регистрация забыли пароль? вход через соцсети:
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники МойМир Яндекс Google
Глобальная Авантюра
ФОРУМ
главное меню
  1. >
  2. Блог >
  3. Vediki977 >
  4. Технолог Трампа: "Нам придется объединить Запад, включая Россию"

Технолог Трампа: "Нам придется объединить Запад, включая Россию"

 
04 апреля 2019 08:05:40 / 05.04.2019 07:32:35   788 4 +3.73 / 57 +10.01 / 171
 


© AFP 2019 / Don Emmert

После скандальных заявлений о том, что Дональд Трамп "включит зверя" по итогам бесславной "эпопеи спецпрокурора Мюллера", главный идеолог и политтехнолог трамповской команды продолжил серию откровений о целях и задачах Вашингтона. Американское новостное агентство Associated Press 26 марта опубликовало цитаты из выступления Стивена Бэннона: "В конце концов мы должны объединить иудео-христианский Запад, частью которого является Россия, и теперь это займет много-много-много десятилетий".

В этом контексте стоит задаться двумя вопросами. Во-первых, зачем ему Россия? А во-вторых — почему процесс, который он считает необходимым и желательным, рассчитан на "много-много-много десятилетий"? Можно задать еще и третий важный вопрос: почему самый влиятельный американский политтехнолог решил публично заявить об этом прямо сейчас?

Ответ насчет выбора времени прост: "Рашагейт" — теория заговора, согласно которой Трамп стал президентом благодаря сотрудничеству с Россией и ее вмешательству в выборы, — получил ранения, несовместимые с жизнью, из-за безрезультатного окончания расследования Мюллера. Именно "Рашагейт" (который постепенно заменяется "Укрогейтом", о котором мы уже писали) отравил большую часть президентского срока Трампа и помешал Бэннону реализовать свои планы насчет нормализации американо-российских отношений. Стоит особо подчеркнуть, что тезис о сорванных планах Бэннона не является спекулятивным, ибо он сам сетовал на то, что истерика вокруг предполагаемого заговора Трампа и Кремля отравила двусторонние отношения и отбросила назад те усилия по объединению Запада, которые, с его точки зрения, являются очень важными для будущего США.

Было бы очень соблазнительно увидеть в позиции Бэннона эдакую протянутую руку и некое признание того, что Россия — это интегральная часть западного мира, с которой нужно договариваться вместо того, чтобы демонизировать. Не исключено, что в России найдется достаточно тех, кто настолько сильно жаждут равноправного взаимодействия с Вашингтоном, чтобы поверить в такую интерпретацию. Однако стоит отмотать пленку назад, чтобы убить любые иллюзии насчет того, как нас и нашу страну воспринимает даже наиболее вменяемая и наименее русофобская часть вашингтонского истеблишмента. Вот что Стивен Бэннон говорил о России в 2014 году на проходившей в Ватикане конференции крайне влиятельного консервативного европейского НКО Human Dignity Institute — еще задолго до того, как о стал руководителем и идеологом избирательного штаба Дональда Трампа (цитата по стенограмме Buzzfeed).

"Вы знаете, Путин был довольно интересным персонажем. Он также очень, очень, очень умный. Я вижу это в Соединенных Штатах, где он очень настойчиво обращается к социальным консерваторам через месседж о более традиционных ценностях, поэтому я думаю, что мы должны в этом смысле быть очень настороже. Потому что, в конце концов, я думаю, что Путин и его приспешники на самом деле являются клептократией, действительно империалистической державой, которая хочет расширяться. Тем не менее я действительно верю, что в нынешних условиях, когда вы сталкиваетесь с потенциальным новым халифатом, который очень агрессивен, — я не говорю, что мы можем отложить это (Россию. — Прим. авт.) на задний план, но думаю, что мы должны первым делом разобраться с более важными вещами".

В картине мира Бэннона Россия — это империалистическая клептократия, которая хочет расшириться, а потенциальные симпатии американских "социальных консерваторов" к путинским месседжам — это повод для проявления бдительности. В 2014 году стратег Трампа прямо говорил, что с Россией надо разбираться потом, после того, как будут решены более важные проблемы.

Зачем тогда Бэннон сегодня говорит о том, что Россия необходима для объединения Запада? Зачем пытаться выстроить отношения со страной, которую он описывает как империалистическую и клептократическую державу?

Хотелось бы, конечно, верить в то, что восприятие России изменилось, но это маловероятно. Гораздо более вероятным и логичным объяснением является другое: главный стратег штаба Трампа понимает, что у США есть гораздо более серьезные проблемы, чем сложности с Россией, причем эти проблемы можно решить только при нормализации отношений с Москвой. Пересказ недавнего пресс-подхода Бэннона в Риме от Associated Press дает подсказку: "Выступая во вторник перед журналистами Ассоциации иностранной прессы в Риме, Бэннон сказал, что Китай, а не Россия представляет собой "смертельную угрозу" для западного мира."

В 2014 году главной угрозой был "глобальный халифат", а теперь Китай. То есть, вероятно, как и в 2014-м, предполагается обязательно разобраться и с "империалистической" Россией, но потом, когда китайская угроза будет ликвидирована.

Именно в этом контексте и стоит рассматривать все возможные попытки организовать некую нормализацию отношений по линии Вашингтон — Москва. Это не значит, что диалог и какие-то прагматичные договоренности невозможны или нежелательны, совсем наоборот. Просто нужно постоянно помнить о том, что даже та часть вашингтонского политического истеблишмента, мозг которой не находится в тисках пещерной русофобии, относится к России без симпатии, а скорее как умному и экспансионистскому злу, которое можно терпеть ровно до тех пор, пока "есть более важные проблемы".

Конечно, мировая арена — это явно не то место, где можно искать и найти искреннюю дружбу и симпатию, и это относится не только к США. Однако нынешнему поколению американских политиков удалось покорить какие-то абсолютно невероятные вершины цинизма. И при этом, кстати, не испытывать никакого стеснения в публичном формулировании своего кредо об американской исключительности, освобождающем их даже от необходимости притворяться — из соображений ли дипломатической целесообразности, ради соблюдения ли элементарных правил приличия. Вряд ли с таким утилитарно-циничным подходом можно будет собрать большую коалицию союзников для решения американских экзистенциальных проблем, хотя чудеса такого рода иногда случаются.

Правда, чтобы произошло такое чудо, Вашингтону придется пойти на такие уступки, которые, скорее всего, будут для него абсолютно неприемлемыми, ибо современные США принципиально не хотят и не умеют договариваться. Причем это принципиальная позиция не только "ястребов" из так называемого "глубинного государства", но и позиция вроде бы "антисистемного" Трампа. Не зря нынешняя вашингтонская администрация умудрилась поссориться едва ли не со всеми союзниками и сателлитами, начиная от Евросоюза и заканчивая Саудовской Аравией. Впрочем, с точки зрения российских интересов — это вполне позитивное развитие событий. Остается пожелать, чтобы этот процесс быстро дошел до логического конца. Мир устал от американской гегемонии, а мультиполярность уже неизбежна.

Ссылка

В дополнение

Американский историк: попытки повторить «манёвр Киссинджера» пока не помогли Трампу разобщить Россию и Китай  

Президент Трамп и некоторые стратеги из его администрации пытаются примириться с Россией, чтобы усилить давление на Китай — но пока это не работает, пишет американский историк Хал Брэндс в статье для Bloomberg. По его мнению, сила взаимного притяжения России и Китая сейчас гораздо мощнее тех сил, которые их разделяют. И если Америка твёрдо настроена разобщить их, ей придётся заплатить астрономическую цену, отмечается в статье.



Reuters

В ходе своего визита в Китай в 1971 году Генри Киссинджер смог не только положить конец разрыву между Вашингтоном и Пекином, который длился почти четверть века, но и совершить «чрезвычайно удачный дипломатический ход», разобщив главных врагов Америки: Китай и Советский Союз. Тем самым Киссинджер совершил настоящий переворот в международных отношениях, вернув Америке её стратегические преимущества. И сегодня американская администрация вновь задумывается о том, чтобы повторить «манёвр Киссинджера», пишет профессор истории Хал Брэндс в статье для Bloomberg.

Однако на этот раз Трамп стремится «расположить к себе» Россию, чтобы затем настроить её против «всё более могущественного Китая», говорится в статье. На первый взгляд, эта «геополитическая логика» кажется безупречной, отмечает автор: «Эти страны представляют величайшую опасность для американского влияния и для стабильности ведомой США международной системы. Они параллельно проводят кампании по созданию собственных сфер влияния, ослабляют американские альянсы и партнёрства, а также демонстрируют свою силу на мировой арене». Однако в реальности, по его мнению, повторить «манёвр Киссинджера» Вашингтон сможет лишь тогда, когда ситуация на мировой арене «существенно улучшится, но одновременно и существенно ухудшится».

Необходимо помнить, что в прошлом Россия и Китай гораздо чаще соперничали между собой, чем сотрудничали, и вели друг с другом «как холодные, так и горячие войны», поэтому они рано или поздно вновь начнут конфликтовать, поясняет Брэндс: «Они и сегодня остаются соперницами, ведя борьбу за влияние в Центральной Азии и других регионах. Исторический опыт указывает на то, что эти огромные, амбициозные страны с общей границей на тысячи километров со временем выступят друг против друга. И они знают об этом». В то же время Америке, по его мнению, не помешало бы сейчас уменьшить количество своих «врагов» на мировой арене, поскольку она «очень быстро приближается к стратегическому банкротству», когда окажется уже не в состоянии выполнять взятые на себя глобальные обязательства.

Если Вашингтону удастся достичь новой «разрядки напряжённости» в отношениях с Россией, это уменьшит военное бремя в Восточной Европе, где американский оборонный потенциал испытывает огромное напряжение, говорится в статье. Поэтому «умная администрация», как считает историк, сейчас должна была бы всеми силами избегать одновременной конфронтации с Россией и Китаем — а возможно, даже пошла бы на создание стратегического партнёрства с Москвой, чтобы ослабить более серьёзную и долговременную угрозу со стороны Пекина.

По сути дела, именно это много лет назад сделали Киссинджер и Никсон, просто России и Китаю тогда отводились прямо противоположные роли, напоминает Брэндс: «Наблюдая за явной враждебностью и усиливающимся противостоянием между Китаем и СССР, администрация Никсона начала налаживать отношения с более слабой стороной — Пекином, чтобы создать противовес более сильной стороне — Москве». В 1970-х и 1980-х годах американское руководство постепенно превратило эти отношения в неофициальный альянс, нацеленный на сдерживание и ослабление советского влияния. «Мы можем работать совместно, чтобы общими силами справиться с сукиным сыном», — сказал Мао в 1973 году Киссинджеру, и США именно так и поступили, постепенно расширяя своё сотрудничество с Китаем в дипломатической, экономической, разведывательной и даже военной сферах, говорится в статье.

Стратегические выгоды от такого поворота оказались колоссальными, подчёркивается в статье. В Советском Союзе вызвал огромную обеспокоенность тот факт, что США создают «новую стратегическую расстановку сил в международной политике в Азии и в мире в целом», по словам одного кремлёвского чиновника той поры. «Треугольная дипломатия» Киссинджера поставила СССР перед трудной дилеммой, поскольку ему пришлось противостоять «двум мощным, вступившим в обоюдный сговор противникам», и всё это во многом способствовало «последующей победе Запада в холодной войне», полагает Брэндс.

По его мнению, именно эту аналогию имеют в виду стратеги из администрации Трампа, которые выступают за «примирение с Россией» и видят в этом средство усилить давление на Китай. Но в реальности эта аналогия пока не действует, поскольку сила «взаимного притяжения» России и Китая сейчас гораздо мощнее тех сил, которые их разделяют, подчёркивается в статье. Если в конце 1960-х годов Советский Союз и Китайская Народная Республика яростно соперничали за «лидерство в коммунистическом мире», что чуть не привело их на грань ядерной войны, то сегодня Москва и Пекин прекрасно уживаются друг с другом и активно сотрудничают, отмечает автор. Они занимаются совместной разработкой военной техники, проводят общие военные учения в «горячих точках от Южно-Китайского моря до Балтики», сообща продвигают «авторитарные нормы глобального управления» (в частности, идею «суверенитета в интернете»), а также «укрепляют самовластие» в разных странах, от Казахстана до Венесуэлы, пишет Брэндс.

Как считает американский историк, нынешнее сотрудничество России и Китая подкрепляет их стремление «подорвать международный порядок во главе с США», который мешает им наращивать собственное влияние и престиж, а также поскольку правящие в этих странах «автократические режимы» усматривают серьёзную идеологическую угрозу своему существованию со стороны американской «демократической сверхдержавы». Ещё с 1990-х годов российское и китайское руководство ведёт разговоры об официальном формировании «стратегического партнёрства» в противовес «американскому превосходству», и похоже, что на сегодняшний день такое партнёрство уже действует, говорится в статье.

Однако любая дипломатия — это «искусство поиска благоприятных возможностей в трудной ситуации», и Америка всё же в состоянии «сломать эту ось самовластия», проводя менее враждебную политику по отношению к Путину, полагает автор. Хотя за это, по его мнению, Вашингтону придётся заплатить «астрономическую цену». В конечном итоге Китай представляет гораздо более серьёзную угрозу американским интересам, поскольку обладает огромным экономическим и военным потенциалом. Но если говорить о краткосрочной перспективе, то Владимир Путин доказал, что он «более опасный и деструктивный игрок», поэтому американцам придётся согласиться на множество уступок, чтобы убедить его «остановить наступление на ослабленный Запад» и начать проявлять враждебность по отношению к своему китайскому партнёру на Востоке.

И это не будет обмен «Украина за Сирию», которому отдают предпочтение некоторые чиновники из администрации Трампа (подразумевая, что Вашингтон отменит антироссийские санкции, а Москва окажет содействие в Сирии в рамках борьбы с терроризмом), — наверняка потребуется намного более обширный пакет уступок, компромиссов и договорённостей, предупреждает Брэндс. В частности, речь идёт о демонтаже «сил и средств противодействия российской агрессии», которые НАТО сейчас размещает в Восточной Европе и в Прибалтике. Но подобные уступки ещё больше ослабят структуру американских альянсов, которые и без того не могут оправиться от «нанесённых Трампом ударов» на встрече «семёрки» в Канаде и на саммите НАТО в Брюсселе, отмечается в статье: «Вполне может получиться так, что ради спасения международной системы Америке придётся разрушить некоторые её элементы».

Это ещё не означает, что у Америки никогда не появится возможность включить Россию в состав «антикитайской коалиции», прогнозирует американский историк: «Но чтобы сделать это, необходимы будут серьёзные изменения как в лучшую, так и в худшую сторону». С одной стороны, та «угроза», которую Россия ощущает со стороны Китая, должна значительно усилиться, так как влияние и агрессивность Пекина нарастают, а долговременный геополитический потенциал России продолжает ослабевать — возможно, и из-за того, что китайский экспансионизм начинает создавать существенную угрозу интересам безопасности Москвы в Центральной Азии и даже в Сибири. С другой стороны, Путина или его преемников придётся убедить в том, что Россия нуждается в улучшении отношений с Западом и что за конфронтацию с США и их европейскими союзниками Москве «придётся заплатить слишком высокую цену», поэтому ей необходимо занять более умеренную позицию.

«Чтобы Москва присоединилась к Западу в деле сдерживания Китая, она для начала должна прийти к выводу о том, что во взаимодействии с Пекином ей не удастся одержать верх над Западом. В случае, если эти условия будут выполнены, Америке понадобится «новый Киссинджер», преуспевающий в искусстве «треугольной дипломатии». А пока он не появится, попытка противостоять Китаю за счёт подкупа России вполне может оказаться дорогостоящей ошибкой», — заключает Брэндс.

Ссылка

Опубликовано в: Большой передел мира
+ 3.73 / 57

КОММЕНТАРИИ (4)
 
  Савин
 
   
Савин   СССР
46 лет
 

Чота я аж попутал. Во-первых, с хрена ли? А во-вторых, очень попахивает затащить нас в крестовый поход. Что возвращает нас к первому вопросу.
"Кто нас обидит, тот трёх дней не проживёт" (с) Путин В.В.

"Бывает, что иные люди не могут не клеветать, но надо все-таки знать меру." (с) Сталин И.В.
+ 1.42 / 30
 
 
  shmegelsky
 
   
shmegelsky  
 
Чота я аж попутал. Во-первых, с хрена ли? А во-вторых, очень попахивает затащить нас в крестовый поход. Что возвращает нас к первому вопросу.

Эт просто влажные мечты гражданина думающего категориями хуцпы. И не более. Но единственное что им действительно придется это через не могу избавляться от ереси исключительности и жить по средствам в многополярном мире.

А так, да, тут белые, тут красные, а тут Бэннон на вороном коне.
+ 1.87 / 24
 
  grizzly
 
   
grizzly   СССР
53 года
 
Американское новостное агентство Associated Press 26 марта опубликовало цитаты из выступления Стивена Бэннона: "В конце концов мы должны объединить иудео-христианский Запад, частью которого является Россия, и теперь это займет много-много-много десятилетий".

Мда, сова не тактик, сова стратег, тьфу, Бэннон не историк, хотя бы на любительском уровне, он политтехнолог.
А то бы помнил слова одного иудея, заявившего
Цитата: Kastein, Josef «History and Destiny of the Jews», 1933
Александрийские евреи были причиной разложения культуры эллинизма

Разложение современного нам (хотя и весьма условно) христианского Запада мы можем наблюдать собственными глазами.
И этот стратег собирается объединить причину разложения и его жертву?
Воистину, страшнее дурака только дурак с инициативой.
Ceterum censeo Ucrania esse delendam
+ 1.86 / 44
 
  Vediki977
 
   
Vediki977  
 

© AFP 2019 / Don Emmert

После скандальных заявлений о том, что Дональд Трамп "включит зверя" по итогам бесславной "эпопеи спецпрокурора Мюллера", главный идеолог и политтехнолог трамповской команды продолжил серию откровений о целях и задачах Вашингтона. Американское новостное агентство Associated Press 26 марта опубликовало цитаты из выступления Стивена Бэннона: "В конце концов мы должны объединить иудео-христианский Запад, частью которого является Россия, и теперь это займет много-много-много десятилетий".
В этом контексте стоит задаться двумя вопросами. Во-первых, зачем ему Россия? А во-вторых — почему процесс, который он считает необходимым и желательным, рассчитан на "много-много-много десятилетий"? Можно задать еще и третий важный вопрос: почему самый влиятельный американский политтехнолог решил публично заявить об этом прямо сейчас?
Ответ насчет выбора времени прост: "Рашагейт" — теория заговора, согласно которой Трамп стал президентом благодаря сотрудничеству с Россией и ее вмешательству в выборы, — получил ранения, несовместимые с жизнью, из-за безрезультатного окончания расследования Мюллера. Именно "Рашагейт" (который постепенно заменяется "Укрогейтом", о котором мы уже писали) отравил большую часть президентского срока Трампа и помешал Бэннону реализовать свои планы насчет нормализации американо-российских отношений. Стоит особо подчеркнуть, что тезис о сорванных планах Бэннона не является спекулятивным, ибо он сам сетовал на то, что истерика вокруг предполагаемого заговора Трампа и Кремля отравила двусторонние отношения и отбросила назад те усилия по объединению Запада, которые, с его точки зрения, являются очень важными для будущего США.
Было бы очень соблазнительно увидеть в позиции Бэннона эдакую протянутую руку и некое признание того, что Россия — это интегральная часть западного мира, с которой нужно договариваться вместо того, чтобы демонизировать. Не исключено, что в России найдется достаточно тех, кто настолько сильно жаждут равноправного взаимодействия с Вашингтоном, чтобы поверить в такую интерпретацию. Однако стоит отмотать пленку назад, чтобы убить любые иллюзии насчет того, как нас и нашу страну воспринимает даже наиболее вменяемая и наименее русофобская часть вашингтонского истеблишмента. Вот что Стивен Бэннон говорил о России в 2014 году на проходившей в Ватикане конференции крайне влиятельного консервативного европейского НКО Human Dignity Institute — еще задолго до того, как о стал руководителем и идеологом избирательного штаба Дональда Трампа (цитата по стенограмме Buzzfeed)...

Ссылка

Китайский взгляд на проблему..

Чень Бао (Китай): Трамп и Путин не виноваты?

Недавно в США завершилось расследование по делу «рашагейт». Подтверждения тому, что члены предвыборной команды Трампа были связаны с российским правительством и вмешательства в выборы в США, не были найдены.
В Белом доме «рашагейт» постоянно держал напряженную атмосферу. Хотя определенно нельзя сказать, как скандал отразится на пребывании Трампа на посту президента, но «рашагейт» сильно повлиял на политику в отношении России. Чтобы избавиться от подозрений, нынешнему главе США нужно быть еще более твердым, чем его предшественники. Трамп заявил: «Из всех президентов я провожу самый жесткий курс в отношении РФ».
Какой будет американская политика во взаимоотношениях с Россией после завершения расследования «рашагейт»? Этим вопросом задаются во всем мире.
По сообщению Синьхуа, генеральный прокурор и министр юстиций США Уильям Барр предоставил Конгрессу доклад о «рашагейт» американского спецпрокурора Роберта Мюллера. Согласно результатам расследования, не было обнаружено, что сотрудники предвыборного штаба Трампа или сам президент вступали в сговор с Россией. Однако также было отмечено, что отсутствие доказательств не снимает ответственности с Трампа.
В мае 2017 года Мюллеру было поручено провести расследование по делу «рашагейт». В его ходе обвинения была предъявлены более 30 американским и иностранным участникам команды Трампа. Некоторые признали свою вину или их действия были квалифицированы как преступные. Однако никто не был связан конкретно с «рашагейт». Барр отметил, что команда Мюллера полностью изучила вопросы о причастности Трампа и его людей к «рашагейт» и о вмешательстве в ход расследования.
Что касается «рашагейт», то доказательств связей Трампа и членов его предвыборной кампании с Россией не обнаружено. По вопросу препятствования Трампа проведению расследования команда Мюллера всесторонне изучила все слова и действия президента, но право определить являются ли они преступными, остается за Барром.
Генеральный прокурор также заявил, что после проверки доклада Мюллера и консультации с работниками министерства юстиций и на основе принципов федеральной прокуратуры о судебном преследовании, он и заместитель генпрокурора США Розенштейн заключили: доказательств в докладе Мюллера недостаточно, чтобы точно определить вину президента в препятствии расследованию. В то же время, Барр отметил, что в докладе есть секретные данные, в отношении огласки которых решение будет принято в скором времени.

Скрытый текст

Ссылка
+ 1.13 / 16
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий!

 
 
регистрация   забыли пароль?  
Facebook   Twitter ВКонтакте Одноклассники МойМир Яндекс Google
вход через соцсети
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

AFTERSHOCK

     
  1. >
  2. Блог >
  3. Vediki977 >
  4. Технолог Трампа: "Нам придется объединить Запад, включая Россию"
Глобальная Авантюра © 2007-2019 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.

CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Unknown

Яндекс.Метрика