Глобальная Авантюра  
ФОРУМ
главное меню
  1. >
  2. Форум >
  3. Авторский раздел >
  4. Институт международных политических и экономических стратегий – РУССТРАТ

Институт международных политических и экономических стратегий – РУССТРАТ

Миссия Института заключается в обеспечении национально-государственных интересов России во внешнеполитической сфере. Директор Института - Панина Елена Владимировна.
 2  3 След→
 
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Внутренняя ситуация в России: ответ на эпидемию коронавируса
Эпидемия будет развиваться до осени, что вынудит власть отказаться от карантина и перейти к прямому администрированию в области реформы кредитно-финансовой сферы и управления стратегическими резервами. В экономике усилятся протекционистские тенденции. Карточной системы вводиться не будет, так как это означает переток денег из бюджета в частную розницу.



Консолидация бюджета в руках государства – главная задача в период резонанса кризисов. С осени, когда на рынок поступят прошедшие минимальное тестирование лекарства от коронавируса, возможно сохранение режима самоизоляции лишь для групп риска – пенсионеров, больных хроническими заболеваниями, инвалидов. Прочие отрасли фактически будут переходить к работе в обычном режиме.



Затяжной кризис нефтяного рынка поставил под вопрос целесообразность сохранения прежней модели развития в России. Возникает задача снижения кумулятивного эффекта на экономику кризиса нефтяной отрасли. Нормы ВТО по факту упразднены и не действуют.



Политические ограничения сдерживают реформу кредитно-финансовой сферы, без чего невозможно преодоление дефляции. Спад мирового ВВП по оценкам МВФ продлится пять лет, что определяет сроки выхода из кризиса для вовлечённой в мировые экономические процессы России.



До 2024 года управленческая революция будет опережать технологическую, являясь её главным условием. Все эти годы будет сохраняться жёсткое противостояние элитных групп по поводу соотношения инвестиций в энергетику, производство и социальную сферу.



Далее...

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

США начинают новую войну с Китаем по принципам войны против «Северного потока-2»
Звучит парадоксально, однако в пятницу, 29 мая 2020 года, Министерство торговли США обнародовало решение обязать любые компании, использующие в своей продукции принадлежащие США технологии, предварительно получать лицензию, разрешающую поставки китайскому электронному гиганту. Нарушителям грозят санкции.



Этот прием успешно сработал против Total и ряда других европейских фирм в обеспечении давления на Иран. Он оказался успешен против швейцарских трубоукладчиков при блокировании российского проекта «Северный поток-2». Теперь доказавшую эффективность технологию прямой монетизации международной гегемонии Соединенные Штаты реализуют в целях борьбы с Китаем.



Но вот что из такой стратегии получится? Вопрос...



Далее

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Почему США так взъелись на Китай и Huawei
 Краеугольным камнем стратегии гарантирования американской мировой гегемонии традиционно являлось западное, прежде всего американское, доминирование в технологиях благодаря владению патентами.



Потому что сначала Америка десятилетиями являлась ведущим разработчиком львиной доли всех передовых технологических новинок, а потом западные корпорации перешли к простой скупке блокирующих патентов. В сочетании с отраслевыми стандартами, которые создавали тоже они, это гарантировало превосходство в производственной пирамиде, а значит и во всем мире.



Не важно, кто дальше воплотит изобретения в конечные товары. Пусть даже Китай или любой другой регион с дешевой рабочей силой и льготными режимами налогообложения. Главное, что с каждой единицы проданного товара производители будут вынуждены платить серьезного размера роялти владельцам патентов.



Например, в пользу Qualcomm в области микропроцессоров или Ericsson – в области мобильной связи третьего и четвертого поколения. С каждого устройства, оснащенного доступом к wi-fi свою «копеечку малую» собирает австралийская научная и индустриальная исследовательская организация Содружества (CSIRO), владеющая патентом на WLAN.



Лицензионные соглашения с ней заключены у 23 ведущих мировых компаний, в том числе Acer, Lenovo, Sony и AT&T. Руководство CSIRO сожалеет, что в свое время не запатентовало изобретение в Китае, Индии, России и странах Латинской Америки.



Китай в эту схему вечного доминирования спокойно вписывался ровно до тех пор, пока не стал ведущей экономикой планеты, которую США через патенты начали пытаться душить.



Особенно после запуска в КНР в 2017 году стратегической программы промышленного развития «Сделано в Китае 2025», предусматривающей достижения уровня 75% полного импортозамещения в производимых в Китае товарах, непосредственным результатом которой стала собственная разработка Huawei технологии мобильной сети связи пятого поколения, известной как 5G.



С этого момента началась война за патенты. В марте 2018 года Трамп заблокировал попытку поглощения американской корпорации Qualcomm (за 117 млрд долл.) со стороны сингапурской Broadcom. В ответ китайский регулятор не одобрил сделку самой Qualcomm, желавшей за 44 млрд долл. купить нидерландского конкурента - NXP Semiconductors.



На фоне американских санкций за якобы незаконное использование американских технологий против китайских ZTE и Huawei при создании и продвижении сетей 5G, в Пекине осознали необходимость перехода от стандартного импортозамещения к формированию собственной платформы стандартов. В первую очередь в передовых отраслях: микроэлектронике, связи, интернете вещей и искусственном интеллекте. А в целом вообще во всем, что создается и производится в Китае.



С этой целью, в начале 2018 года в Китайской инженерной академии, под надзором Национального управления по стандартизации, было начато двухлетнее исследование «Китайский стандарт 2035» по разработке собственных стандартов.



Окончательного итога работы пока нет. Однако в марте 2020 года Академия опубликовала доклад "Основные пункты национальной работы по стандартизации в 2020 году". Из которого следует не только достижимость цели, но и фактическая готовность КНР к введению стандартов уже до конца 2021 года.



Учитывая значительность размера доли «китайского» в основных отраслях мировой экономики, Вашингтон осознал реальность угрозы вытеснения «американской» системы мировых стандартов с лидирующих позиций. Что и превратило корпорацию Huawei в пресловутый Карфаген, который «должен быть разрушен».



https://russtrat.ru/comments/1591220856-970

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Разрушение мировых институтов: предпосылки и риски. Часть первая
Существующие международные организации (МО) являются институтами, сочетающими функции переговорных (форумных) площадок и аналитических центров, регуляторов и посредников, а также распорядителей по различным сферам межгосударственных отношений. В настоящее время в мире существует более 12 тысяч МО.



Все существующие МО созданы в рамках процессов глобализации, однако часть из них переживает кризис, а часть будет использована для текущей борьбы с конкурентами. Значение политических (форумных) МО снижается (ООН, СБ ООН, ОБСЕ), а значение экономических (МВФ, ВБ, ОПЕК) возрастает.



Политические блоки (ЕС, ЕАЭС, БРИКС, ШОС, ВТО) находятся в процессе изменения статуса в зависимости от расклада сил. Военные блоки (НАТО, ОДКБ) сохранятся и усилят своё значение. Происходит политизация культурно-гуманитарных МО (ЮНЭСКО, МОК, ВАДА) с превращением их в ресурс противостояния сверхдержав.



Конфликт элит в США дал возможность Китаю и России снять с повестки вопрос о реформе ООН, наращивая активность в других форматах.

Усиливается влияние МВФ и ВБ на национальные правительства, мировые научные и деловые круги в части координации в финансовой и торговой сферах. В то же время ВТО полностью утратила значение высшего арбитра в эконмических спорах. Заинтересованность в Вашингтонском консенсусе сохраняется, однако началась борьба за изменение его трактовки.



Соперники США не стремятся нарушить регламент МВФ, но стремятся выгодно встроиться в действующую валютную систему, что означает сохранение возможностей проекции американской финансовой мощи в Евразии, Африке и Латинской Америке.



Возрастает роль НАТО как инструмента давления на конкурентов и подчинения союзников интересам США. Никакие внутренние противоречия и кризисы не способны нарушить трансатлантическое блоковое единство по причине критической зависимости Европы от доступа на рынки, контролируемые США, а также к системе международных расчётов.



Альтернативные расчётные и платёжные системы не имеет решающего значения для высвобождения торговли ЕС от диктата США, контролирующих ещё и морские торговые пути. Это означает сохранение SMIFT в качестве главного канала расчётов, подконтрольного США.

Формат G-20 продолжит вытеснять формат G-7, однако оба форума будут терять прежнее значение по мере ослабления в США глобалистского дискурса и нарастания конфликта элит.



БРИКС в ближайшей перспективе как интеграционный проект теряет своё значение по причине возвращения Бразилии в орбиту влияния США, а также имеющихся разногласий между Китаем и Индией. Россия не готова признать привилегированное право США на влияние в Латинской Америке, как и США не признают привилегированное право России на влияние в СНГ, но в случае такого размена, если он когда-либо станет возможным, БРИКС станет предметом торга между Россией и США. Однако БРИКС усиливается от присутствия России в Африке, даже если это результат двусторонних соглашений.



ШОС в отличие от БРИКС является наиболее перспективным союзом, ибо там главную роль играют два государства – Китай и Россия. С учётом перспектив проекта «Один пояс – один путь



» ШОС способна интегрировать все противостоящие США евразийские государства, что составляет угрозу национальным интересам США.

Однако учитывая важность отношений Китая с США, Пекин держит развитие ШОС в резерве и пока не форсирует его превращение в полноценный экономический и военно-политический блок, усиливая свою переговорную позицию с США. В этой ситуации Россия – нейтральная сила, тогда как США – активная, а Китай – пассивная.



ЕАЭС как интеграционный проект не состоялся пока в задуманном виде по причине разного видения сути интеграции в России, Казахстане и Белоруссии. Казахстан хочет только экономической интеграции, Россия – политической, а Белоруссия фактически строит протекционистскую модель экономики, стремясь получить доступ к российским и казахстанским энергоносителям по внутренним ценам этих государств, при этом полностью закрыв своё пространство от любых форм унификации налоговых и правовых систем.



Кризис ослабил Россию, подтолкнув Казахстан и Белоруссию к усилению многовекторности, которая возможна лишь на условиях отказа от построения любой формы ассоциации с Россией.



Однако для России ЕАЭС – ключевой проект, необходимость сохранения зоны своих интересов при взаимодействии с китайским проектом «Один пояс – один путь».



ОДКБ – организация, позволяющая России мотивировать военное присутствие в Средней Азии в целях контроля границы с Афганистаном для противостояния наркотрафику и проникновению радикального ислама. Средняя Азия и шире – Центральная Азия - это арена противостояния США. Британии, России и Китая, поэтому значение ОДКБ в ближайшее время будет прежним.



ОПЕК трансформируется в «Большую Тройку» КСА, США и России, способную навязать всем другим странам свою стратегию нефтедобычи. Существующий формат ОПЕК становится формой без содержания, ширмой для картельного соглашения трёх государств, два из которых в ОПК не состоят. Это передел нефтяного рынка в пользу крупнейших игроков.



Что ожидать.



Мир явно движется в сторону оформления системы противостоящих блоков, отношения между которыми строятся в режиме перманентного конфликта. Значение силового плеча становится всё более важным ресурсом. Узкие рамки локальных войн на чужой территории, как показал опыт Сирии и Ливии, не позволяет решить проблемы экспансии крупнейших стран, нуждающихся в контроле над источниками сырья, мировыми коммуникациями и рынками сбыта.



С 2007 по 2020 годы в арсенал геополитического противостояния были вовлечены все имеющиеся ресурсы, созданные сверхдержавами. Использовались гонка вооружений, информационная война, финансовое давление, культурная экспансия, подкуп элитных групп, экономические санкции. Ни один из них в отдельности, ни все они в целом не смогли повлиять на позиции оппонентов, что означало наступление кризиса средств воздействия и потребовало новых стратегий. Наступил кризис международных организаций как институтов согласования и управления.



Риск срыва в неуправляемую эскалацию с переходом к ядерному оружию оказался выше ценности политического результата. Поэтому в ситуации тупика традиционных вооружений как средства воздействия на противника пандемия коронавируса фактически запустила сценарий биологической войны как средства трансформации экономического уклада и мировых институтов.



Все попытки оптимизировать управление в условиях эпидемии приводят к ускоренному формированию интегрированной системы наблюдения и контроля за поведением населения. Использование гаджетов позволяет применять геолокацию и электронные расчёты как средства идентификации и принуждения.



Если до эпидемии это встречало сопротивление, то после начала эпидемии общество требует подчинения всех едиными правилам, и те, кто не подчиняется, рассматривается как угроза. Даётся санкция на сворачивание демократии, и общество само требует усиления контроля.



Так в Москве с 6 по 12 апреля впервые было объявлено о применении наблюдения за поведением населения с использованием средств сотовой связи, в результате которого выяснилось, что 3,5 миллиона москвичей в период карантина 6 часов отсутствовали в местах самоизоляции, создавая угрозу для 9 миллионов человек. Это был первый случай, когда не только не последовало ни одного протеста, а напротив, было высказано одобрение мерам по усилению порядка.



Китай доказал, что за счёт лидерства в информационных технологиях при наличии политической воли правящего класса и лояльности населения возможно оперативное решение поставленных задач без потери времени и сил на внутреннюю борьбу. При этом Китай тратит намного меньше сил, чем США, на внутреннее применение манипулятивных технологий.



В США главным направлением исследований стала сфера искусственного интеллекта для достижения глобального превосходства в области войны и конкуренции. Эпидемия снимает многие преграды на пути создания систем централизованного управления тоталитарного типа, и это делает актуальным применение биологических войн для ускорения этого процесса.



Концентрация власти и управления через использование искусственного интеллекта – вот основное направление инвестиций тех финансовых групп, что ищут пути спасения своих активов и своей власти в посткризисном мире. Институты публичной политики и традиционной либеральной демократии будут всё больше сворачиваться как мешающие переходу мировой экономической системы в новое качество, где армия становится непременным средством достижения экономического и политического господства.



Независимо от того, случайным был всплеск эпидемии коронавируса в Китае, или это результат продуманной и подготовленной стратегии, пандемия стала таким же поводом к усилению контроля над обществом, каким был теракт 11 сентября 2001 года в США. Объективная необходимость реализуется в любом случае, используя для этого любой повод. Формула «электронный концлагерь» из пропагандистского мема превращается в актуальную реальность.



https://russtrat.ru/analytics/1591341313-980



Часть вторая в следующем посте.

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Разрушение мировых институтов: предпосылки и риски. Часть вторая
Наложившаяся на давно назревавший системный кризис текущей модели мировой экономики пандемия коронавируса COVID-19 вызвала синергетический эффект в виде резкого снижения, вплоть до полной утраты эффективности, большинства ключевых международных институтов:



1. ООН и аналогичные ей структуры европейского уровня (включая все прочие регионы) из процесса управления миром выключены полностью.



2. Деятельность узкоспециализированных организаций (ВОЗ, ВТО, ОБСЕ, ЕСПЧ) парализована политически, либо критично отстает от динамики развития событий, с полной утратой лидирующей и координирующей роли.



3. Структуры международного финансового сектора (МВФ, ВБ, ЕБРР) лишены привычных ориентиров для прогнозирования будущего, без которых своей работы не представляю, их деятельность продолжается по бюрократической инерции событий.



Столкнувшись с негативными экономическими последствиями эпидемии, особенно вызванными прямым конфликтом карантинных мероприятий с условиями сохранения работоспособности экономики, западный мир демонстрирует ускоряющийся распад единого политико-экономического пространства на отдельные участки, тяготеющие к кластеризации.



США ускоряют выделение своего фрагмента и его оформление в самостоятельную устойчивую автаркию, помимо США территориально включающую в себя Канаду и Мексику, экономика которых и без того критично завязана на американский рынок сбыта.



Экономическая устойчивость американского кластера критично зависит от распространения зоны его контроля на Центральную и Южную Америку. Прежде всего, с целью удержания за собой Панамского канала и захвата контроля над венесуэльской нефтью, а также блокирования работ по строительству Никарагуанского канала, ведущихся Китаем.



Аналогичные цели преследует Европейский союз, но при этом он демонстрирует гораздо более низкую способность к их достижению. Полное самоустранение Брюсселя от координации совместной борьбы ЕС с эпидемией, позднее вылившееся в разрешение странам не соблюдать единые нормы финансовой дисциплины, критично обостряет внутренние противоречия между Еврокомиссией и Европарламентом, с одной стороны, и национальными правительствами стран – членов, с другой стороны, по вопросу о целесообразности сохранения ЕС вообще.



Особенно наглядно проблема проявилась в перекосе при распределении общего бюджета, выделенного ЕС на борьбу с эпидемией. Польша, Прибалтика и прочие страны Восточной Европы добились получения себе большей доли средств, чем государства, сегодня в них нуждающиеся в максимальной степени.



Стало окончательно понятно, что в общем союзе 26 государств Общей Европы, 18 стран просто паразитируют на отчислениях остальных 8. При этом сложившиеся экономические и политические механизмы ЕС стимулируют не экономический рост, а, наоборот, стагнацию регионов.

В качестве примера. Из-за обусловленного карантином закрытия границ Испания лишилась 250 тыс. работников сельского хозяйства, ранее прибывавших на сезон из Венгрии и Болгарии. Что уже создает угрозу посевной, а значит будущему урожаю 2020 года. При этом только по официальным данным число безработной молодежи (в возрасте до 35 лет) в Испании насчитывает 300-320 тыс., но она массово предпочитает сидеть на пособии по безработице, а не работать на фермах.



На фоне происходящего стал очевидным процесс перехода контроля управления от ООН к механизму закрытого клуба лидеров ведущих стран, существующего на данный момент в двух форматах:



А) G7 (Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Британия, США и Евросоюз) представляющего собой сообщество главных держателей денег и основных управляющих их потоками;



Б) G20, представляющего собой Джи-7, расширенный странами, формирующими основные производственные и сбытовые рынки (Аргентина, Австралия, Бразилия, Индия, Индонезия, Китай, Мексика, Россия, Саудовская Аравия, Турция, Южная Корея и ЮАР).

Именно встречи формата G сегодня являются ключевой площадкой принятия основных решений, в максимальной степени влияющих на экономические, финансовые и политические процессы планеты.



Следует отметить явный западноцентричный перекос в формировании состава обоих групп, усиление в них внутренних противоречий, вызванного процессом кластеризации, а также явного несоответствия публичного уровня ряда участников их фактическому состоянию. В первую очередь, это касается Британии, Аргентины, Канады, Южной Африки и Южной Кореи – как государств, и Евросоюза - как государственного объединения. А также откровенного стремления к принижению уровня значимости России и Китая.



Так как законы экономики отменить невозможно, в перспективе ближайших 5-10 лет, экономическая деградация Британии до уровня Польши, а также серьезное сокращение масштабов экономик ЮАР, Аргентины и, вероятно, Южной Кореи приведут к критичному падению их значимости в текущих форматах механизма G с неизбежным переформатированием его состава и пересмотром уровня значимости его членов.



Скорее всего, процесс пойдет по пути замены представителей отдельных стран на представителей ведущих, ими сформированных, кластеров. Таким образом, в новом составе сохранятся США и Китай. Причем значимость последнего существенно увеличится.



Также сохранится Россия, но ее членство пока будет обеспечено не экономическими, а только сырьевыми и военно-политическими факторами, что делает российскую позицию в новом руководящем клубе достаточно неустойчивой.



Отдельно следует отметить уровень сложившихся на данный момент военных союзов, как региональных, так и ключевых, коими сейчас являются НАТО и ОДКБ. При наличии некоторых индивидуальных особенностей, все они утратили главную цель своего существования и испытывают возрастающие внутренние проблемы политического характера.



Прежде всего, из-за увеличивающегося риска военных конфликтов между его членами. Наиболее ярким примером являются греко-турецкие трения и некоторое осложнение в отношениях Турции и России в результате инцидента с Су-24 в ноябре 2015 и ситуации в Идлибе в 2019 – 2020 годах. Схожая по сути угроза существует для ОДКБ в Средней Азии и Закавказье.



Необходимо переформатирование российской внешней политики в направлении синергетического сращивания ее политических и экономических составляющих. В том числе с прямой публичной привязкой получения партнерами экономических преференций от исполнения ими конкретных политических условий.



В идеале требуется коренная доработка общественно-идейной части всех российских базовых интеграционных проектов, от Русского мира до ЕАЭС, постулирующая и конкретизирующая вид и характер результата процесса интеграции как общее единое государство с центральным управлением.



Без решения такой задачи формирование Россией собственного устойчивого кластера, по размеру достаточного для обеспечения экономического роста и хотя бы поддержания уровня технологий невозможно. А без экономического кластера достаточного масштаба останется недостижимой и цель повышения международной роли России в новом формате Джи.



https://russtrat.ru/analytics/1591341685-981

Часть первая в предыдущем посте

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 
Время Лукашенко подходит к концу
Статья 66 0 +0.01 / 1 +0.01 / 1

Время Лукашенко подходит к концу
Если говорить о теме суверенитета всерьёз, то нужно отметить два аспекта вопроса: суверенитет элиты и суверенитет государства. Суверенитет элиты – это её способность не реагировать на оппозицию и общество. Суверенитет государства – это способность элиты противостоять давлению иностранных элит.



С этой точки зрения проблема суверенитета Белоруссии – это суверенитет Лукашенко от общества и отсутствие суверенитета лукашенковского госаппарата от интересов других государств. Причём всю степень несуверенности Белоруссии как государства подчёркивает высокая зависимость лукашенковского режима от третьестепенных государств – Украины, Прибалтики, Польши.




Можно понять зависимость Белоруссии от мнений России, Китая и США. Второй эшелон в виде ЕС и Восточной Европы – это тоже понятно: Белоруссия – маленькая страна. Но критическая чувствительность Белоруссии к действиям Украины и Прибалтики – это крайняя степень несуверенности государства. Когда вассал вассала становится важным партнёром, это признак того, что вы теперь на одном уровне с этими субъектами.




Несмотря на все усилия Лукашенко, слияние России и Белоруссии в любой форме интеграции произойдёт до 2030 года. В суверенитете Лукашенко пробита большая дыра: в выборах участвуют альтернативные персоны, которые даже в случае «победы» Лукашенко превращаются в политиков национального масштаба. Они будут комментировать каждый шаг Лукашенко, каждую его неудачу. Их будут включать во все сценарии, они будут рупором даже не другой повестки, а факта, что поле власти Лукашенко сузилось и продолжает сужаться.




И это самый главный месседж, который послан миру из Белоруссии. У несуверенного государства теперь нет и суверенной элиты. Она пала под напором проблем, неразрешимых в нынешнем формате белорусской государственности.




Когда Россия экономически окрепнет после окончания трансфера в ходе избавления от либерального проекта, наступит эпоха активизации её отношений с Белоруссией. Лукашенко будет гнать страну на Запад, но Запад не примет Белоруссию с Лукашенко. А создавать нечто большее для оппозиции, чем свободу для НКО, Лукашенко не станет. Оформления статуса оппозиции он не допустит, а значит, договора с Западом не будет.




Когда в конце всех этих метаний Лукашенко уйдёт в отставку, условия для слияния с Россией у Белоруссии будут намного хуже, чем теперь. Пока технологический разрыв между Белоруссией и Россией невелик, слияние возможно в виде разделения сфер влияния в экономике и кооперации на основе единого законодательства. Но когда сливаются два несопоставимых по технологическому уровню субъекта, происходит поглощение сильным слабого, а не равноправный договор о совместной деятельности.




Так ФРГ просто проглотила ГДР, вовсе не собираясь с ней кооперироваться. И этому есть причина – потенциал двух государств был несопоставим. В отношениях России и Белоруссии чем дальше, тем больше происходит подобная поляризация. России уже сейчас экономика Белоруссии не интересна. К 30-му году для России союз с Белоруссией будет означать не сложение потенциалов, а отвлечение ресурсов России на гуманитарную миссию.




Лучшим временем для кооперации РФ и РБ был период нулевых – десятых годов. При всей разнице в весовых категориях это могло быть договором партнёров. После 2018 года и дальше выгоды для России в экономическом слиянии с Белоруссией всё меньше и меньше. Теперь для России это вопрос только геополитики и военно-стратегической безопасности. То есть это уже не инвестиции, а затраты на оборону.




Все белорусские конкуренты Лукашенко теперь получили легитимизацию и никуда из информационного поля не денутся. В Белоруссии возникла контрэлита, и это верный признак грядущей ротации элит. Старая белорусская элита деградирует, и остановить этот процесс нельзя, а вот ускорить можно. И лучше самого Лукашенко никто с этой задачей в Белоруссии не справится.

+ 0.01 / 1
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Меморандум Украина-МВФ – последний этап разграбления окраины Русского мира
Меморандум Украины с МВФ, заключённый в конце мая и создающий условия для продолжения кредитования этой новой восточноевропейской колонии США, стал если не сенсацией, то мощным информационным поводом о том, в какую беду попал народ Украины после распада СССР. Даже в нынешней Раде говорят, что за новые условия предоставления кредитов не проголосуют.

Масштаб трагедии Украины перекрывает собой беды всех постсоветских республик бывшего СССР. Впервые в истории этого народа, живущего на западной окраине России, его судьбой так глубоко руководят оккупационные институты внешнего управления. Даже почти полностью уничтоженные индейцы в США так не подчинялись оккупации англосаксов, как ей подчинились украинцы.


Меморандум – это документ, который отличается от договора тем, что фиксирует не обязательства сторон, а их намерения. Но, по сути, меморандум – это новая редакция акта о безоговорочной капитуляции. Он содержит более 13 пунктов, каждый из которых детально прописывает механизм внешнего управления этим несостоявшимся государством.


По сути, это полный социально-эконмический погром Украины, затеянный в целях предотвращения мародёрства туземных вождей. На деле же это передел награбленного в пользу более сильного грабителя.


Из-под власти Украины выводятся полномочия по формированию своей судебной системы – она формируется институтом Запада. Им же формируется налоговая и таможенная политика, пенсионная система и здравоохранение, работа антимонопольного ведомства, Минздрава и НАБУ. Все эти учреждения формируются внешним управлением. Оно же определяет принципы их взаимоотношений с туземными властями.


Утрата суверенности Украины в меморандуме с МВФ настолько велика, что означает катастрофу украинского правящего класса. Первым на тропу войны вышел Игорь Коломойский – у него не только окончательно забирают Приватбанк, но и принуждают вернуть долги, что означает утрату активов на Украине и за рубежом – а это миллиарды долларов.


И если ставленник Коломойского Зеленский вошёл в коллаборацию с демократами США, то известный своей «многовекторностью» Коломойский, затеяв кампанию с компроматом на Байдена и Порошенко, перешёл в ряды сторонников Трампа.


Намерения МВФ угрожают украинскому глубинному государству – забрав власть над судами, НАБУ, АМКУ и бюджетными потоками, они уничтожают основу консенсуса элит, владеющих регионами. Земельный закон ещё больше раскалывает украинский политикум, забирая ещё один ключевой экономический фактор из рук вождей туземцев и передавая его колониальной администрации.


Теперь клятва в верности США означает не ярлык на княжение, а попадание между республиканским молотом и демократической наковальней, где, как ни крутись, будешь расплющен.


Конфликт между группой Сороса и Коломойским означает начало эпохи турбулентностей, способных превысить запас прочности Украины. Даже Аваков подвергся атаке Сороса, а проигравший выборы Порошенко оказался поддержанным МВФ.


Бюджет Украины был перераспределён в пользу здравоохранения и социалки из-за эпидемии, но провозглашенный возврат к курсу 14–15 годов означает поддержку Порошенко. Обнуление Зеленского и продвижение Порошенко не только обнуляет внутриукраинский консенсус по вопросу доверия США, но и превращает Зеленского в висячую пешку. За ним теперь нет ни США, ни Коломойского, ни электората.


Рейтинг Зеленского по данным закрытого опроса для Офиса президента упал с 40% до 28,9%, а фракции «Слуга народа» - с 29,6% до 19,6%. Тенденция падения рейтинга преЗедента сохраняется, и к осени имеет шанс дойти до 19%. На Украине идёт размывание социальной базы проамериканского курса, и драйвером этого процесса становится требование МВФ навести порядок в украинских финансах.


Однако это означает смерть украинского правящего класса. Он готов допустить рост налогов и тарифов для населения, контроль над Нафтогазом, раскулачивание Коломойского, но контроль над госзакупками и приватизацию крупнейших предприятий допустить не может.


Земельная реформа в совокупности с прочими приоритетами МВФ означает покушение на кормовую базу симбиоза госчиновников и олигархов. Они не могут отменить решения МВФ. Но они могут инициировать распад Украины, начав серию конфликтов в отраслях и регионах, чтобы хоть что-то оставить себе.


Саботаж правящего класса Украины способен взорвать страну сильнее, чем война на Донбассе. И предотвратить такой сценарий на Украине сейчас не способен никто. 



https://russtrat.ru/comments/1591461625-987

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Оценка вероятности и практической формы вооруженного конфликта между США и Китаем
США не справились с ролью мирового гегемона и критично ошиблись с реализацией неоколониальной стратегии при переносе промышленного производства в Китай. К 2017 году соотношение Вашингтона и Пекина в части объема промышленного производства достигло 1 к 3, что превратило Соединенные Штаты в нетто-покупателя китайских товаров с огромным значением отрицательного внешнеторгового баланса.

Однако главной проблемой для США является не растущая экономическая мощь именно китайского государства, а проявившаяся неспособность американских властей вернуть под свой контроль бизнес и капиталы транснациональных корпораций. Формально считающихся американскими (Apple, Google, Microsoft, Amazon и т.п.), но фактически ведущих свой бизнес во всем мире и благодаря этому не платящими налогов в бюджет США.


В докладе банка J.P.Morgan отмечалось, что еще на конец 2015 года общая сумма нераспределенной прибыли, лежащая на оффшорных счетах американских корпораций, превышала 1,7 трлн долларов. К настоящему моменту она выросла до 3 трлн или 13,95% ВВП США. И продолжает увеличиваться. За минувшее десятилетие, только десять крупнейших компаний, включая Amazon, таким образом легально уклонились от уплаты 100,2 млрд долларов корпоративного налога.


Предвыборный план Дональда Трампа от 2016 года, основанный на предоставлении репатриантам налоговых льгот в обмен на возврат производства и денег на территорию Америки, не сработал.


В связи с чем правящий истеблишмент взял на вооружение стратегию принуждения, через максимальное обрушение внешнего мира в хаос, создающий неустранимые риски потери бизнеса и денег для ТНК, спасаясь от которого они сами выберут США как единственный вариант, сулящий безопасность для денег. Пусть даже ценой необходимости платить налоги.


Эта цель может быть достигнута только посредством прямой обычной войны между США и Китаем. Но ее реализация требует соблюдения ряда ключевых граничных условий.


Во-первых, она должен произойти строго на территории третьей страны и ограничится ею.


Во-вторых, инициатором нападения на нее должен выступить Китай, обязательно по собственной инициативе. Тем самым автоматически став безоговорочным агрессором в глазах мирового сообщества и норм ООН.


В-третьих, жертва агрессии не должна иметь общей сухопутной границы с КНР, что ограничит НОАК в масштабе сил и средств, привлеченных к операции, а также заставит руководство Китая и командование его армии действовать в максимально стесненных и предельно малоизученных условиях.


В-четвертых, жертва агрессии должна иметь хорошие отношения с США, а также соответствующим образом оформленные юридические соглашения, дающие право ей немедленно обратиться с просьбой об оказании прямой военной помощи к Америке, и позволяющей Белому дому такую просьбу максимально оперативно удовлетворить.


В-пятых, Соединенные Штаты должны иметь возможность вмешаться в конфликт строго как юридически законные защитники против агрессора, причем с гарантией победы над ним достаточно ограниченным нарядом собственных сил и средств. В идеале, без необходимости проведения массовой мобилизации у себя, а также с предельно возможным использованием ударных возможностей авиации и флота.


В-шестых, победа в войне должна достигаться в рамках одной быстротечной операции, исключающей перехода войны в затяжную позиционную форму, а также исключающую риск применения противником стратегического ядерного оружия. По крайней мере, по территории непосредственно США.


Единственной точкой, полностью удовлетворяющей данным условиям, является Тайвань. Он достаточно важен дли КНР. Он расположен достаточно близко. Даже самый фатальный исход боевых действий, включая вмешательство американской армии, не приведет пекинское правительство к мысли о необходимости применения ядерного оружия. В особенности стратегического по территории Америки.


С одной стороны, это ограничивает Китай по масштабу применения силы, с другой – создает возможность нанести китайской армии полное поражение относительно небольшим американским экспедиционным корпусом в одной очень скоротечной компании.


Именно к такой стратегии развития событий Вашингтон и Пентагон активно готовятся на протяжении двух последних лет. В том числе в рамках командно-штабных и практических военных учений.


При этом анализ итогов мероприятий показывает, что одержать верх в такой войне США могут только в случае ее проведения не позднее 2026–2027 годов. Учитывая динамику роста военной мощи и особенно масштабов боевого флота НОАК, в случае затягивания организации конфликта на после 2030 года, Соединенные Штаты в такой войне, скорее всего, проиграют.


Отсюда формируются два ключевых вывода.


Во-первых, главной стратегией предотвращения возникновения прямой войны между Китаем и США является всемерное затягивание ее начала на после 2030 года. Заведомом невыигрываемые войны Вашингтон никогда не начинал и не станет начинать в будущем.


Во-вторых, основным инструментом сдерживания должно являться нарушение исполнения хотя бы одного из шести упомянутых базовых граничных условий. Несоблюдение любого из которых делает упомянутую войну в понимании Вашингтона и Пентагона в принципе невыигрываемоей, а значит бесполезной.



Об этом говорится в докладе Института РУССТРАТ "Оценка вероятности и практической формы вооруженного конфликта между США и Китаем" (полный текст)





+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Ялта 2.0. – реальность или вредоносный дурман?
В экспертном сообществе Телеграм (например, здесь) началась бурная дискуссия - Ялта 2.0. – реальность или вредоносный дурман?

На наш взгляд, Института Русских стратегий, ни то, ни это. Рассуждать о Ялте 2.0. неверно прежде всего по методологическим причинам. Если мы вспомним Ялту 1.0. – то чем она была? Итогом (и то промежуточным) Второй мировой войны.


Главным тут является именно то, что Ялта 1.0. была вызвана необходимостью переговорным путем определить новые границы стран и новые переделы мировой системы. Такого рода вещи не делаются за раз.


Та же Версальская система, сложившаяся по итогам Первой мировой войны, состояла из нескольких договоров. Причем, не обязательно они предполагали подписание многосторонних соглашений Антантой и Центральными державами (например, Рижский договор 1921 года между Польшей и РСФСР). И необязательно проигравшие соглашались с победителями (отказ Турции подчиниться условиям Севрского договора 1920 года).


Большой передел по итогам Второй мировой войны не начинался и не заканчивался в Ялте. Ему предшествовал Тегеран-43, а завершала как минимум Потсдамская конференция июля – августа 1945 года.


Ничего подобного мы сегодня не переживаем. Не определилась расстановка сил, например, та же Германия еще не уверена, стоит ли ей готовится давать бой Соединенным Штатам или может быть все обойдется. Все только начинается.


По сути в наши дни можно говорить только о пактах о ненападении 2.0. и Мюнхенских конференциях 2.0. Те или иные страны и политические элиты еще успеют по несколько раз перебежать из одного лагеря в другой и обратно.


И последнее. Хватит уже ныть, что русских людей обижают подлые англосаксы. «Все врут», - говорил доктор Хаус (упс, англосакс). Конечно, нас будут пробовать разыгрывать, обманывать, втягивать в неприятности. Ну и что?


С теми, кто слаб и ничего из себя не представляет, не ведут игр, их просто аннексируют или им приказывают. Нас будут пытаться надуть? Значит, надо следить за руками и искать удобный случай самим отгрызть у партнеров хороший кусок.


Ведь как говорил еще один англосакс, никто не пинает только дохлую собаку. А Россия – собака живая и резвая.

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Кто победит на президентских выборах в США в 2020
По мере развития нового сезона популярного сериала «Черное зеркало» в формате реалити-шоу, вопрос кандидатуры победителя на предстоящих выборах в Америке незаметно, но неуклонно приобретает повышенную популярность.

Хороший разбор тактической ситуации по нему сделал телеграм-канал Скурлатов live. Он весом, обоснован и логичен. Но, как и многие другие, представляет собой взгляд на происходящее в Соединенных Штатах исключительно сквозь нашу, российскую, призму мировосприятия.


Американский мир устроен сильно иначе. Они по-другому думают, не так воспринимают, оперируют сильно другими ценностями и руководствуются совершенно другой мотивацией.


На предстоящих выборах столкнутся не республиканцы с демократами. Классическая американская двухпартийная система потеряла адекватность еще в десятилетие Буша-младшего (2001 – 2009). Его сменщик – первый черный президент Барак Обама – получил народный мандат «на княжение» за идеи, очень похожие на то, что сейчас в Америке называется трампизмом.


Вспомним. В тот период США достигли главной стратегической цели – разгромили своего главного геополитического противника СССР и стали мировым гегемоном. Во всех смыслах, включая военный. Начинать или не начинать войну (Ирак, Афганистан и целый список других), решала не Генассамблея Объединенных Наций, и даже не ее Совет безопасности. Все определялось в Овальном кабинете. Остальной мир играл роль статистов, к должному моменту необходимое настроение которых успешно готовили СМИ.


Одна беда, американский истеблишмент воспринимал обретенный статус как безусловную индульгенцию абсолютно на все. Правила, нормы, репутация – все это распространялось исключительно «на прочих».


Более того, вместо нового мира торжества единых норм, концепции прав и всеобщего равенства победитель, нисколько не смущаясь, начал строить еще одну колониальную империю, упуская тот простой факт, что с гибелью империй конец Истории не наступает. Жизнь продолжается, и она должна иметь понятный и приемлемый ответ на вопрос – зачем.


Обама найти ответ обещал, но избирателей обманул. Впрочем, он и сам вряд ли его понимал. Потому вместо ускорения прогресса, Америка стала тонуть в лицемерии. Черных уже нельзя называть черными. Жену – женой, отца – папой. Запрещено показывать итоги анализа реальной статистики, например, по преступности. Зато кто угодно может нести какой угодно бред, если он – меньшинство. Пусть даже насквозь искусственное. И, да, почему Бог именно он? Кто сказал, что Бог – мужчина, а не женщина?


Это вовсе не шутка. Американский мир всю его 300-летнюю историю отличался жестким консерватизмом и понятийной преемственностью. Переписывание Библии, снос памятников конфедератам, запрет реальной истории, гендерные революции и все такое прочее – стали разрушать целостность общества как института. Вместо общества все больше появлялась обычная толпа с очень упрощенным сиюминутным мышлением, или чернь. Причем толпа агрессивная из-за абсолютной убежденности в правоте собственных взглядов.


Предстоящие выборы в Америке пройдут не между Трампом и кем-то еще, это выбор ответа на вопрос – как жить дальше. Нюанс в том, что у Трампа внятный ответ на него есть, а демократов – нет. И не только у демократов. Он отсутствует у феминисток, лидеров гендерной революции, сторонников борьбы за расовое равенство и всяких прочих зеленых, голубых, оранжевых и так далее.


Другой вопрос, насколько глубоко прогнила вся политико-общественная система Америки в целом. Совсем не факт, что проигравшие 3 ноября 2020 года спокойно согласятся с поражением. Идею – выборы не решают ничего – уже начали публично обкатывать на митингах в Нью-Йорке, адаптируя майданные технологии, обкатанные в мировых или колониальных провинциях, к применению уже в самой метрополии.

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

COVID-19 и новая экономическая карта мира
Елена Панина — директор «Института международных политических и экономических стратегий — РУССТРАТ», член Комитета по международным делам Госдумы РФ (фракция «Единая Россия»), доктор экономических наук, профессор.



Помимо чисто медицинских и биологических проблем, связанных со спорами о естественной или искусственнной природе коронавируса, о чем мы писали в статье «Битва за коронавирус или проверка боем», пандемия COVID-19 вызвала множество экономических проблем. В первую очередь ввиду обрыва логистических связей вследствие карантина. Так, китайский ВВП по итогам I кв 2020 года упал на 6,8%. Особенно сильно пострадали промышленный сектор (-62%), розничные продажи (-15,8%) и инвестиции в основной капитал (-16,1%).

Компенсировать провал в Пекине надеются ускоренным ростом в оставшийся период и прилагают к этому огромные усилия. Как организационные — по скорейшему запуску работы предприятий, так и финансовые — через программу льгот. Но в любом случае заявленный плановый рост ВВП КНР в 6,4% в 2020 году достигнут не будет.


Пока эта информация не озвучивается даже на проходящей в эти дни сессии Всекитайского собрания народных представителей, перенесенной с марта из-за эпидемии коронавируса.


Кроме того, можно добавить, что и Госсовет Китая отказался определять цели роста ВВП на 2020 год. В докладе о работе правительства Ли Кэцян, аргументируя фактический срыв экономического планирования второй экономики мира неопределённостью на мировых рынках и внешней торговле, заявил что развитие страны будет определяться не цифровыми показателями, а его лозунгами о «шести сферах стабильности» и «шести сферах сохранения» социально-экономической ситуации в стране.


Вместе с тем, самые оптимистичные прогнозы мировых экспертов и банков говорят о росте китайского ВВП в 2020 году, максимум, на 1−1,8%.


Проблема осложняется тем, что восстановление китайской экономики приходится на период продолжения пандемии на основных рынках сбыта — в США и Европе. То есть, даже при наращивании производства, продукцию будет некуда сбывать. Внутренний спрос Китая способен потребить лишь 50−55% производимого. Инициированный Штатами новый антикитайский закон якобы в связи с давлением Китая на Тайвань только закрепит данную тенденцию, обозначив, что США сознательно идут к кластеризации мировой экономики и снижению взаимного товарооборота с Пекином.


Из-за связанности рынков ведущие страны испытывают проблемы даже с противоэпидемиологическими мероприятиями. Например, введенный в Индии запрет на экспорт медицинских препаратов существенно уменьшил производство лекарственных средств в Европе и США, которые в больших объемах используют индийские субстанции.


Совокупные экономические потери мировой экономики на вторую декаду апреля 2020 года достигли 1,3% ВВП или 1,1 трлн долларов. Если нынешние пандемические ограничения не получится преодолеть к концу июля — к началу августа, масштаб мирового спада может достичь более 4% ВВП или 3,5 трлн долларов.


Продолжительность срока пандемии имеет серьезное структурное влияние на характер экономического масштаба. Сейчас под ударом оказалась в первую очередь сфера услуг, падение оборота в которой превысило 89%. Она формирует наибольшую долю возникшей безработицы, но при этом дает наименьшую (не более 4%) долю налоговых поступлений в бюджет.


Если спад мировой экономики, вызванный коронавирусом, продлится хотя бы до середины лета, под ударом окажутся торговля и производство товаров массового спроса. У 40−50% населения просто закончатся деньги не только на долгосрочные, но и на повседневные нужды.


Эта проблема будет носить длительный характер, так как общий экономический спад не оставит рабочих мест с высокой зарплатой. Людям придется работать почти на любых условиях, следовательно, за небольшие деньги, что законсервирует проблему низкой платежеспособности спроса на длительный период.


К началу апреля, относительно января, 2020 года объем авиаперевозок снизился на 75%, турпоток сократился на 92%, масштаб мирового промышленного производства просел почти на 9%. В том числе, на 17% в Европе и на 22% в США.


Уровень безработицы в США за два месяца поднялся с 3 до 20 млн человек или 11,2% трудоспособного населения. Вызванный эпидемией рост безработицы в России уже вырос с 2,5 до 3,4 млн человек.


За 75-летнюю историю существования МВФ побит рекорд единовременных заявок на финансовую помощь от более чем 90 стран. Характерно, что Фонд предоставляет целевую помощь не на поддержание экономики. Как заявила Глава МВФ Кристалина Георгиева, что для стран с резко падающей экономической активностью деньги должны пойти на зарплаты врачам и медсестрам, на поддержку больниц и отделений неотложной помощи, создание временных госпиталей.


То есть, переводя на язык логики, на консервацию мер борьбы с коронавирусом, а не на восстановление и нормальное функционирование нормальной социально-экономической жизни. При этом МВФ обещает удвоить объём выделяемых ресурсов с 50 до 100 миллиардов долларов, а общий объём ресурсов, который Фонд готов мобилизовать, составит около 1 триллион долларов.


При близкой к нулевой ставке этих кредитов следует ожидать стандартного набора политико-экономических требований МВФ к руководству развивающихся стран с уже известными последствиями. Учитывая катастрофические бюджетные разрывы в этих странах, речь может идти о попытке поставить под контроль ключевые промышленные активы.


Далеко не случайно эксперты полагают, что к концу года баланс Федрезерва вырастет до размеров, равных половине экономики США — 10−12 трлн долларов. В таком случае он будет сопоставим с балансом ЕЦБ, который уже приближается к половине ВВП Еврозоны. По сути, это будет означать мягкую национализацию финансовых рынков под лозунгом их спасения от эпидемии и кризиса.


Нет сомнения, что в том же ключе, как в случае выделения 8 млрд долларов Украине, будут действовать Всемирный банк и ЕБРР. Сцепленное условие для Украины — закон о продаже земель сельхозназначения.


Этот же вывод доказывает и прирост ГКО США на балансе ФРС, характеризующий скорость работы печатного станка. Его текущая скорость более чем на порядок превосходит предыдущие рекорды QE-1−2-3. Печатный станок не только полностью покрывает новый выпуск ГКО, но еще столько же ФРС выкупает на вторичке у тех компаний, которые бегут с рынка.


Если напомнить, то в период QE1−2-3 рекордом была монетизация $120 млрд ГКО в месяц. Теперь же это $70 млрд в день. Рост скорости можно оценить в 2000%. В октябре-ноябре 2008 году в самый пик кризиса со стороны ФРС в экономику было влито 1,3 трлн долларов. За апрель-май 2020 года — уже 2,2 трлн долларов.


В медиа США и биржевых кругах не модно вспоминать динамику реального сектора США, но мы все же вспомним — прирост индустриального производства США по сравнению с 2007 годом составил лишь 4,76% (это в феврале, т. е. до начала вирусной истерии). Таким образом, скорость работы печатного станка США растет, по меньшей мере, в 500 раз быстрее выпуска реальной продукции (которая как бы и должна обеспечивать денежную массу).


У КНР из всех экономик мира оказались не выпущенными из-под контроля рычаги управления. Китай сохранил потенциал глобальной экспансии — если не натуральным экспортом, то финансовой помощью. Тем самым КНР может составить альтернативу основанным на гиперэмиссии денежной массы кредитным экспансиям ФРС.


В таком столкновении взаимоисключающих потоков не может не появиться искушения тотального сноса мировой финансовой системы, основанной на долларовой валютно-резервной системе.


Исходя из вышеизложенного, из ситуации с эпидемией коронавируса можно сделать вывод о том, что коронавирус является легкой формой биологического оружия, выпущенного в мир определенной частью мировой элиты с целью проведения социально-организационного эксперимента.


Целей эксперимента много. К основным можно отнести следующие:


а) посмотреть на организационную и социальную реакцию населения и руководства ведущих стран мира, кто, что и как будет делать;


б) определить наиболее болевые и наиболее стабильные узлы государственной инфраструктуры (медицинской, транспортной, промышленной, энергетической и т.д.) ведущих стран мира;


в) посмотреть, как страны будут решать возникающие конфликтные ситуации;


г) проанализировать реакцию мировой финансовой, транспортно-коммуникационной, энергетической, пищевой и сельскохозяйственной и других отраслей;


д) создать предпосылки для массовой чипизации населения. Кто будет контролировать чипы, тот и будет мировым правительством. Местные правительства будут в статусе наместников центральной мировой власти.


Прошедшие месяцы эпидемии позволяют говорить, что результат, то, ради чего затевались эти командно-штабные учения — получение информации — достигнут. Первичная информация по отраслям мировой экономики и странам практически собрана, предстоит этап ее изучения, обработки, анализа и систематизации.


Эпидемия показала, что биологическое оружие является гораздо более эффективным видом нападения, чем ядерное. Нет радиоактивного заражения территории, нет разрушения инфраструктуры, главное — нет понятного врага, по которому надо наносить ответный удар.


Многие эксперты сегодня говорят, что осенью-зимой будет вторая волна. Однако есть опасения, что это будет не просто вторая волна, а новый вирус, который соединит в себе SARS, МЕRSи COVID-19. И вот это будет уже гораздо более смертоносное биологическое оружие. Поэтому и работать надо нашим ученым, военным вирусологам не только на разработку вакцины от COVID — 19, но в первую очередь на разработку мер противодействия возможному новому смертоносному биологическому оружию.


Возможно, рост численности населения, исчерпаемости мировых ресурсов, а также такой оперативный фактор как появление в России, США и Китае лидеров, готовых сломать глобалистский проект будущего мира, привел мировое глубинное государство к выводу о том, что необходимо предпринять серьезные шаги, по своим масштабам превышающие теракт в Нью-Йорке в 2001 году, для сохранения своего влияния над миром.


Скорее всего, «операция коронавирус» была задумана для того, чтобы положить китайскую экономику и на этом остановиться. Однако Китай выдержал это нападение. Одновременно был запущен нефтяной и финансовый кризис. В результате, вместо нападения ведущие мировые лидеры оказались в ситуации обороняющихся. Но в любом случае, командно-штабные учения дадут своим организаторам нужные результаты — штаммы А, В и С бьют по различным этническим группам.


Для мирового правительства всякие международные законы, стоящие выше национальных, общий рынок труда и капитала, являются простой маскировкой внешней экономической экспансии с целью максимизации размера выкачивания ресурсов и прибыли из подконтрольных территорий.


Текущая денежная модель экономики обладает критично низкой степенью устойчивости к негативным факторам. Особенно динамичного характера. Господствующая демократическая модель организации общества имеет низкую адекватность управленческой модели.


Наибольшую эффективность демонстрируют как раз не демократические, а централизованные патерналистские общества и государства. Возможно, одна из целей пандемии состоит в том, чтобы перейти от модели демократического либерализма к модели цифрового либерального тоталитаризма.


Господствовавшая после развала СССР геополитическая организация мира устойчивость потеряла. США не способны исполнять роль гегемона по причине утраты понимания многогранности базовых смыслов этого понятия. При этом Китай заменить США не в состоянии.


Более того, любая подобная попытка приведет к миру, еще более колониальному, чем нынешний. Следовательно, по аналогии с историей распада Древнего Рима, мир ожидает продолжительный период Темных веков.


Ключевым процессом ближайшего будущего станет распад общего мира на изолированные политико-экономические кластеры. В том числе с разрушением множества (большинства) ныне существующих союзов и объединений. В первую очередь это коснется Евросоюза, НАТО и сложившейся системы отношений в Восточной Европе, Средней Азии и на Ближнем Востоке.


Все это ведет к переделу мира, где невозможность ядерного конфликта компенсируется возможностями биологических войн. Вирусы — это новые ресурсы войны, а COVID-19 — первый прецедент активного использования биологического оружия в борьбе за передел сфер влияния. С другой стороны, инициаторы открывают ящик Пандоры, когда и антидот из-за мутаций вируса может не спасти.


Возникновение новой мировой войны в горячей форме при этом крайне маловероятно из-за недопустимо высокой затратности процесса и отсутствии экономических целей, способных окупить расходы. Однако всплеск локальных вооруженных конфликтов более чем вероятен.


Самой сложной проблемой ближайшего периода станет поиск новых устойчивых форм экономической организации общества. Чем бы дело ни закончилось — госкапитализмом или безусловным базовым доходом — мир ожидают сильные потрясения, масштаб которых превышает все, с чем он сталкивался за прошедшие после Второй мировой войны 75 лет.


Гиперэмиссия доллара и евро — дестабилизирующий валютный риск и важный стимул к кластеризации и созданию системы альтернативных валют, эволюционирующих от электронных клиринговых систем до устойчивых валютных союзов с собственными электронными платёжными системами и резервными валютами (криптовалютами) наиболее сильных государств.


Разрушение намерений в создании таких систем — ещё один стимул для США и глубинного государства с центром в Лондоне к применению биологического оружия как главного фактора разрушения экономики и власти государств-конкурентов.


Таким образом, эпидемия помогает решать задачу снижения сопротивления переделу мира на условиях глубинного государства в такой вариант кластеризации, где глобализм по-американски будет сохранять все свои прежние позиции, лишая преимуществ всех прочих владельцев кластеров.


США, выражая интересы глубинного государства, будут стремиться встроиться в полицентричный мир в качестве единого общего полюса, сохранить контроль над местными валютно-финансовыми системами и будут использовать для этого все возможные и невозможные средства.


Новая экономическая карта мира сейчас находится в процессе оформления. Применение вирусов в сочетании с торговыми войнами, военным давлением, технологическим лидерством, включая социальные технологии и технологии гибкого опережающего управления, применение искусственного интеллекта в использовании интегрированных автоматизированных систем управления, работающих с большими базами данных, господство в сфере СМИ — вот инструменты борьбы за границы на этой карте и коды доступа в отдельные кластеры.



https://russtrat.ru/analytics/1590230839-890

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Зачем Берлин выходит из шпионских игр Европы?
Слухи о выходе Германии из секретного европейского разведывательного альянса Maximator означают целенаправленный выход Берлина из-под американского контроля. Когда власть «мирового гегемона» критично ослабела - ошейник стал соскальзывать сам собой.

Хотя Maximator позиционируется европейским аналогом разведывательного союза США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии, известного под именем Five Eyes (Пять глаз), в действительности о нем известно мало.


Якобы еще в 1976 году одна из датских спецслужб предложила немецким и шведским коллегам негласно объединить усилия для повышения эффективности и сокращения суммарных расходов на разведывательную деятельность. Через два года к альянсу присоединились Нидерланды, через девять лет – Франция.


Европейский разведывательный кооператив следил более чем за 75 странами мира. В частности, британские успехи в Фолклендской войне в значительной степени обуславливались доступом Лондона к шифрованной военной и дипломатической информации Аргентины, перехватывавшейся и вскрываемой альянсом Maximator и негласно передаваемой британцам.


Хотя о деталях можно поспорить, в целом слухи довольно веские основания под собой имеют. История с покупкой рядом европейских разведок, включая немецкую BND, с США вскладчину, европейского производителя аппаратуры шифрованной связи Crypto AG и выведения его в абсолютные монополисты рынка с целью продажи его оборудования со шпионскими закладками, сегодня подтверждена неопровержимо.


Выход ФРГ из «Максиматора» означает сознательный шаг Берлина по обретению геополитической субъектности и независимости от США.


Разрушается евроатлантическое единство как основа для сотрудничества. У входящих в тайный междусобойчик разведчиков стран слишком сильно расходятся стратегические цели и интересы. Это негативно сказывается на взаимном доверии, особенно критично важном в сотрудничестве подобного рода. А без доверия невозможна сама кооперация. Пропадает уверенность в достоверности и своевременности получаемых сведений.


Пока над «кооперативом имени Штирлица» негласной, но неустранимой тенью стояло разведывательное сообщество США, а оно спокойно допустить существование подобного масштаба структуры вне американского контроля не могло точно, у «Максиматора» был смысл.


Сегодня Америка напрямую превращается в противника Европы, а значит, не может продолжать принуждать европейские страны к сотрудничеству в рамках единой геополитической линии. Особенно когда их собственные долгосрочные интересы начинают крайне существенно расходиться. И Германия эту новую ситуацию прекрасно понимает.


Кроме того, для немцев членство в Maximator перестало приносить ощутимую практическую пользу, а реорганизовать сложившийся механизм только в собственных, исключительно европейских, интересах оказалось нерешаемой задачей.


И все. Конец истории. Общеевропейской, вероятнее всего, тоже. Европейский союз, в его текущем виде, был нужен исключительно Соединенным Штатам, в том числе для сдерживания потенциала роста в первую очередь Германии, потом – Франции. В американских интересах. Пропали они – испарился и смысл дальнейшего существования Общей Европы.


Важно отметить, что сегодня ее сохранение прямо противоречит долгосрочным стратегиям всех крупнейших геополитических акторов планеты: США, России и Китая.


Так что выход Германии из MAXIMATOR означает очень плохой сигнал для будущего ЕС в целом.



https://russtrat.ru/comments/1591869861-1022

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

«Польский казус» должен быть отчеканен стальными буквами
Елена Панина — депутат Госдумы, директор Института Русских стратегий (РУССТРАТ)



Инцидент на польско-чешской границе с вторжением польских солдат в Чехию, захватом и удержанием там часовни, хотя и в анекдотичной форме, но вновь напомнил о территориальных претензиях Польши к сопредельным государствам.

Россия, как никто другой, постоянно сталкивается со стороны Польши с враждебными выпадами, клеветой и дезинформацией. Русофобия там родилась не сегодня и имеет глубокие исторические корни. Как и чванство вперемешку с неблагодарностью ко многим своим соседям, не только к России, но к ней в первую очередь.


В этой связи нелишне напомнить о некоторых страницах истории. Как раз в эти дни исполнилось 205 лет с окончания в 1815 году Венского конгресса, на котором в течение нескольких месяцев решалась судьба постнаполеоновской Европы, и где наиболее остро стоял именно польский вопрос.


Решающую роль в победу над Наполеоном внесла Россия, однако на Конгрессе она оказалась во враждебном, хотя и льстивом, окружении. Англия, Австрия и Пруссия, объединяемые интригами австрийского канцлера Меттерниха, к которому присоединился представлявший побежденную Францию Талейран, пытались создать такое послевоенное устройство Европы, которое бы сдерживало и ослабляло влияние России.


И как показали дальнейшие события, антирусская стратегия Меттерниха успешно сработала, приведя в итоге к Крымской войне 1853−1856 годов объединенного Запада против России. По масштабу и характеру эту войну можно считать предтечей последующих мировых войн.


Всех этих сложностей Российская империя, разгромившая в 1812 году непобедимую французскую армию, могла бы избежать. Могла! Если бы последовательно руководствовалась своими национальными интересами. Однако Александр I, стремившийся играть роль вершителя судеб Европы, угождая своим личным амбициям, пренебрег интересами своей страны, сделав ее заложницей в европейских политических играх.


Русская армия прошла всю европейскую кампанию 1813−1814 годов, обильно полив своей кровью поля сражений. Для Александра I это была приемлемая цена за то, что он въехал в Париж победителем. Россия же, которая понесла колоссальные потери в войне с Наполеоном, взамен не получила ничего. Более того, выгодоприобретателями от включения польских земель в состав Российской империи оказались страны Западной Европы, стремившиеся любой ценой ослабить возросшую мощь российского государства.


И польский вопрос здесь оказался как нельзя кстати. В свое время Наполеон создал из остатков Речи Посполитой, доставшихся во время ее предыдущих разделов Пруссии и Австрии, так называемое Герцогство Варшавское. Возрождать полноценное польское государство в планы Наполеона не входило, ему нужен был всего лишь послушный вассал как плацдарм для нападения на Россию. Не случайно даже слова «Польша» в названии марионеточного Герцогства Варшавского не было.


Западные державы хотели довершить уничтожение Польши как таковой и предлагали разделить Герцогство Варшавское, в основном, между Австрией и Пруссией. И Австрия, и особенно Пруссия, проводили на захваченных польских землях политику последовательного онемечивания. Ни польскому языку, ни польской культуре в этой политике места не было.


Однако за поляков вступился Александр I, находившийся под сильным влиянием своего друга детства, польского князя Адама Чарторыйского. У того же были далеко идущие планы: воспользоваться защитой императора России для того, чтобы со временем возродить Речь Посполитую, близкую к ее прежним границам. В том числе, и за счет русских земель в Белоруссии и на Украине.


Считается, что на Венском конгрессе Россию в польском вопросе поддерживала Пруссия. Но это поверхностный взгляд. На самом деле Пруссия преследовала сугубо свои антироссийские интересы, и в создании Царства Польского в составе России видела мину замедленного действия под нашу государственность.


Известны слова канцлера Пруссии Гарденберга: «Сила России скорее ослабеет, чем увеличится от этого нового Польского королевства… Поляки будут пользоваться привилегиями, каких нет у русских… И скоро дух двух наций станет в совершенной оппозиции».


Англия и Австрия, соглашаясь на создание автономного Царства Польского в составе Российской империи, тоже рассчитывали, и не без успеха, использовать этого польского «троянского коня» для ее внутреннего ослабления.


Многие умные люди в России предупреждали Александра I об опасности включения Польши в состав Российской империи. Однако император, продолжая играть роль, якобы, вершителя судеб народов Европы и самого великодушного правителя, выступил с идеей образования Царства Польского в составе России с широкими правами автономии.


Щедрость Александра I была поистине «царской». Благодаря России на карте сохранилось само название «Польша». Более того, Александр I даровал Царству Польскому конституцию, в которой он отказывал своему народу. Причем с невиданными привилегиями: выборный Сейм, неприкосновенность личности, свобода прессы и вероисповедания, армия (да-да, собственная польская армия) и, наконец, использование польского языка во всех официальных документах.


Чем же отплатила нам Польша? Двумя кровопролитными восстаниями 1830−1831 и 1863−1864 годов, которые сопровождались невероятной жестокостью по отношению к русским солдатам и мирному белорусскому и украинскому населению. Территория Польши на многие годы стала рассадником преступности в России. На польских землях, пользовавшихся автономией, находили прибежище многие криминальные авторитеты, которых не могли там достать российские правоохранительные органы.


Державы Запада фактически создали в Царстве Польском плацдарм для подрывной и террористической деятельности против России и внутри России. Пользуясь западной помощью, поляки вели по всей стране террористическую деятельность, финансировали боевиков партии эсеров, делали все возможное для подрыва государства российского.


Такова была цена за желание Александра I «очаровать» поляков и всю Европу. «Властитель слабый и лукавый», — сказал о нем А.С.Пушкин. Отсутствие геополитического мышления, заискивание перед Западом, желание в своем либерализме быть «святее Папы Римского», всегда дорого обходились нашей стране. В конце XX века Михаил Горбачев также стремился «очаровать» западных лидеров, которые в 1991 году с улыбками на лицах похоронили Советский Союз. И Польша здесь опять была в первых рядах.


Сегодня правящие польские круги играют неприглядную роль американского форпоста в противостоянии с Россией в расчете на то, что Америка поможет восстановить историческую Речь Посполитую. Но этого никогда не будет. Полякам западные стратеги из НАТО и США уготовили сомнительную честь «пушечного мяса».


В российской внешней политике «польский казус» должен быть отчеканен стальными буквами. Мы никогда не были и не будем с Польшей ни союзниками, ни даже временными попутчиками, хотя никто не сделал для сохранения Польши на карте Европы больше, чем Россия.


Бессмысленно апеллировать к польскому здравому смыслу или обвинять Польшу в черной неблагодарности. В геополитике не обижаются, а делают выводы. И вывод этот состоит в том, что Польша всегда стремилась быть орудием против России самой сильной в конкретный исторический период державы Запада. Сейчас это США.


Польша будет угождать Америке даже в ущерб Евросоюзу. Как угождала она Наполеону в ущерб Пруссии и Австрии. С такой страной возможно только минимизированное мирное сосуществование. И абсолютно прагматичный подход в экономических вопросах. Отсутствие иллюзий в отношении Польши уже делает нас сильнее.

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Случится ли война НАТО против НАТО из-за Ливии
В 2011 США сломали Ливию вовсе не из-за золотого динара, запустить оборот которого планировал Каддафи, и не из-за проекта орошения водой из подземных хранилищ пустыни. Вашингтон преследовал совершенно иную цель – подрыва внешней экономической базы Евросоюза для облегчения себе его захвата в рамках плана по подписанию договора TTIP. По итогу склонить Брюссель к согласию на корпоративные трибуналы у дяди Сэма не вышло, но Ливии это не помогло.

Почти десять лет там фактически продолжается гражданская война четырех противоборствующих сторон: Ливийской Национальной Армии (ЛНА) маршала Хафтара и части довоенного парламента; прозападного Правительства Национального Согласия (ПНС); местных клановых группировок, лавирующих между теми и другими ради выгадывания личных преференций; исламистских радикалов, воюющих за ИГ (организация запрещена в России).


И хотя стараниями СМИ две последние группы уже давно не упоминаются, а противостояние сводится только к противостоянию ЛНА и ПНС, в действительности мы наблюдаем начало нового большого передела Средиземноморья из-за необходимости многих участников решить там свои проблемы из-за усиливающегося политического и силового вакуума, вызванного деградацией регионального доминирования США.


Именно отсюда возник парадокс, когда одни члены НАТО - Турция и Италия (на стороне ПНС) находятся по разные стороны местного фронта с другими, тоже членами НАТО - Францией и Грецией (на стороне ЛНА).


Осложняется дело наличием в ливийском вопросе собственных интересов России и ОАЭ, стремления всех участников добиться контроля над добычей ливийской нефти, и желания Анкары использовать победу в локальной войне в Ливии в качестве разменного ресурса в спорном вопросе прав на нефтегазовое месторождение возле Кипра.


В дополнение ко всему в ливийскую кашу публично выразил желание вмешаться Египет. С одной стороны – для купирования исламистской угрозы с территории, подконтрольной ПНС, а это как раз на ливийско-египетской границе. С другой – ради возможности получения преференций одновременно от России и Франции.


С третьей – для повышения геополитической значимости Египта в традиционной и застарелой конкуренции местных элит за доминирование большом Средиземноморье и локально в исламской части африканского континента. В противовес суннитским монархиям Залива, шиитскому Ирану и кемалистской Турции.


Пока все это не закончится ничем. Времена, когда внутренние разногласия европейские державы разрешали в прямых войнах на периферии колоний давно прошли. Так что ожидать операций французского иностранного легиона против турок в Ливии ожидать не стоит.


Идея сыграть чужими руками, вроде египетской армии, тоже имеет мало шансов на успех. Ас-Сиси прямо влезать в чужую гражданскую войну желанием не горит. Победа в ней требует воплощения слишком жестоких мер, вроде тотального геноцида, что будет крайне неодобрительно встречено мировым сообществом. Да и завоеванные земли непосредственно к территории Египта присоединить никто не позволит.


Остается единственный вариант – оказывать поддержку лидерам местных движений, что всеми акторами процесса и реализовывается. Но эти лидеры достаточного масштабного перевеса в поддержке населения не имеют. И даже если добиться ощутимой значимости кому из них и удается, остальные, включая союзников, начинают на фаворита поглядывать с завистью и подозрением. Мол, не слишком ли много власти он себе набрал, не пора ли остудить. Чем все заканчивается – хорошо видно на примере маршала Хафтара.


И пока расклад в этом уравнении существенно не изменится, процесс гражданской войны в Ливии будет продолжать топтаться на месте.



https://russtrat.ru/comments/1591909502-1026

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Грозит ли миру новая нефтяная война членов ОПЕК+?
В одном из Телеграм-каналов задали интересный вопрос о практическом смысле прогноза Управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США, предполагающего на III квартал 2020 года дефицит мирового предложения нефти в 2,9 млн б/с, что в нынешнюю картину мира как бы совсем, мягко говоря, не укладывается.

При общем предложении в 97,4 млн б/с и совокупном спросе на уровне 92,5 млн, должен получаться избыток в 4,9 млн б/с, а никак не дефицит. Не намекают ли в Вашингтоне на наличие там планов исключить из списка живых какого-нибудь крупного добытчика и экспортера, вроде Ирака или Ирана?


Считаем необходимым высказать наше мнение на этот счет. Нет, основания для теории заговоров в американском прогнозе отсутствуют полностью. Что убедительно доказывает обыкновенный калькулятор.


По данным на март 2020 года прогноз ОПЕК на II квартал выглядел простым. Спрос ожидался на отметке в 99,73 млн б/с. Избыток предложения оценивался в 2–2,2 млн б/с, что приводит к цифре самого предложения в 101,7–102 млн б/с.


Позднее оказалось, что даже после сокращения добычи странами ОПЕК на 7 млн б/с и падением сланцевой добычи США на 1,1 млн б/с, избыток предложения на рыке, оцениваемый на основе объемов загрузки нефтехранилищ, включая арендованные танкеры, находился на уровне 1,2–1,6 млн б/с.


Отсюда следует, что предложение на данный момент составляет (102–7–1,1=) 93,9 млн б/с. С учетом известного размера запасов, фактический спрос находится у отметки 92,3 млн б/с.


В июне 2020 года страны ОПЕК+ договорились довести сокращение своей добычи до 9,6 млн. б/с. Даже если сланцевики США сумеют не просесть у себя ни на каплю, то все равно выходит минус 2,9 млн б/с дополнительно. Следовательно, общая мировая добыча составит 91 млн, что примерно на 1,3 млн б/с ниже расчетного спроса.


Как минимум уже из одного этого видно, что проседание объема предложения над спросом достигается без какой бы то ни было войны. Фактически его формирует коллективная политика ОПЕК+.


Остается понять вероятный источник возникновения разницы в 2,9 – 1,3 = 1,6 млн б/с. И он, очевидно, один. Представленные выше расчеты исходят из допущения о прекращении падения объемов американской сланцевой добычи.


Но мы знаем, что волна банкротств в нефтедобывающем секторе США продолжается. Слишком много долгов возникло под объемы будущих продаж, которые не состоялись. Являлось проблемой лишь достаточно точная и обоснованная оценка масштаба потерь.


Именно эту работу и проделало Минэнерго США. Если усилиями всех остальных стран дефицит предложения нефти складывается на отметке в 1,3 млн, а Минэнерго видит его в 2,9 млн, то значит 1,6 млн б/с это как раз и есть ожидаемый американским правительством размер дополнительного падения американской сланцевой отрасли в текущем году.


И никаких угроз Ираку или Ирану. Просто калькулятор.



https://russtrat.ru/comments/1591910712-1027

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Мониторинг событий недели от Института Русских стратегий - РУССТРАТ
Европа

Со ссылкой на анонимные источники Der Spiegel сообщил, что решение США о сокращении количества американского контингента в Германии застало правительство ФРГ врасплох.


Издание утверждает о вероятном выводе к осени с.г. до 15 тысяч военнослужащих США. Ранее Reuters проинформировал о приказе Дональда Трампа сократить численность военного персонала США в Германии. Агентство приводит данные о намерении к сентябрю 2020 года вывести из Германии до 9,5 тысяч военнослужащих.


Начавшийся «развод» в НАТО происходит на фоне политического разрыва между Германией и США. Можно утверждать, отношения двух партнёров находятся в самой нижней точке в истории со времён Второй Мировой войны.


Канцлер ФРГ Ангела Меркель отвергла приглашение Трампа на саммит G7, мотивируя это решение позицией администрации США по «Северному потоку – 2», в частности угрозой введения дополнительного пакета санкций – в данном случае против страхующих компаний.


Комиссар по внешней политике Еврокомиссии Жозеп Боррель заявил, что начинается «азиатский век» вместо американского. Этому предшествовал ряд заявлений о нежелани Евросоюза становиться «младшим союзником США» в борьбе с Китаем. Нынешнее заявление следует рассматривать как готовность вести самостоятельную внешнюю политику на азиатском направлении.


The Wall Street Journal приводит информацию источников в Пентагоне о том, что Соединенные Штаты решили демонстративно наказать ЕС в лице Германии как ведущего лидера ЕС. Вывод войск США из Германии рассматривается как демонстрация готовности ослабить немецкую обороноспособность.


На этом фоне проявленная официальной Варшавой инициатива переместить выводимые из ФРГ войска в Польшу скорее свидетельствует о стремлении США политически отколоть «строптивую» Германию от остальных членов Евросоюза.


Это позволяет сместить акценты внимания на попытку размена: ослабленный без Германии ЕС отходит в зону национальных интересов США, а Германию, как заявили оппозиционные Трампу политологи, он «дарит России». Тем не менее, это укладывается в общую тактическую доктрину кабинета Трампа, направленную на расчленение Евросоюза.


Фоном к этим событиям послужило заявление Канцлера ФРГ Меркель о том, что экономика страны находится в беспрецедентно критическом состоянии.


«Мы находимся в самой тяжелой экономической ситуации в истории ФРГ. Это нужно просто уяснить… Мы все не знаем, как долго нас будет сопровождать эта пандемия… Мы, конечно, не можем заглянуть в будущее, но, я думаю, мы действовали правильно»,— сказала госпожа Меркель в эфире немецкого телеканала ARD. Канцлер напомнила, что одобрен пакет мер по стимулированию национальной экономики в €130 млрд.


На фоне ослабления Германии возрастает политический вес Австрии. Канцлер Австрии Себастьян Курц продолжает продвигать всё более чётко читаемую доктрину создания австроцентрического альянса в пределах бывшей империи. У него повысились шансы выйти из короновирусных мероприятий с наименьшими потерями.


Прежде всего, Австрия как нейтральное государство не обременяет бюджет блоковыми обязательствами по военным расходам, и в текущей ситуации это дало Курцу дополнительные козыри на ближайшем внешнеполитическом контуре. В него входят Хорватия, Венгрия, Словения, Словакия.


Существенный шаг к повышению политического веса и одновременно – демонстрация управляемости стратегического взаимодействия – акция примирения с Сербией всего политического руководства Хорватии.


22 апреля, несмотря на официальный карантин, президент, премьер, спикер парламента и (неофициально) самый перспективный кандидат на должность министра обороны Франьо Хабулен возложили венок памяти на месте усташеского концлагеря Ясеновац, в котором во время Второй Мировой войны массово уничтожались сербы.


Не исключено, что Курц активно включается в «югославский вопрос», не впрямую используя хорватов. Это особенно важно в связи с предстоящей электоральной перезагрузкой правящих элит в Европе, прежде всего в конкурирующей с Австрией ФРГ.


Северная Америка


Президент США Дональд Трамп заявил о том, что готов ввести пошлины на все автомобили из Европы, если Евросоюз не отменит пошлины на американских лобстеров. Это будет «эквивалент плюс», - резюмировал президент Штатов. Главу Белого дома привел в негодование тот факт, что точно такие же лобстеры, которые поставляет соседняя Канада в Европу, под пошлины не попадают.


Трамп подчеркнул, что в настоящее время европейские автомобили оказываются на рынке Штатов совершенно бесплатно, что, учитывая «лобстерный вопрос» - весьма «странно».


Также Трамп напомнил, что до этого в переговорах с Евросоюзом уже обсуждался вопрос ввода пошлин на автомобили, и все они провоцировали Европу тут же упразднить пошлины на некоторые товары из США.


Несмотря на карикатурность ситуации, вероятно речь идёт о тестировании Трампом властей ЕС на предмет податливости в экспортно-импортных отношениях. Помимо «ковбойской» риторики в русле предвыборной кампании, речь может идти о подготовке США экспортного плацдарма в Европе.


В среду фьючерсы на основные американские фондовые индексы показали серьёзный рост. Большинство трейдеров угадало сохранение базовой ставки ФРС на уровне 0-0,25% годовых. Промышленный индекс Dow Jones рос на 0,15%, индекс высокотехнологичных компаний NASDAQ – на 0,87%, индекс широкого рынка S&P – на 0,32.


Аналитики прогнозируют замедление темпов роста потребительских цен в США до 0,2% в годовом выражении с апрельских 0,3%. Также в мае дефицит бюджета США снизился на 15,3% и составил 625 миллиардов долларов против дефицита почти в 738 миллиардов в апреле.


Более чем вероятно, что Трамп отобьет атаку майданной франшизы и выйдет победителем в этом предвыборном эпизоде. Прежде всего из-за того, что здесь проявляется фальстарт. Дотянуть тему до осени явно не удастся. Попытка перехвата «прикормленного» прямыми субсидиями во время короновируса афроамериканского населения обнуляется экономической повесткой республиканцев.


Азия


В центре внимания – информационные импульсы из Казахстана. Президент Токаев заявил, что строительство американской военной базы на территории страны не обсуждается. Понятно, что это реакция на то, что в повестке этот вопрос был.


Новость совпала с информацией о планах Госдепа США поддержать грантами в Казахстане проекты, направленные на «оказание юридической помощи» журналистам, обучение сотрудников местных СМИ английскому языку. В целом это свидетельствует об обострении борьбы за Казахстан меду КНР и США.


Вполне вероятно, что ситуация чревата майданным сценарием. Возможно – это заготовка на случай кончины Нурсултана Назарбаева. В этом контексте прошлогодние протесты в Астане можно рассматривать как репетицию. Видимо, новость о заражении короновирусом пресс-секретаря президента Казахстана Берика Уали отражает остроту внутриполитического напряжения в республике.  





https://russtrat.ru/comments/1592065735-1039

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

К настоящему моменту критичность разрушения прежней экономической (и вытекающей из этого политической) модели мира стало окончательно очевидным.
Наблюдается пересечение двух базовых тенденций. Привычные механизмы «контроля и учета», на основе которых с 90-х годов ХХ века формировалось представление о происходящем, в соответствии с которым принимались управленческие решения, утратили актуальность.
Например, страны ОПЕК больше не управляют мировым рынком нефти, а Саудовская Аравия оказалась не союзником, а прямым конкурентом американскому проекту «сланцевой революции» и вытекающей из него стратегии США по восстановлению экономического доминирования над миром.
С другой стороны, концепция общемирового свободного рынка утратила своих главных бенефициаров. В первую очередь – Соединенные Штаты, оказавшиеся неспособными продолжать выигрывать в экономической и торговой конкуренции. В Европе – по энергоносителям с Россией. У себя дома – по промышленным товарам и передовым технологиям с Китаем. Вообще в мире – с российским вооружением.
Единственной стороной, сохраняющей заинтересованность в сохранении прежнего экономического мироустройства оказывается Китай, но Вашингтон категорически противится этому даже ценой разрушения общего рынка как такового.
В результате общее торговое, экономическое и теперь политическое пространство распадается на отдельные регионы, тяготеющие к кластеризации. Доминантом в ЮВА становится Китай. На обоих американских континентах – Соединенные Штаты, пытающиеся собрать «к себе» максимально большое число государств АТР. Включая Австралию и Новую Зеландию.
Еще борьба ведется за окончательную принадлежность Японии, Ю.Кореи и Индии. Ради чего Вашингтон даже пытается запустить в оборот новый топоним – индо-тихоокеанский регион.
Евросоюз находится в состоянии неопределенности, предполагающей две наиболее вероятные перспективы будущего: упрочнение ЕС вокруг Брюсселя с ростом антироссийской направленности результата и переформатирование нынешней Общей Европы ближе к смыслу изначальной идеи Союза угля и стали в формате «Европы двух скоростей».
Интересам России больше соответствует второй вариант. Но в любом случае «постковидный мир» явно требует переориентации российской внешней торговли на Китай и ЮВА. Дальнейшее ее сохранение в критичной (около 70%) зависимости от торговли только с Европой стратегически ошибочно.
Вторым направлением приложения усилий в экономической и политической экспансии окажется Африка. Это важно, так как Черный континент сегодня остается единственным, даже последним оставшимся, доступным направлением российской экономической экспансии, в котором отставание России в гражданских передовых технологиях наименее заметно.
Айфоны последней модели африканцам мало интересны, а вот менее дорогие, но более эффективные, чем западные, вооружения – наоборот пользуются большим спросом. Что открывает для Москвы хорошую перспективу менять высокотехнологичное оружие на сырье и доступ к их внутренним рынкам сбыта.
Также новые экономические условия, несмотря на их первоначальную негативность в смысле падения цен на энергетический экспорт, открывают варианты качественной перестройки фундаментальной модели отношений с соседями по постсоветскому пространству.
С переходом от абстрактных идеалистических мотивов и целей всевозможных сближений и интеграций, сложившихся на представлениях первой половины 90-ых годов на этапе распада СССР, к чисто прагматичной модели обмена ресурсных преференций на конкретные условия, прямо предусматривающие вхождение территорий в состав РФ на правах обычных регионов.
Это является необходимым условием формирования Россией собственного устойчивого экономического и политического кластера, имеющего перспективу в следующем раунде геостратегической конкуренции в XXI веке.
ДОКЛАД
«Контуры постэпидемиологического мира через призму национальной безопасности России»

Скрытый текст


https://russtrat.ru/reports/1592167337-1043

Отредактировано: РУССТРАТ - 15 июня 2020 08:39:57
+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Интеграционные проекты США, Китая, ЕС и России в свете эпидемии COVID-19
Оценка ситуации.

Конфликт интеграционных проектов США, Китая, ЕС и России использует ситуацию эпидемии COVID-19 для коррекции стратегий своей экспансии. При этом экспансия осуществляется нелиберальными средствами в ситуации фактического демонтажа глобальных международных институтов, что подрывает базу экспансии и усиливает дезинтеграционные тенденции.


Полноценная экспансия центров силы может осуществляться на базе новой модели глобальной экономики, что будет сопровождаться острой борьбой за вытеснение США из прежней зоны господства с формированием зон резервных региональных валют. Возникает потребность в создании клиринговых валют, используемых по факту в сложившихся кластерах.


Интеграционные проекты глобальных сверхдержав строятся на их базовых преимуществах: у США на основе капитала, у Китая на основе дешёвой рабочей силы, у ЕС на основе технологического лидерства, у России на основе экспорта углеводородов. Российская стратегия сопрягается с европейской и китайской, усиливая их проекты, американская конкурирует со всеми проектами, подавляя их и подрывая их потенциал.


В связи с этим постэпидемиологическая ситуация с точки зрения безопасности России характеризуется усилением противоречий США, Китая и ЕС и расширением возможностей для политического манёвра для России одновременно с возрастанием экономических и военных рисков в зоне Центральной Евразии.


Контуры зоны нестабильности вокруг России обусловливают предлагаемые решения. SWOT-анализ основных факторов, влияющих на проблему национальной безопасности России с учётом ситуации COVID – 19:


СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ


1. Ослабление геополитической роли Азербайджана как поставщика нефти и газа на рынки ЕС в обход России в связи с падением спроса и снижением цен на углеводороды.


2. Рост внутренней напряжённости в Турции и Иране, что снижает их активность в Закавказье.


3. Обострение напряжённости в Персидском заливе.


4. Усиление уязвимости Казахстана от логистики через Россию.


5. Продолжение трубопроводных газовых проектов между Россией и Германией.


6. Сохранение спроса на российское зерно в Египте.


7. Конфликт между США и другими нефтедобывающими странами.


СЛАБЫЕ СТОРОНЫ


1. Падение спроса на энергоносители в связи с эпидемией в странах-импортёрах.


2. Зависимость структуры экономики России от экспорта энергоносителей.


3. Влияние США и Турции в Закавказье.


4. Продолжение экспансии Китая в Среднюю Азию.


5. Отсутствие влияния на постсоветские элиты в СНГ.


6. Внутренняя расколотость российских элит по вопросу проекта будущего.


7. Зависимость от системы международных расчётов и сохранение корпоративного долга в долларах США.


ВОЗМОЖНОСТИ


1. Сохранение напряжённости между Индией, Китаем и Пакистаном.


2. Эскалация конфликта элит внутри США и между США и ЕС.


3. Трудности финансирования военных бюджетов стран НАТО.


4. Конфликт между США и Китаем, в результате которого повышается себестоимость американской продукции и снижается её конкурентоспособность.


5. Падение прибылей американских ТНК в результате принудительного ухода из Китая и возвращения в США.


6. Рост конфликта между ТНК и американской администрацией.


7. Усиление значения России для Китая в ситуации конфликта с США.


УГРОЗЫ


1. Сужение спектра возможностей для США экономически и политически сохранить своё глобальное доминирование.


2. Активизация экспансии ЕС в Белоруссии.


3. Падение спроса на энергоносители в ЕС.


4. Рост активности конкурирующих региональных держав в борьбе за удержание контроля и передел рынков.


5. Продолжение демографического кризиса традиционных государствообразующих наций в Европе.


6. Зависимость ЕС и России от импорта рабочей силы из мусульманских стран.


7. Неустойчивость мировых финансовых рынков в перспективе ближайших трёх лет.


8. Зависимость от США в сфере интернет-технологий в период превращения массовых коммуникаций в средство информационной войны.


9. Отсталость России в области станкостроения и полупроводниковой базы.


10. Уязвимость внутриполитической ситуации в России от внешнеполитической конкуренции за модель будущего технологического уклада.


В связи с изменением потенциалов глобальных конкурентов в России начался переходный период, характерный ослаблением прежних либеральных элит и недостаточной силой их оппонентов.


Форсирование выхода из переходного периода так же опасно, как и его затягивание, однако концентрация кризисных факторов является двигателем перемен, а концентрация противоречий приводит к концентрации рисков. В результате долгосрочные прогнозы на основе экстраполяции прошлых тенденций становятся недостоверными, и в политике начинает доминировать импровизация с переходом к ручному управлению.


Такой подход означает рост социальной конфликтности, так как требует перераспределения власти внутри элитных групп с ограничением возможностей конкурентов и монополизацией ресурса в руках узкой правящей группы.


Сопровождающийся рост социальной конфликтности будет поводом для внешнего вмешательства во внутренние дела всех конкурирующих мировых центров. Возрастает степень неопределённости и нагрузки на существующие аналитические системы в плане определения границ приемлемых рисков.


США непременно будут стремиться заполнить вакуум влияния в Закавказье, возникший от ослабления Турции и Ирана, с целью не допустить усиления позиций России в этом регионе. Сужение экономических факторов воздействия будет компенсировано военными и политическими факторами.


Закавказье имеет тенденцию стать в ближайшие три года ареной ожесточённой борьбы с США, особенно в контексте соперничества с Россией и Китаем за центр Евразии. Это, прежде всего, борьба за контроль над Арменией и поставки углеводородов из Азербайджана через Грузию.


В связи с эпидемией коронавируса перспективным для США направлением становится разжигание внутренней конфликтности в Ингушетии и Дагестане с перспективой расширения очага конфликта до противостояния с Чечнёй и федеральным центром.


Терроризм в данной ситуации не будет использован как основной метод воздействия в связи с риском разгрома ячеек и консолидации населения и федерального центра. Весь упор будет сделан на агентурную работу внутри республик и максимально возможное использование слабости аппарата местной власти, включая конфликты тейпов и местных элитных кланов.


Неизбежное усиление давления США на элиты ЕС ускорит внутреннюю консолидацию сторонников суверенизации Европы, однако это означает её раскол, где западноевропейское ядро в лице Германии и Франции столкнётся с противостоянием более зависимых от США и Британии элит Бельгии, Италии, Румынии, Польши, Хорватии и Прибалтики. Выжидательную позицию займут Чехия, Словакия, Венгрия, Сербия и Австрия.


Эти страны всё больше будут образовывать своеобразную серую зону внутри европейской части блока НАТО. Занятая реваншем в Сирии Турция, колеблющаяся между Россией и США в зависимости от конъюнктуры, будет добавлять нестабильности в конфликте ЕС и США по поводу отношения к Китаю и России.


Усиление субъектности ЕС стимулирует его отдаление от США, однако нельзя ожидать их полного раскола. Борьба за влияние в Центральной Европе станет в ближайшее десятилетие полем активной игры для США, Китая и России, однако возрастание субъектности ЕС означает для России рост угрозы на своих западных границах.


Растущая агрессивность ЕС в Белоруссии и на Украине выгодна России тактически в плане взаимной нейтрализации ЕС и США, но стратегически закрепление там господства Запада недопустимо. Стратегия газопроводов в Европу усиливает не только конфликт Германии и США, но и зависимость России от Германии.


Падение спроса на газ в среднесрочной перспективе ослабляет позиции Германии в давлении ЕС на Россию, что должно быть использовано для торга по поводу помощи России в отношениях ЕС и Китая.


Окно возможностей будет сохраняться до 2024 года, где решающим событием будут не итоги президентских выборов в США, а итоги президентских выборов в России. От их исхода зависит, каким путём пойдёт постэпидемиологическая Европа в XXI веке, и как это скажется на безопасности России.



https://russtrat.ru/analytics/1592166757-1042

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Отказ Токио от американского ПРО: торговля или бунт?
Министр обороны Японии Таро Коно выступил с громким заявлением. Его ведомство официально уведомило кабинет министров страны о приостановке развертывания в Японии американского наземного позиционного района ПРО Aegis Ashore.

Хотя формально решение о реализации проекта было принято японским правительством еще в 2017 году, на данный момент работы продвинулись не сильно. Власти префектур Ямагути и Акита (юго-запад и север острова Хонсю, соответственно) до сих пор не дали разрешения на строительные работы. И вот теперь министр обороны их остановил снова. В этот раз по соображениям безопасности и дороговизны.


Теоретически комплекс Ashore представляет собой тот же самый морской Aegis, только расположенный на суше. Однако на практике с ним там явно что-то не так.


Можно не переживать, когда отработавшие блоки падают в море, но японцам не нравится перспектива их падения на окружающую базу плотную жилую застройку. Таро Коно упоминает не только очевидно неудачное решение со сбрасываемыми стартовыми разгонными блоками, в письме силового ведомства отмечаются и другие многочисленные недочеты технологического характера.


Можно предположить, что причиной недовольства оказалось знакомство японских военных с фактическими характеристиками комплекса, изначально позиционировавшегося Вашингтоном как система, гарантированно способная защитить всю территорию Японии от баллистических ракет любых типов. Похоже, что не всю, не от любых, да и вообще сомнительно, что способна.


Как всегда, подозрительным совпадением оказалось изменение позиции Вашингтона в вопросе денег. Во- первых, цена проекта за три года поднялась с 890 млн долларов за комплекс до 2,5 млрд за оба или почти в 1,5 раза относительно первоначальной сметы. Во-вторых, на этапе уговоров речь шла о зачете суммы в общий объем японских финансовых обязательств по японо-американскому военному сотрудничеству. Составляющему примерно те же 2,5 млрд долларов в год.


Теперь Вашингтон поднял размер «союзнического налога» до 8 млрд и позиционировал проект развертывания пятого позиционного района ПРО как обыкновенный военный заказ японского правительства для обеспечения собственных оборонных нужд. Но с доступом США к условной «красной кнопке». А раз речь идет о японской инициативе, то и платить за поставку Токио должно полностью из своего кармана.


Эта история вроде как выглядит обычными международными бюрократическими играми. На протяжении минувших десятилетий младшие партнеры США время от времени устраивали показательные бучи, легко подавляемые Вашингтоном с помощью денег. В том смысле, что платил всегда Вашингтон. И чаще всего даже не деньгами, а преференциями в доступе к своему внутреннему потребительскому рынку.


Однако сегодня отлаженный механизм сломался. Соединенные Штаты от союзников хотят все больше денег, но не имеют ничего равноценного предложить взамен. Настолько сильное не имеют, что проявлять фронду начинают даже совсем недавно абсолютно бесправные лимитрофы.


Похоже, темпы деградации американской мировой гегемонии начинают ускоряться. Если в конце нулевых вопрос стоял – сумеют ли США сохранить майку лидера до конца нынешнего века, то сегодня возникают сомнения в способности остаться в ней хотя бы до 2030 года.

+ 0.00 / 0
   
РУССТРАТ  

Слушатель

Карма: -0.20
Регистрация: 20.05.2020
Сообщений: 67
Читатели: 0
 

Джонсон не собирается защищать Британию от вандалов и экстремистов
Борис Джонсон пригрозил жестко разгонять всех, включая поддерживающих полицию футбольных фанатов. «Эти марши и протесты потеряли смысл из-за насилия и нарушения существующих требований» - сказал премьер. Он подчеркнул, что «расизму нет места в Великобритании», необходимо «работать над тем, чтобы это было именно так».

Ирония происходящего заключается в том, что раздражающее Джонсона насилие – это массовые драки, возникшие в Лондоне в субботу, 13 июня, между футбольными фанатами, вышедшими помогать полиции защищать памятники от массового вандализма радикалов из антифа.


Заявление британского премьера похоже на попытку запереть ворота конюшни после того, как лошади из нее разбежались. Нет, формально Джонсон как бы прав. В любой стране, монополия на насилие должна принадлежать государству. Граждане имеют право на выражение протестов, но строго в мирных и обязательно законных формах. Вандализм к ним не относится. И массовые драки на улицах - это тоже безусловно плохо.


Вот только драки в Лондоне и других городах Британии возникли не сами по себе. Они являются закономерным результатом предельно аморфной позиции самого государства по абсолютному большинству остро спорных вопросов. В том числе касающихся собственной культурной и исторической основы общества, как такового.


Именно западное, в данном случае британское, государство вырастило движение антифа, вскормило его радикализм, и убедило в наличии у них права крушить все вокруг и вести войну с памятниками. Собственно, видя неспособность полиции обеспечить порядок и предотвратить вандализм, на улицы вышли футбольные фанаты.


Закончилось все предсказуемо – драками между фанатами и леворадикалами, а также активистами движения за права чернокожих Black Lives Matter (BLM). В ответ на что Джонсон обещает расширить полномочия полицейских, в том числе позволить им шире применять слезоточивый газ и водометы.


Но все это абсолютно никак не решает главную проблему, приведшую общество к радикальной либеральной вакханалии. Тот факт, что государство намерено одинаково жестко «бить» как расшатывающих государственный институт либеральных леворадикалов, так и стремящихся его защищать футбольных фанатов, байкеров и военных ветеранов, служит очень плохим индикатором.


В руках государства силовой инструмент еще остается, но в его голове понимание – где, когда, как и для достижения какой цели его следует применять, - уже отсутствует. Что означает утрату государством опоры на общество, как таковое. Такая тенденция всегда раньше в истории оборачивалась глубокой и длительной Смутой.



https://russtrat.ru/comments/1592234484-1051

+ 0.00 / 0
загрузить следующие сообщения: 20 из 24
 2  3 След→
 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Статистика:
За сутки вы написали в этой ветке: сообщений
Дата последнего сообщения в этой ветке за сутки:
Сейчас на ветке:
Всего: 0, Гостей: 0, Пользователей: 0, Мобильных: 0
  1. >
  2. Форум >
  3. Авторский раздел >
  4. Институт международных политических и экономических стратегий – РУССТРАТ
Глобальная Авантюра © 2007-2020 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.




Яндекс.Метрика