой бедности увеличилось повсеместно. В многих странах были вынуждены ввести прямую продовольственную помощь наиболее нуждающимся категориям населения.

В этом плане показательным стало изменение мировоззрения отдельных обывателей, которые вполне приемлемым стали для себя считать социальное иждивенчество и также поведение допускающее противоправную активность. Собственно, то, что происходит сейчас в ЮАР (и имеет, конечно, не только социально-экономическое, но и политическое измерение) является своеобразным прологом событий, которые могут охватить многие страны Земного шара и будут сдерживаться только способностью правоохранительной системы к пресечению таких проявлений.

Длительные экономические неурядицы на фоне не совсем разумной политики отдельных правительств приводят к формированию у населения глубоко укоренившегося травматического синдрома экономической безнадежности, в которой граждане не ощущают себя способными что-то изменить в ухудшающемся экономическом положении и ожидают неизбежного краха экономики. Наглядным примером является ситуация, когда банки перестают работать с частными вкладами, формируя чувство бесперспективности.

Экономические проблемы, которые первоначально ощущались на макроуровне, сейчас пронизывают всё общество формируя прекрасную питательную среду для выплеска социальной напряженности.

Социальная стабильность и политическая демагогия

Социальная стабильность, основанная на крепком среднем классе, которой так гордилась западная социология и политология (показывая это как альтернативу реальности Маркса и социалистической революции) и который представлялся в качестве «хозяина» политической ситуации в настоящее время практически выставлена на задворки политического процесса.

При этом низведение среднего класса до состояния политического парии оказалось связано с двумя событиями. Во-первых, это самый средний класс потерял свое главное социально-экономическое преимущество – стабильную, обеспеченную жизнь и включенность в политический процесс в условиях стабильной партийной системы.

Шаг за шагом, незаметно произошло смещение дискурса политической активности. Причем произошло это не вследствие изменения предпочтений самих граждан, а из-за изменения позиции политических сил. Может показаться странным, но «вирусом левизны» в европейских странах и США заразились не только традиционно левые партии, но и правые партии. В той же Германии исповедовавшая христианско-консервативные ценности ХДС/ХСС стала чуть ли не поборником левачества, мультикультуризма и прочего, чего еще лет 30 назад от них нельзя было и ожидать.

Фактически такие партии понять можно. Смещение политического дискурса влево идет одновременно с обеднением населения. Правда не учитывает немного другую плоскость. Хоть средний класс, на который такие партии и были рассчитаны, просел экономически, но в своих политических предпочтениях он не изменился. Для него эти политические ценности являются фактически последним якорем в скатывании из категории среднего класса в группу людей с более низким потолком возможностей. Они хотят продолжать голосовать за христианских демократов Коля, но им подсовывают полевевший суррогат. Вторая причина так же проста. Изменились предпочтения спонсоров политических партий, которые вместо дискурса традиционных ценностей пропихивают и объявляют нормой то, что ранее такие партии в своей риторике не допускали. Одним из таких проявлений является выпячивание темы меньшинств, которые ранее были совершенно чужды политическим предпочтениям среднего класса. Сама принадлежность к этому классу как бы подразумевало существование в пределах нормы, а отклонение от нормы фактически грозило выпадением из среды среднего класса и соответствующие социально-экономические потери.

Таким образом, в «западных демократиях» наблюдается полевение политических сил, отсутствие традиционно центристских партий и одновременно нежелание широких слоев общества леветь вместе с изменением своего экономического положения. Пат.

На линии войны многообразия с традицией

Фактически, проповедуемое современными доминирующими политическими силами, пытающимися натянуть на себя облачение «нормали» тем социального, этно-конфессионального, культурного и полового многообразия вносят в социум стран «Запада» существенные деформации, сравнимые с социальной шизофренией, в рамках которой традиционные ценности сталкиваются в непрекращающейся войне с вновь навязываемой нормальностью.

Эти самые традиции терпят одно поражение за другим. При этом данные поражения становятся уже не малозаметными деталями, как раньше, а вполне себе серьезными событиями, которые требуют осмысления. К числу деталей можно отнести «гендерно нейтральный» подход всё большего числа предприятий в странах Западной Европы, отказывающихся от обозначения пола человека в обращении. Эта «мелочь» между тем изменяет стандарт в восприятии. Если ранее обращение «дамы и господа» было вполне приемлемым, то видимо через некоторое время оно превратиться там в редкость, а затем и неприемлемое выражение. Людей заставляют стыдиться своей нормальности. И это накладывает отпечаток на все остальные контексты социального поведения.

Другое событие более громкое. Впервые на Олимпийских играх на начинающейся олимпиаде в Токио в женской программе соревнований выступит трансгендер. Фактически спорт стал одним из очередных бастионов, Который пал под напором продвигающих разнообразие. Возможно этот «транс» и не выиграет соревнование (хотя в это верится с трудом), но барьер уже пал и теперь сказано очередное слово в вопросах нормы и не нормы.

Как в сознании олимпийских чиновников умещается такой допуск с прежней позицией на Олимпийских играх не понятно. На протяжении многих игр мужчин. Пытавшихся выдать себя за женщин дисквалифицировали, потому ... потому что это правильно и дает такому спортсмену явные и очевидные преимущества над другими. Что как минимум не честно.

Видимо теперь, олимпийский лозунг «быстрее, выше, сильнее» следует отбросить, заменив на «разнообразней, инклюзивней, гендеронейтральней», а портрет Кубертена сжечь, так как он очевидно «мускулинный шовинист с усами», да и еще не забыть грохнуться на колено и попросит ь прощения … ну перед кем-нибудь, например, неграми за то, что им … даже дали выиграть Олимпиаду в Берлине в 1936 году в соревнованиях по бегу. Но ведь мода, надо ж соответствовать и в чем-то каяться.

В общем всё больше и больше последних бастионов сносит мультикультуризм и разнообразие в современном западном мире, всё меньше и меньше отдушин остаётся сторонникам традиции (если конечно, это не традиционный ислам … в Скандинавии).

В воздухе пахнет грозой или приглашение к обрыву

В общем то тенденция понятна. С упорством и прямолинейностью бульдозера парадигма европейского политического левачества и «мульти» нормальности насаждается не только в дискуссии, что еще могло бы рассматриваться как приемлемое, хотя и тревожное явление, но и в практике. Однако законы никто не отменял. Законы природы, естественно. А в них сила действия равна силе противодействия и никак иначе.

Фактически сторонники левых и множественных взглядов могут сейчас радоваться. Они сносят один барьер за другим, не забывая памятники тем, кто эти барьеры когда-то поставил. Для них это победа, триумф и бонусы, которые всегда приносит победа. От мест в парламенте, до рекламных и иных контрактов.

При этом, выталкивание абсолютного большинства обывателей, которые не испытывают какой-либо потребности в тех ценностях, которые им навязывают и даже низведение большинства к меньшинству (благодаря активной прокачке темы в СМИ и социальных сетях, формированию культурного продукта, и использованию безгласного конформизма обывателей, для такого действия. В таком случае большинство, ставшее меньшинством, вытесняется из парадигмы социальной нормы несокрушимым блоком «меньшинств и присоединившихся к ним конформистов»). Вот только с конформистами есть одна очень интересная закономерность. Они всегда с теми, кто «официально прав», а уменьшение числа тех, кто остается убежденным традиционалистом приводит к радикализации взглядов этого самого круга традиционалистов, который рано или поздно достигнет точки кипения. А дальше уже взрыв. И тогда на горизонте замаячит не социалистическая революция, которую так ловко обошли с парадоксом среднего класса, а традиционалистская революция, особенно тогда, когда этим самым традиционалистам не оставят выбора иным, политически и юридически корректным способом отстаивать свои права.

Это время уже не за горами, маховик репрессий против «штурмовиков Капитолия», который уже вскоре развернется в судах США через некоторое время выльется в новую «политику маккартизма», только уже применительно к белым, работающим традиционалистам. А дальше это перекинется и на союзников, всегда готовы сделать под козырек. И вот тогда крышку у большого плавильного котла «Запада» сорвет и остановить ее будет уже некому. Да и незачем. Потому, что сила действия равна силе противодействия, и никакой рекламой и пропагандой это не исправить.

А что остается нам. Нам остается лишь радоваться, что мир фантастического двоемыслия и «мультинормальности» не касается нас с Вами, не пытается загнать в концлагерь правильных смыслов, не делает восстание традиционалистов единственным возможным выходом из безвыходного положения.
Опубликовано в: Большой передел мира
  • +3.47 / 61
Поделиться в социальных сетях:

КОММЕНТАРИИ (1)

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ