регистрация забыли пароль? вход через соцсети:
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники МойМир Яндекс Google
Глобальная Авантюра
ФОРУМ
главное меню
  1. >
  2. Форум >
  3. Исторический раздел >
  4. Эвакуация на Восток. Всё о великом подвиге и великом чуде спасения.....

Эвакуация на Восток. Всё о великом подвиге и великом чуде спасения.....

 2 След→
 
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 
Эвакуация.... «На Восток».
Дискуссия 65 0 +0.08 / 4 +0.08 / 4

С захватом Украины государство потеряло почти все источники сырья для производства стали, а в Донбассе -- 60% угля. На Востоке -- за Уралом -- в Сибири и Центральной Азии приходилось начинать все сначала -- полностью восстанавливать производство, вновь монтировать заводы и разрабатывать новые месторождения. Несмотря на оккупацию больших районов страны, удалось не только увеличить выпуск боевой техники и материалов, но также добиться количественного и качественного превосходства над техникой врага. С конвейеров стали сходить новые виды вооружения, и уже к концу второго года войны советская военная промышленность превзошла германскую. Морозов, Кошкин, Кучеренко -- конструкторы революционно-нового танка «Т-34». Яковлев, Туполев, Лавочкин, Ильюшин -- конструктор знаменитого «Ила». Рабочие и инженеры героически трудились плечом к плечу на победу. Основной работающей силой были женщины. Им пришлось овладевать непривычным делом и преодолевать горесть. Не одна русская женщина до этого не работала у доменной печи, в шахтах и рудниках. Но тыл -- это не только заводы. Это и киностудии. В степях Казахстана Эйзенштейн снимал «Иван Грозный». Актеры, художники, поэты, ученые -- все вносили свой вклад. Труппа Малого Театра дала достаточно денег, чтобы построить целую эскадрилью истребителей. Русская Православная церковь пожертвовала деньги на танковую колонну. Но хуже всего была детская доля -- многие остались сиротами, многие были разлучены со своими родителями в хаосе эвакуации, многие были ранены, голодали. Им пришлось слишком рано познать страх, боль и одиночество...
Отредактировано: AndreyK-AV - 03 июня 2018 14:25:05
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.08 / 4
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 
Равная величайшим битвам.04 Опыт войны
Дискуссия 57 0 +0.07 / 3 +0.07 / 3

Эта документальная киноэпопея об эвакуации промышленности на Урал и в Сибирь во время Великой Отечественной войны — самое знаменательное событие последних десятилетий на фоне всего, что посвящается памяти Великой Победы..Когда говорят «фильм о войне», обычно подразумевается, что это фильм о сражениях (либо на фронте, либо в тылу противника). И в редчайших случаях вспоминают о тыле. Четырехсерийный фильм кинокомпании «СНЕГА» «Равная величайшим битвам» — об эвакуации на Урал заводов и фабрик из европейской части страны. А заводы и фабрики — это не только станки и прокатные станы, но это в первую очередь люди, многие из которых так и остались на Урале до конца своих дней. Всего в годы войны на Урал было эвакуировано 667 предприятий.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.07 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 


Крупнейшим пунктом промышленной эвакуации является уральский регион, разместивший к осени 1942 г. на своей территории оборудование и рабочую силу более 830 предприятий, 212 из которых приняла Свердловская область. Прибывшие на Урал заводы и фабрики использовали три основных варианта своего обустройства:

- одни занимали помещения родственных по профилю предприятий;

- другие вынуждены были осваивать мало приспособленные к примышленному производству площади;

- третьи располагались на пустошах и сами возводили цеха и административно-управленческие корпуса.

В Свердловской области прибывшие в эвакуацию заводы или полностью сливались с однопрофильными, значительно усиливая их производственную мощность, или начинали самостоятельную деятельность, становясь основоположниками новых отраслей уральской промышленности. Уралмаш, разместив на своих площадях Ижорский завод и ещё несколько оборонных предприятий, превратился в колоссальную мастерскую по производству бронетехники. На территории Уралвагонзавода разместились Харьковский завод им. Коминтерна и Мариупольский завод, образовав Уральский танковый завод. Серовский металлургический завод принял основное оборудование Краматорского и Сталинского металлургических заводов, Кировградский медеплавильный — оборудование Невского химического завода. Заметно увеличился выпуск реактивных миномётов в результате соединения производственно-технических потенциалов Уралэлектроаппарата и воронежского завода “Коминтерн”. Уральский турбомоторный завод, обединившись с 5-ю эвакуированными заводами, стал крупнейшим в стране производителем дизель-моторов.

Эвакуация Кировского и Ижорского заводов началась в первых числах октября 1941 г. По указанию Сталина в начале октября составляется план отправки на Урал оборудования танковых и кооперирующих с ними предприятий. Согласно решению Совета народных комиссаров (СНК) СССР № 734 от 4 октября и приказу Народного комиссариата танковой промышленности (НКТП) № 50сс от 6 октября 1941 г., танковое производство Кировского завода вместе с кадрами эвакуировалось на Челябинский тракторный завод (ЧТЗ), а производство танковых пушек — на Уральский завод тяжелого машиностроения (УЗТМ). Бронекорпусное производство Ижорского завода переводилось на Уралмаш и завод № 78.

Таким образом, процесс эвакуации и перемещения мощностей танковых и кооперирующих с ними заводов на Урал можно условно разделить на два этапа.

Первый (июль — август 1941 г.) — расширение танкового производства на Урале за счет переброски части специалистов и оборудования действующих предприятий с запада страны и размещения их на местных машиностроительных предприятиях.

И второй (сентябрь — декабрь 1941 г.) — эвакуация всех танковых предприятий запада страны на восток (в том числе и на Урал) и слияние их с местными предприятиями.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.07 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

О работе железнодорожниках во время войны. "Эшелоны на Берлин"
Победа в Великой Отечественной была бы невозможна без работы людей, которые не принимали непосредственного участия в боевых действиях. С первых дней войны на железнодорожников легла огромная нагрузка. Именно от их работы зависели важнейшие стратегические задачи первых дней войны: эвакуация мирных жителей, заводов и предприятий с Запада на Восток, подвоз к линии фронта боеприпасов и солдат, уничтожение железнодорожных путей при отступлении, а при наступлении ­ их восстановление.

"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.09 / 5
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 
На всю оставшуюся жизнь…
Дискуссия 48 0 +0.10 / 5 +0.10 / 5

На всю оставшуюся жизнь…
«На всю оставшуюся жизнь…» — телевизионный, чёрно-белый художественный фильм 1975 года, вторая экранизация повести Веры Пановой «Спутники».

Этот фильм, выпущенный к 30-летней годовщине Победы, представляет собой ремейк фильма «Поезд милосердия» (1965 год). В нём 4 серии, повествующие о фронтовом санитарном поезде, который называют «поездом милосердия». Четыре года там спасают раненых. Тонкая режиссёрская работа Петра Фоменко и хорошее воплощение актёрами ярких и точных образов медиков и пациентов воссоздают все страшные ощущения кровавой войны, которая стараниями врачей и медсестёр стала милосердной для солдат. Одним из сценаристов фильма стал Борис Вахтин, родной сын писательницы Веры Пановой, автора литературной первоосновы фильма.

Песня из кинофильма.

В начале 70х годов прошлого века, был в пионерлагере который располагался на станции Пионерская, между станциями Санаторная и Алкино, это на Запад от Уфы.
Алкино было известно как место формирования воинских частей во времена Великой Отечественной,а Санаторная прямо по названию.
Сама железная дорога в тех местах идёт вдоль реки Дёма, и к 70м годам местность вся была дачно, курортно, санаторная, "отдыхательная" для жителей Уфы, благо электрички бегали регулярно и часто.
И вот мы из лагеря убежали в сторону Санаторной, дети же были, любопытные. Наткнулись на аккуратное и ухоженное кладбище, емнип тянувшиеся вдоль дороги. Зашли и увидели обелиск, где написано что здесь похоронены умершие в госпиталях, а далее могилы, фамилии, даты смерти, даты аж от 1941 по 194х какой то довоенный....
Вот от последнего дрожь пробрала, когда дошло что раненые лежали и умирали в госпиталях через годы после войны. А ведь слышали про это, знали, а тут увидели.....
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.10 / 5
  slavae
   
   
slavae   Россия
Москва

Слушатель

Карма: +36.60
Регистрация: 21.03.2013
Сообщений: 17,376
Читатели: 2
 
Как?
Ведь Вы тут описываете сколько сил было брошено на эвакуацию
ВСЕ.
Или какие эшелоны везли раненых с фронта и снаряды на фронт?
Где они?
Все вывозят ЗАВОДЫ
И кто тут сумашедший?

Эвакуация шла на восток, а снаряды нужно было везти на запад.
Отредактировано: slavae - 04 июня 2018 11:46:34
Империя - это мир, и этой идеологии достаточно. Мы живём в самой лучшей стране в мире и все нам завидуют.
Одушевлённое Одевают, Неодушевлённое Надевают.
+ 0.04 / 3
  slavae
   
   
slavae   Россия
Москва

Слушатель

Карма: +36.60
Регистрация: 21.03.2013
Сообщений: 17,376
Читатели: 2
 
Напряжение
Дискуссия 49 1 +0.16 / 10 +0.28 / 17

Я уже давал ссылку в военном разделе, ну пусть и здесь будет.
Отсюда

Об интенсивности переброски войск на запад осенью 1941-го


Этот пост, наверное, надо было сделать ко Дню Победы. Но - пусть будет хотя бы и сейчас, всё равно материал интересный. В ходе работы над путеводителем Транссиба перелопачиваю множество ведомственных изданий и книг, и периодически попадаются крайне любопытные цифры. В частности, о пиках работы Транссибирской магистрали в войну, в книге "ВСЖД. 100 лет" Иркутского университета (1998).

Абсолютных пиков интенсивности движения было два - в октябре-ноябре 1941 г. и в мае-июне 1945 г. Они превышали обычную пропускную способность дороги в 2,5 - 3 раза. Были и локальные пики, связанные с движением грузов ленд-лиза и доставке оружия и боеприпасов при подготовке операций, это в основном вторая половина 1943 и 1944 г. Но речь сейчас о первом из них, пике осени 1941-го.

Так вот. Базовая цифра - 315 тыс. вагонов с войсками и воинскими грузами, которые были доставлены под Москву с начала октября по начало декабря 1941 г. именно из восточных районов СССР (И.В. Ковалёв), и примерно 70% из них либо было пропущено через Восточно-Сибирскую ж.д., либо формировалось на её станциях и проследовало через западную точку дороги. Интересно посчитать интенсивность движения этого пика, чтобы воочию представить предельное напряжение сил страны (некоторые цифры я для наглядности и удобства буду немного округлять). 70% от 315 тыс. вагонов - это 220,5 тыс. вагонов. Период для удобства возьмём в 60 дней (скорей всего, он был чуть больше, до 5 декабря, но это для подсчёта некритично) - весь октябрь и весь ноябрь 1941. Итак, чтобы пропустить эту колоссальную массу военных грузов и эшелоны войск, через ст. Тайшет следованием на запад надо было пропускать 3675 вагонов в сутки. Это, понятно, без учёта остального движения по магистрали - которое, хотя и было предельно сокращено, но всё равно не останавливалось. Ведь надо снабжать местную промышленность сырьём, перевозить эвакуированных, пропускать санпоезда на восток, подавать порожняк под погрузку в восточные районы, осуществлять маневры и т.п.

Насколько велика пиковая нагрузка в 3675 вагонов/сутки для железной дороги? Если взять стандартный воинский эшелон того времени для среднего паровоза класса Э или СО, то это примерно 60 вагонов в двухосном исчислении (скорей даже, 50-55, но возьмём бОльшую цифру). Конечно, были и тяжеловесы с 4-осными - где везли габаритную технику, но были и людские поезда более лёгкой массы с мобилизованными или с л/с перебрасываемых с ДВ дивизий. Усредняя, можно принять за основу 40-вагонный эшелон в 110-120 осей, с примерно третью тяжёлых четырёхосных вагонов в составе. Тогда получается, интенсивность переброски равно 3675/40 = 92 эшелона в сутки, или воинский состав каждые 15 минут (!). Причём это - непрерывно и круглосуточно в течение двух месяцев подряд!


Такая была колоссальная нагрузка на Транссиб в начале войны, и дальше в книге пишут, что в отличие от ситуации весны-лета 1945-го, переброска 1941-го была практически без крушений и сходов. А в 1945-м, напротив, в дорогу во время войны вкладывалось относительно мало средств, она работала на износ и в ходе переброски войск и техники на восток - для войны с Японией - сходов составов было не один и не два, да и с запасом рельс на замену были проблемы, их в 1944-45 поставляли американцы.

Так что, как ни крути, а в предвоенную эпоху Кагановича (при всём моём сложном к нему отношении) успели сделать очень много для того, чтобы Транссибирская магистраль выдержала такое страшное напряжение. К 1940 переложили дорогу с непрочного песчаного на щебеночный балласт, пропускающий воду и неразмываемый паводками, положили тяжелые рельсы Р-50, построили второй путь на участке от Карымской до Ворошилова-Уссурийска в 1936-40 гг. (а это, на минуточку, 2900 км главного хода), на дорогу пришли мощные паровозы, внедрение автосцепки было в самом разгаре, и благодаря этому постепенно уходил в прошлое главный ужас движенцев - разрывы составов на перегоне. И страшно даже подумать, чтобы было бы, если бы на Амурской ж.д. до 1941 не успели положить вторые пути со вторыми мостами и капитально переустроить средние и малые мосты (при Российской империи основной дорогой считалась КВЖД, туда шли главные деньги и ресурсы, но к 1937 г. она уже была продана, да и проходила по чужой территории).


Ещё интересный момент - почему могли позволять себе такую роскошь, как ставить 2 пассажирских паровоза под эшелон вместо грузового и пропускать составы с такой высокой скоростью (практически как в XXI веке)? Это тоже объяснимо. Потому что в августе-сентябре 1941 г. ж/д сеть СССР сильно сократилась за счёт немецкого наступления, и около 80% локомотивов с оккупированных районов перегонялось в тыл. В том числе и на Транссиб: туда, к примеру, пришло много скоростных ИС-ов с западных магистралей. И не только они. Было даже некоторое перенасыщение дорог локомотивами - которое, правда, к исходу 1942-го уже не чувствовалось, так как паровозы работали на износ.

* * *
В общем, вот так и воевали. "Вопреки Сталину, вопреки Кагановичу".
Согласно версии современных медийных пропагандонов, некий абстрактный народ непонятно под каким управлением за 2 месяца сформировал 8000 воинских эшелонов (и выделил на это остро необходимые ресурсы и квалифицированную рабочую силу!). Затем народ абстрактно перебросил непонятно кем сформированные и обученные войска за 5000-9500 км от мест довоенной дислокации в кратчайшие сроки - прямо к выгрузочным станциям вблизи мест сражений Московской битвы, и осуществлял управление движением на полигоне в 9000 км, согласованное с командованием фронтов и Ставкой ВГК, а также централизованное снабжение эшелонов топливом и остальными припасами.
Ну а адекватным людям понятно, что все эти удивительные результаты не могли быть достигнуты без квалифицированного управления транспортом (и не только им) и без предварительной подготовки полигона движения.
Империя - это мир, и этой идеологии достаточно. Мы живём в самой лучшей стране в мире и все нам завидуют.
Одушевлённое Одевают, Неодушевлённое Надевают.
+ 0.16 / 10
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Дороги побед – цикл документальных фильмов об истории Куйбышевской железной

Дороги побед – цикл документальных фильмов об истории Куйбышевской железной дороги. Первый фильм рассказывает об организации эвакуации предприятий в Куйбышев – запасную столицу СССР. Руководство страны поставило задачу: «Немедленно перестроить всю работу на военный лад, всё подчинив интересам фронта». Трудовой подвиг куйбышевских железнодорожников стал весомым вкладом в разгром немецких захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Железная дорога стала в прямом смысле дорогой Жизни. В фильме Дороги Побед использованы уникальные кадры военной кинохроники.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.09 / 5
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 
Я уже давал ссылку в военном разделе, ну пусть и здесь будет.
Отсюда

Об интенсивности переброски войск на запад осенью 1941-го

Абсолютных пиков интенсивности движения было два - в октябре-ноябре 1941 г. и в мае-июне 1945 г. Они превышали обычную пропускную способность дороги в 2,5 - 3 раза. Были и локальные пики, связанные с движением грузов ленд-лиза и доставке оружия и боеприпасов при подготовке операций, это в основном вторая половина 1943 и 1944 г. Но речь сейчас о первом из них, пике осени 1941-го.

Так вот. Базовая цифра - 315 тыс. вагонов с войсками и воинскими грузами, которые были доставлены под Москву с начала октября по начало декабря 1941 г. именно из восточных районов СССР (И.В. Ковалёв), и примерно 70% из них либо было пропущено через Восточно-Сибирскую ж.д., либо формировалось на её станциях и проследовало через западную точку дороги. Интересно посчитать интенсивность движения этого пика, чтобы воочию представить предельное напряжение сил страны (некоторые цифры я для наглядности и удобства буду немного округлять). 70% от 315 тыс. вагонов - это 220,5 тыс. вагонов. Период для удобства возьмём в 60 дней (скорей всего, он был чуть больше, до 5 декабря, но это для подсчёта некритично) - весь октябрь и весь ноябрь 1941. Итак, чтобы пропустить эту колоссальную массу военных грузов и эшелоны войск, через ст. Тайшет следованием на запад надо было пропускать 3675 вагонов в сутки. Это, понятно, без учёта остального движения по магистрали - которое, хотя и было предельно сокращено, но всё равно не останавливалось. Ведь надо снабжать местную промышленность сырьём, перевозить эвакуированных, пропускать санпоезда на восток, подавать порожняк под погрузку в восточные районы, осуществлять маневры и т.п.

Насколько велика пиковая нагрузка в 3675 вагонов/сутки для железной дороги? Если взять стандартный воинский эшелон того времени для среднего паровоза класса Э или СО, то это примерно 60 вагонов в двухосном исчислении (скорей даже, 50-55, но возьмём бОльшую цифру). Конечно, были и тяжеловесы с 4-осными - где везли габаритную технику, но были и людские поезда более лёгкой массы с мобилизованными или с л/с перебрасываемых с ДВ дивизий. Усредняя, можно принять за основу 40-вагонный эшелон в 110-120 осей, с примерно третью тяжёлых четырёхосных вагонов в составе. Тогда получается, интенсивность переброски равно 3675/40 = 92 эшелона в сутки, или воинский состав каждые 15 минут (!). Причём это - непрерывно и круглосуточно в течение двух месяцев подряд!

И это без современных средств автоматики и связи, без современного ремонтного оборудования, без электрифицированных участков и современных тепловозов
И ведь количество эшелонов "на Запад" равнялось количеству на "Восток", и ведь каждый надо было разгрузить, погрузить, грузы, людей разместить, раненых в госпиталя и т.д. и т.п.,
Иначе как чудом организации, управления и исполнения это назвать нельзя, такое невозможно только по сухим планам или только в "едином порыве", тем более что планы менялись вслед за изменением фронта, а "единый порыв" просился на фронт, Такое возможно только когда порыв всех от самого верху до самого низа един, и ложится на планы, и не ломается от их изменения, и не сгибается от видимой невозможности их выполнения, а приказ верховного закон до самого последнего кочегара в цепочке, и никаких оправданий, главное выполнить...
Невозможно, но сделали.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.12 / 7
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Равная величайшим битвам.
Выдающийся сериал об эвакуации промышленности на Урал и в Сибирь
Эта документальная киноэпопея об эвакуации промышленности на Урал и в Сибирь во время Великой Отечественной войны — самое знаменательное событие последних десятилетий на фоне всего, что посвящается памяти Великой Победы..Когда говорят «фильм о войне», обычно подразумевается, что это фильм о сражениях (либо на фронте, либо в тылу противника). И в редчайших случаях вспоминают о тыле. Четырехсерийный фильм кинокомпании «СНЕГА» «Равная величайшим битвам» — об эвакуации на Урал заводов и фабрик из европейской части страны. А заводы и фабрики — это не только станки и прокатные станы, но это в первую очередь люди, многие из которых так и остались на Урале до конца своих дней. Всего в годы войны на Урал было эвакуировано 667 предприятий.



"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.09 / 6
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Путь к океану (О строительстве дороги Комсомольск - Советская Гавань 1943-45 гг.)

Московская ордена Красной Звезды киностудия научно-популярных фильмов, 1946 г. Уникальный кинодокумент эпохи! Впервые в сети...

15 октября 1943 года началось строительство железнодорожной линии Комсомольск-на-Амуре -- Советская Гавань протяженностью 475 км с паромной переправой через реку Амур и возведением трех морских причалов в бухте Ванино.
Дорогу строили в грозные годы Великой Отечественной войны, что отразилось на характере производимых работ. Страна остро нуждалась во втором выходе к Тихому океану. Реализация этого проекта являлась важнейшей стратегической задачей, и Государственный комитет обороны принял решение в ускоренном темпе проложить железнодорожную линию. Строительство велось по облегченным техническим условиям. В возведении рельсового пути принимало участие более 100 тыс. человек. Работы на дороге продолжались параллельно с ее эксплуатацией. Строители в короткие сроки завершили сооружение сложнейшей железной дороги через безлюдное таежное пространство и горные пе­ревалы.
В 1945 г. на построенной железнодорожной линии было открыто рабочее движение.
Железнодорожная линия Комсомольск-на-Амуре -- Советская Гавань через транзитную линию Волочаевка -- Комсомольск-на-Амуре открыла второй (первый -- в Приморье) выход Транссиба к Тихому океану. Она имела большое значение для Дальнего Востока. После открытия крупнейшего на берегу Татарского пролива порта Ванино значительно улучшилось транспортное обслуживание северо-восточных районов страны, сократилось расстояние морских перевозок на Магадан, Камчатку, Сахалин почти на 1000 км, а также снизилась напряженность в работе южного участка Транссиба до Владивостока. Строительство железной дороги в этом горном районе дало толчок к индустриальному развитию прилегающих территорий на побережье Татарского пролива.
Комсомольск-на-Амуре -- Советская Гавань стала одной из первых железнодорожных линий будущей Байкало-Амурской магистрали.
Сегодня железнодорожный участок Комсомольск-на-Амуре -- Советская Гавань является одной из наиболее востребованных железнодорожных линий в России.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.07 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

ДИРЕКТОР ЗАВОДА БАЛАНДИН ВДОХНОВЛЯЛ ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ
Уфимский моторостроительный завод был создан в годы первых пятилеток для производства двигателей комбайнов. Перед Великой Отечественной войной здесь же началось освоение авиамоторов. В декабре 1941 года в Уфу был эвакуирован Рыбинский авиамоторный завод, который с конца 20-х годов прошлого века выпускал двигатели для истребителей и легких бомбардировщиков. Оба завода были слиты в один коллектив. Позже к ним присоединились еще два эвакуированных ленинградских моторостроительных завода и один подмосковный. Возглавил это мощное объединение хорошо известный старшему поколению хозяйственный руководитель Василий Петрович Баландин, который в то время был заместителем наркома авиационной промышленности СССР.


"Под открытым небом срочно делали черновые полы, - вспоминал он, - и расставляли станки по плану будущих цехов. Самолетами по рекам Каме, Белой и Уфе разыскивали, где вмерзли баржи с оборудованием заводов, и с неимоверными трудностями вывозили его автомашинами, чтобы закрыть пробелы в линиях цехов. Прибывшие из Рыбинска заделы позволили нам сразу приступить к сборке и испытанию моторов".

Сам Баландин вдохновлял личным примером. Ветеран труда Б. Горностаев пишет: "Работа на УМЗ (Уфимский моторостроительный завод. - Ю. У.) шла напряженно, то и дело возникали непредвиденные трудности. Например, ТЭЦ, не имея запаса угля, работала с колес. Однажды ночью прибыли вагоны со смерзшимся углем. Лопаты его не брали, разгрузочные бригады растерялись. Директор приехал на эстакаду, взял лом и лопату и, ничего не говоря, забрался в вагон. Он крошил глыбы угля вместе с рабочими и ушел лишь тогда, когда опустел последний вагон".

К концу 1941 года было сооружено 11 производственных корпусов, 127 домов и бараков, два палаточных лагеря. В них разместилось 6600 человек. В 1942 году выпуск моторов значительно превысил уровень 1941 года и нарастал во все годы войны.

Коллектив завода, возглавляемый Василием Баландиным, 23 раза завоевывал переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. 26 июля 1945 года газета "Правда" в передовой статье отметила, что Уфимский завод к началу мирного времени выпустил 97-тысячный мотор, назвав этот факт подвигом. "С моторами нашего завода, - подсчитал Б.Горностаев, - летало 60 процентов самолетов, выпущенных в военное время".

Нельзя переоценить роль Василия Баландина, государственного и хозяйственного деятеля, генерал-майора Инженерно-авиационной службы. Вся его жизнь была связана с моторостроением. Родился он 28 сентября 1904 года в семье железнодорожника. Трудовую деятельность начал слесарем-сборщиком. В 1930 году окончил Московский институт железнодорожного транспорта. В 1936 году инженер-новатор внедрил у себя в сборочном цехе конвейерную сборку моторов. Таких конвейеров ранее в нашей стране не было. Накопленный опыт помог Баландину в организации поточного производства авиамоторов и в Уфе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от третьего июля 1945 года завод был награжден орденом Красного Знамени, 299 его лучших работников были удостоены орденов и медалей СССР. Директору завода Василию Петровичу Баландину и главному инженеру Петру Денисовичу Лаврентьеву было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Умер Баландин в 1973 году. На одном из зданий бывшего моторостроительного завода укреплена мемориальная доска с его горельефом. А в микрорайоне Инорс (Калининский район Уфы) по просьбе коллектива УМПО появился бульвар Баландина.

"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.07 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Организация эвакуации в начале войны

Успех перехода Советского Союза на экономику военного времени во многом зависел от массового перебазирования производительных сил страны из западных угрожаемых районов на восток. Тяжелая обстановка, сложившаяся уже в первую неделю фашистской агрессии, потребовала от государственных руководящих органов организовать срочную эвакуацию по спасению от врага многомиллионных масс гражданского населения, тысяч промышленных объектов, имущества МТС, колхозов и совхозов, научных и культурных учреждений, запасов продовольствия, сырья и других материальных ценностей.

Начавшееся в Советском Союзе перемещение в глубокий тыл значительной части производительных сил не имело аналогов в мировой истории по своим масштабам, сложностям и срокам. Оно представляло собой поистине уникальное явление, хотя уже использовалось в отдельных войнах, но недостаточно эффективно. Так, в России в ходе Первой мировой войны попытка переместить в тыловые районы страны десятки предприятий из ряда промышленных центров вместе с сырьем и квалифицированными рабочими окончилась неудачей: «Эвакуация в ряде случаев свелась только к собиранию всякого рода сведений и к составлению планов эвакуации и лишь в малой мере вылилась в вывоз промышленного оборудования, сырья и рабочей силы».

Сама по себе эвакуация уже, как правило, сопровождается значительными материальными и финансовыми потерями. Одно лишь прекращение производственного процесса на тысячах предприятий означало для Советского государства ущерб в десятки и сотни миллионов рублей. Но на это пришлось пойти во имя спасения от врага и сохранения большой части производительных сил страны и последующего их использования в интересах фронта, скорейшего создания и развертывания мощной военной экономики СССР.

Необходимо также иметь в виду, что каких-либо заблаговременно подготовленных эвакуационных планов фактически не существовало, хотя перед войной некоторая работа в этом направлении проводилась. Черновые варианты таких документов составлялись, например. Военно-промышленной комиссией при СНКСССР в 1939—1940 гг. и вначале 1941 г. Более того, когда 21 апреля 1941 г. Совнарком СССР принял постановление «О мероприятиях по улучшению местной противовоздушной обороны г. Москвы», была даже создана специальная Комиссия по эвакуации из Москвы населения в военное время во главе с председателем Моссовета В. П. Прониным. 3 июня эта комиссия представила И. В. Сталину свой план и проект постановления Совнаркома СССР «О частичной эвакуации населения г. Москвы в военное время». Предусматривалось, в частности, с началом войны вывезти в тыловые районы 1 млн 40 тыс москвичей. Однако И. В. Сталин не утвердил эти планы, а комиссия была распущена.

Не были заранее созданы и органы, призванные непосредственно руководить перебазированием производительных сил страны. Все это пришлось решать уже входе войны, зачастую в спешке, а порой и без учета конкретной обстановки, что не могло не иметь отрицательных последствий. Вероломное нападение фашистской Германии, громадные размеры театра военных действий, массированные удары с воздуха, артиллерийские обстрелы, превращение многих городов и сел в арену ожесточенных сражений — все это создало исключительные сложности во время эвакуации, потребовав от советских людей огромного физического и морального напряжения.

24 июня 1941 г. постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР «для руководства эвакуацией населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей» при СНК СССР был создан Совет по эвакуации в составе Л. М. Кагановича (председатель), А. Н. Косыгина (заместитель председателя), Н. М. Шверника (заместитель председателя), Б. М. Шапошникова, С. Н. Круглова, П. С. Попкова, Н. Ф. Дубровина и А. И. Кирпичникова. 26—27 июня и 1 июля решением тех же органов в Совет были дополнительно введены А. И. Микоян (первый заместитель председателя), Л. П. Берия и М. Г. Первухин (заместитель председателя).

«Тогда считалось, — вспоминал А. И. Микоян, — что Наркомат путей сообщения должен играть главную роль в вопросах эвакуации. Объем же эвакуации из-за ухудшения военной обстановки расширялся. Всё подряд эвакуировать было невозможно. Не хватало ни времени, ни транспорта. Уже к началу июля 1941 г. стало ясно, что Каганович не может обеспечить четкую и оперативную работу Совета по эвакуации».

3 июля 1941 г. председателем Совета по эвакуации был назначен кандидат в члены Политбюро ЦК, секретарь ВЦСПС Н. М. Шверник. Однако на этом организационный процесс не завершился, и 16 июля последовало новое решение ГКО «О составе Совета по эвакуации». На этот раз в его реорганизованный состав вошли: Н. М. Шверник (председатель), А. Н. Косыгин (заместитель председателя), М. Г. Первухин (заместитель председателя), А. И. Микоян, Л. М. Каганович (в период отсутствия его заменял Б. Н. Арутюнов), М. 3. Сабуров (в период отсутствия его заменял Г. П. Косяченко) и В. С. Абакумов (НКВД). 16 августа постановлением ГКО в Совет по эвакуации дополнительно ввели заместителя начальника Главного управления тыла Красной армии генерал-майора М. В. Захарова.

Вся работа по спасению людей, промышленного оборудования, ресурсов сельского хозяйства, материальных и культурных ценностей постоянно находилась в центре внимания Государственного Комитета Обороны, ЦК ВКП(б), СНК СССР и Совета по эвакуации. За практическое осуществление перебазирования производительных сил стали отвечать центральные комитеты партии и совнаркомы союзных республик, обкомы, райкомы и горкомы партии, исполкомы местных Советов прифронтовых и многих областей страны, где были созданы специальные комиссии, комитеты, бюро или советы по эвакуации. К выполнению этой чрезвычайно важной военно-хозяйственной задачи были также привлечены Госплан СССР и Наркомат обороны СССР.

Полностью оправдала себя организационная перестройка органов тыла Красной армии, проведенная в августе 1941 г. в интересах более четкого управления всей системой перебазирования. Вывоз промышленного оборудования и других материальных ценностей в восточные районы страны стал одной из важнейших обязанностей начальников тыла фронтов и армий. Объединение в одних руках функций планирования, подвоза и снабжения позволило более гибко и оперативно решать многие вопросы, связанные с эвакоперевозками. При наркоматах и ведомствах были образованы бюро, комитеты, советы и комиссии по эвакуации с выделением уполномоченных для каждой группы предприятий.



27 июня 1941 г. были приняты решения «О вывозе из Ленинграда ценностей и картин ленинградского Эрмитажа, Русского и других музеев» и «О вывозе из Москвы государственных запасов драгоценных металлов, драгоценных камней, Алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной палаты Кремля». Кроме того, были приняты решения «О переводе из г. Москвы наркоматов, комитетов и главных управлений при СНК СССР» (8 июля), «Об эвакуации архивов и ценностей Президиума Верховного Совета СССР» (10 июля), «Об эвакуации Академии наук» (16 июля), «Об эвакуации медицинского оборудования и медикаментов Лечебно-санитарного управления Кремля» (20 июля). Эти и другие постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б), принятые в начале войны, несомненно, свидетельствовали о большой тревоге, которую испытало в те дни высшее руководство страны в результате угрожающего развития военных действий.

В гигантскую операцию по перебазированию производительных сил страны уже в течение первых недель войны были активно включены все виды советского транспорта, но главная тяжесть легла на железные дороги. Совет по эвакуации поддерживал постоянную оперативную связь с НКПС через представителей Наркомата путей сообщения в Совете. На крупные железнодорожные станции правительство направило уполномоченных Совета по эвакуации с широкими полномочиями. Только на девяти железных дорогах Центра находилось  до 30 уполномоченных Совета по эвакуации. Позднее было дано указание направить во все морские бассейны заместителей наркома морского флота и ответственных работников Политуправления наркомата.

В самом НКПС вопросами эвакуации материальных грузов занимались Грузовое управление и Управление движения. Здесь для выполнения решений Совета по эвакуации из опытных работников была сформирована оперативная группа в составе 25 человек, которая обеспечивала подачу вагонов под погрузку, вела учет погруженных вагонов, контролировала их продвижение и выгрузку.

Наркоматом путей сообщения было срочно начато составление конкретных планов и мероприятий, связанных с беспрепятственным продвижением эшелонов с эвакуированными грузами. Заместитель наркома путей сообщения и начальник Грузового управления НКПС Н. Ф. Дубровин впоследствии вспоминал: «Конкретными, заблаговременно разработанными эвакуационными планами на случай неблагоприятного хода военных действий мы не располагали. Положение осложнялось тем, что многие предприятия прифронтовых районов до последней возможности должны были давать продукцию для обеспечения нужд обороны. Наряду с этим нужно было своевременно подготовить оборудование промышленных объектов к демонтажу и эвакуации, которую приходилось часто осуществлять под артиллерийским обстрелом и вражескими бомбардировками. Между тем необходимого опыта планирования и проведения столь экстренного перемещения производительных сил из западных районов страны на восток у нас не было. Помню, как по заданию директивных органов мы специально разыскивали в архивах и библиотеках Москвы, в том числе в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина, хотя бы отрывочные сведения об эвакуации во время Первой мировой войны, но найти почти ничего не удалось. Опыт приобретался в ходе военных действий».

18 июля 1941 г. в письме, направленном в Совет по эвакуации. Генеральный штаб Красной армии отмечал: «Эвакуация населения и промпредприятий с западной границы СССР первоначально происходила без заранее составленного в мирное время эвакоплана, что, несомненно, отражается и на ее осуществлении». В связи с этим Генштаб предложил Совету по эвакуации «дать указания соответствующим наркоматам на проработку плана вывоза подведомственных им предприятий, определив для них заранее эвакобазы». Вскоре по решениям ГКО, Совнаркома СССР и Совета по эвакуации в крупных узловых центрах РСФСР — Горьком, Ярославле, Куйбышеве, Уфе, Свердловске и Челябинске были созданы эвакопункты, где стал функционировать аппарат управлений по эвакуации. Одновременно были образованы перевалочные эвакобазы в Архангельском, Ленинградском, Астраханском, Одесском, Сталинградском, Новороссийском, Бакинском и других портах.
Организуя и контролируя всю работу по перебазированию, ГКО, ЦК ВКП(б), Совнарком СССР и Совет по эвакуации постоянно рассматривали предложения наркоматов по ускорению эвакуации, утверждали графики восстановления эвакуируемых предприятий на новых местах, устанавливали порядок кредитования и т. п. Ответственность за выполнение эвакопланов и текущих заданий возлагалась на наркоматы и директоров предприятий. При этом устанавливались правила демонтажа, погрузки и отправления эвакогрузов. На заводы, готовящиеся к перемещению в тыл, Совет по эвакуации и наркоматы направляли своих уполномоченных. Представители наркоматов в восточных районах совместно с местными органами обеспечивали подготовку производственных площадей для размещения грузов прибывавших эвакоэшелонов.

Совет по эвакуации при СНК СССР официально действовал с 24 июня по 25 декабря 1941 г. А 25 октября по решению ГКО был образован еще один специальный орган — Комитет по эвакуации в глубь страны из прифронтовой зоны запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, оборудования холодильников, текстильных, швейных, табачных фабрик и мыловаренных заводов, табачного сырья и махорки, мыла и соды. В его состав вошли: А. И. Микоян (председатель), А. Н. Косыгин, Л. М. Каганович, П. В. Смирнов, В. П. Зотов, 3. А. Шашков. Комитет действовал до 19 декабря 1941 г. и обязан был производить эвакуацию перечисленных грузов «всеми средствами: железными дорогами, водным транспортом, автомобилями и подводами».

Уже 26 октября 1941 г. по представлению нового Комитета правительство утвердило план эвакуации хлебных грузов из районов Северного Кавказа, Воронежской, Курской, Орловской, Тульской, Рязанской и Московской областей. Через три дня были утверждены планы эвакуации из прифронтовой полосы оборудования и товаров пищевой, текстильной, легкой и других отраслей промышленности. Наряду с этим решением ГКО по восьми краям и областям страны были назначены уполномоченные ГКО по делам эвакуации из прифронтовых районов запасов продовольствия, мануфактуры, сырья и оборудования.

Ввиду того что по разным причинам к середине декабря 1941 г. значительное число эвакоэшелонов застряло по тупикам, разъездам или находилось на перевалочных базах. Государственный Комитет Обороны принял меры к ускорению продвижения эвакогрузов к местам назначения. 25 декабря ГКО вынес постановление «для разгрузки транзитных и всяких иных застрявших надолго грузов на железных дорогах» образовать Комитет разгрузки в составе: А. И. Микояна (председатель), А. Н. Косыгина, Л. М. Кагановича, Н. А. Вознесенского и А. В. Хрулёва. Комитету по разгрузке был передан аппарат одновременно расформированного Совета по эвакуации.

Эти и многочисленные другие государственные постановления и распоряжения во многом предопределили успешную организацию первой волны эвакуации — грандиозной работы по перебазированию производительных сил и средств из западных и центральных районов Советского Союза.
http://encyclopedia.mil.ru/fil…_Chap3.pdf
Отредактировано: AndreyK-AV - 28 июня 2018 09:20:39
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.10 / 5
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Спасти для Победы
Как проходила эвакуация крупнейших оборонных предприятий СССР во время войны

Ижевский механический завод

Говоря о Победе, чаще всего вспоминают бойцов, сражавшихся в самом пекле войны — на передовой. Но и те, кто трудился в тылу, совершили не меньший подвиг. Тысячи людей от мала до велика в тяжелейших условиях круглосуточно работали по всей стране — их руками ковалось оружие Победы.
Чтобы сохранить промышленность в условиях войны, в СССР провели уникальную операцию, аналогов которой не знала история: тысячи заводов были эвакуированы с линии фронта. Это позволило сохранить промышленный потенциал страны и стало одним из основных факторов, обеспечивших победу в войне.
Работой руководил Совет по эвакуации при СНК СССР, созданный на третий день войны. За второе полугодие 1941 года на восток только по железным дорогам было перевезено 2593 промышленных предприятия. Около 70 процентов разместили на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане, остальные — в Поволжье и Восточной Сибири. Почти вся промышленность была эвакуирована в первые месяцы войны. Вместе с производством выехали 30-40 процентов рабочих, инженеров и техников. «Лента.ру» вспоминает историю эвакуации крупнейших оборонных предприятий страны, которые сегодня объединены в госкорпорацию «Ростех».

Тульский оружейный завод
В октябре 1941 года началась экстренная эвакуация Тульского оружейного завода, а уже в ноябре основная часть его оборудования была размещена в городе Медногорске Оренбургской области. В Медногорск прибыли 4500 человек. Но даже такого количества сотрудников было недостаточно для массового изготовления оружия, поэтому в Оренбургской области объявили мобилизацию на «трудовой фронт». Только в 1942 году на завод было принято более шести тысяч человек, а вскоре численность работников возросла до двенадцати тысяч. К январю 1942 года были задействованы почти все производственные цеха завода.

Тульский оружейный завод

Условия работы в эвакуации были очень тяжелыми: часто рабочим приходилось ночевать прямо в цеху, многие помещения были не приспособлены для производства оружия и даже не отапливались, а зимы выдались особенно холодными. Оружейники вспоминали, что руки примерзали к станкам и металлу.

Со временем для рабочих построили общежития, баню, ремесленное училище, открыли детские сады и ясли, больницу, столовую и буфеты, мастерскую по изготовлению обуви и даже организовали подсобное хозяйство.
Руководство завода с особым вниманием относилось к квалифицированным специалистам. Например, Владимир Михайлович Сундуков, старейший производственник завода, проработавший на предприятии 50 лет, мастер, чей участок первым был пущен в Медногорске после эвакуации из Тулы, по приказу № 601 от 29 декабря 1942 года был премирован меховой курткой, валенками, топливом и продуктами питания.
В мае 1942 года в Тулу возвратилась часть оборудования из Медногорска. Восстановление оружейного завода на старом месте тоже далось нелегко. Работая сутками, оружейники смогли вскоре приступить к выпуску продукции.

Конструкторское бюро приборостроения имени Шипунова (КБП)

КБП — одно из крупнейших предприятий оборонной промышленности России, созданное еще в 1927 году при Тульском оружейном заводе. В 1941 году, в начале Великой Отечественной войны, на пост начальника предприятия был назначен Федор Петрович Соловьев, на которого легла вся ответственность за увеличение выпуска новых образцов оружия, внедрение в производство систем Березина, Волкова-Ярцева, Токарева. Соловьев руководил эвакуацией Бюро в глубь страны, которая началась после переезда Тульского оружейного завода. Часть КБП отправлялась в Златоуст, отдельные группы — в Ижевск, Ковров, Саратов и другие города, по местам производства образцов оружия тульской разработки.

На Урал выехала примерно половина сотрудников ЦКБ-14. На 7 октября 1941 года (эвакуация началась 9 октября) в Бюро числилось 289 человек, а на 1 января 1942 года сотрудников осталось всего 155 человек, включая и вновь принятых из местного населения. Во время Великой Отечественной войны большим успехом пользовались разработанные КБП авиационные пулеметы ШВАК, ШКАС, УБ, авиационные пушки ВЯ и Б-20. Оружием разработки тульских конструкторов было оснащено более 80 процентов самолетов в составе отечественных ВВС.

Ижевский механический завод

Летом 1942 года приказом Народного Комиссариата Вооружения СССР на базе эвакуированных цехов Тульского оружейного и Подольского механического заводов был создан завод № 622, впоследствии получивший название Ижевский механический завод. За короткий срок завод освоил производство противотанковых ружей, пистолетов, револьверов и другой оборонной продукции.
С 1943 года и до конца войны коллектив завода № 622 регулярно перевыполнял задания. В заводских цехах в годы войны выпускались револьверы системы Нагана, пистолеты Токарева, противотанковые ружья Дегтярева и Симонова. За годы Великой Отечественной на заводе выпустили более 190 тысяч противотанковых ружей, 1 миллион 300 тысяч пистолетов и револьверов, 250 тысяч осветительных пистолетов и другую технику, в том числе и для мирной жизни. За этими цифрами стоят судьбы тысяч людей, которые, не жалея сил, работали в две смены по 12-14 часов, без выходных и отпусков, чтобы обеспечить масштабные поставки оружия фронту и приблизить Победу.

Завод «Электросигнал»
Воронежский завод «Электросигнал» был создан в сентябре 1931 года для производства железнодорожных клемм, но вскоре перепрофилирован в крупный радиозавод. Такое решение было продиктовано потребностями страны в развитии отечественной радиопромышленности. Первыми изделиями, освоенными на производстве, стали детекторный приемник «П-8», громкоговорители и репродукторы.
В начале Великой Отечественной войны завод эвакуировали в Новосибирск. Выпуск радиоприемников был прекращен, предприятие начало производить аппаратуру радиосвязи для нужд Красной Армии. В военный период завод также выпускал финские ножи, гранаты, хвостовые части самолетов. 27 октября 1941 года в Новосибирск прибыл первый эшелон из Воронежа с заводским оборудованием, а уже 24 декабря была изготовлена первая продукция для армии. Весной 1942 года на фронт поступили радиостанции, собранные рабочими «Электросигнала». Первыми разработками стали приемники «9Н-1», «4ПБ-10» и аппарат «Говорящая бумага» — прототип магнитофона.

Завод «Электросигнал»

Как только Воронеж освободили от фашистов, в город стали возвращаться эшелоны с оборудованием. Полностью разрушенный завод собственными силами восстанавливали работники предприятия и горожане. В мае 1944 года была налажена сборка радиостанций для фронта, а в последние месяцы войны освоено производство бытовых радиоприемников «Родина». По одному из них прямо в цехе рабочие услышали известие о Победе. В 1946 году 2117 работников предприятия были награждены медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

Завод «Авиаагрегат»

История завода началась в 1932 году в поселке Ступино Московской области. В первые месяцы войны производство было эвакуировано в город Куйбышев (Самара). Монтаж оборудования шел под открытым небом, люди работали в недостроенных корпусах, без отопления, греясь у костров. Недостаток рабочих восполнялся подростками 14-15 лет и женщинами, мобилизованными из других областей и сел.
К концу 1942 года благодаря невиданной самоотверженности работников рожденного войной завода был налажен беспрерывный выпуск винтов к самолету Ил-2, прозванному фашистами «черной смертью». В военные годы на заводе было произведено более 90 тысяч винтов. Указом от 16 сентября 1945 года по представлению Народного комиссариата авиационной промышленности Завод № 35 (так в то время назывался «Авиаагрегат») за образцовое выполнение заданий правительства по производству агрегатов для боевых самолетов награжден орденом Красной Звезды.

УАП «Гидравлика»

В начале войны решением правительства заводское оборудование Ржевского завода по производству уплотнительных материалов и прокладок было демонтировано и отправлено в тыл, сначала — в Саратов, затем — в Уфу.
Первый эшелон с работниками и оборудованием завода из Саратова в Уфу прибыл в конце марта 1942 года. Это был не просто эшелон — это был завод на колесах. Участник этого переезда Д.Е. Андриевских вспоминал: «Переезд из Саратова в Уфу длился около месяца, питались мерзлой картошкой, которую пытались жарить на касторовом масле. В одном из вагонов был установлен ручной пресс. На нем непрерывно изготавливали продукцию и партиями передавали заказчику». Одновременно с эшелоном в Уфу прибыли директор, 43 специалиста и рабочих, восемь металлорежущих станков и семь прессов. Со второго квартала 1942 года завод приступил к работе на новом месте. В годы Великой Отечественной войны предприятие непрерывно наращивало объем выпускаемой продукции, было укомплектовано около 24 тысяч авиационных двигателей, выпущенных предприятиями Уфы, Куйбышева, Казани, Перми.

Уральский оптико-механический завод (УОМЗ)
До войны завод № 217, основанный еще в 1837 году, находился в Москве, это было крупнейшее предприятие в СССР, производившее оптические приборы. 7 октября 1941 года Государственный Комитет Обороны СССР принял решение об эвакуации завода в Свердловск (Екатеринбург). За 28 дней полностью вывезли оборудование, лабораторию предприятия, материалы, полуфабрикаты, инструменты, техническую документацию и библиотеку. На Урал выехали 10 тысяч рабочих с семьями. Для эвакуации завода потребовалось 10 эшелонов, насчитывавших 630 вагонов.

Уральский оптико-механический завод

За годы войны завод произвел и поставил фронту десятки тысяч оптических приборов: авиационных бомбардировочных прицелов, артиллерийских буссолей, теодолитов и топопривязчиков. В 1943 году на предприятии было разработано 17 видов вооружений, в том числе новый авиационный прицел. Именно здесь производили приемники к пулемету «Максим» и узел затвора к легендарной «Катюше».

КБ «Молния»

У этого уфимского предприятия не было детства, как и у большинства мальчишек и девчонок, вставших холодной осенью 41-го к станкам. Конструкторское бюро начало свою деятельность в сложнейших условиях, без материальной базы для поисковых работ. Снабжать электроэнергией завод, эвакуированный в 1941 году из Москвы в Уфу, приходилось за счет отключения электроэнергии от жилого сектора. Для освещения использовались коптилки и керосиновые лампы, ведь нужно было немедленно приступить к организации производства – самолеты не могли подняться в воздух без свечей зажигания. Эшелоны находились еще в пути, а дата выпуска первой продукции уже была назначена. Работали с энтузиазмом. Если возникали проблемы, за нее брались все, кто только мог оказать помощь в ее решении, не считаясь с личным временем, невзирая на должности.

«Кузнецов» (Самара) и АО «НПЦ газотурбостроения «Салют» (Москва)

Предприятие было основано в 1912 году в Москве под названием «Гном» и являлось первым в России специализированным заводом по изготовлению авиационных моторов ротативного типа Gnome (60 лошадиных сил), которые использовались на аэропланах типа «Фарман» и «Ньюпор».

Осенью 1941 года из-за угрозы захвата столицы завод был эвакуирован в город Куйбышев (Самара) на площадку строившегося авиамоторного завода № 337. В кратчайшие сроки производство моторов АМ-38, начатое еще в Москве для штурмовика Ил-2, было возобновлено на новой площадке. С 1941-го по 1945 год было выпущено 21 341 двигатель АМ-38Ф, а также двигатели АМ-35 (для МиГ-1), АМ-42 (для Ил-10) и ГАМ-34БС (для торпедных катеров).

В конце 1940-х — начале 1950-х годов предприятие запустило серийное производство турбореактивных двигателей ВК-1, сконструированных Владимиром Климовым для самолетов фронтовой авиации Ил-28 и МиГ-15, РД-900 — прямоточные воздушно-реактивные двигатели Михаила Бондарюка для беспилотного самолета-мишени Ла-17 и сверхзвуковой РД-012 для межконтинентальной крылатой ракеты «Буря» Семена Лавочкина.

ОМО имени Баранова — «Салют»

История Омского моторостроительного объединения имени Петра Баранова (филиал АО «НПЦ газотурбостроения «Салют») начиналась в городе Александровске (ныне Запорожье). Изначально это был филиал Петроградского завода электромеханических сооружений «Дека». Уже к 1925 году здесь серийно выпускали двигатели М-6; в 1927 году начали производство двигателей М-11, М-22, М-85. В 1933 году заводу присвоено имя военного и политического деятеля Петра Баранова.

В августе 1941 года завод эвакуировался в Омск, для его оборудования потребовалось почти три тысячи вагонов. Уже в Омске рабочие и местные жители совершили беспрецедентный трудовой подвиг, за один день проложив по заболоченной местности шестикилометровую железнодорожную ветку — от омской станции до площадки, отведенной под завод.

Уже 7 ноября 1941 года прошли испытания первого собранного в Омске двигателя М-88Б для бомбардировщиков Ил-4, а с января 1942 года завод заработал в полную силу. Заводчане обеспечивали потребности фронта, работая под открытым небом в лютые морозы. Условия жизни сотрудников тоже были экстремальными: приходилось размещаться в бараках, по девять человек на восьми квадратных метрах. В 1943 году на предприятии начался выпуск моторов АШ-82ФН, которые устанавливались, в частности, на истребители Ла-5 и бомбардировщики Ту-2.

НПО «Сатурн»

Научно-производственное объединение «Сатурн» находилось в городе Рыбинске с 1916 года — здесь императорским указом было утверждено решение о создании автомобильного завода «Русский Рено». Из-за угрозы оккупации Ярославской области по решению ГКО в 1941 году рыбинский авиационный завод эвакуирован в Уфу, где находится и до сих пор.

Завод «Климов»

История предприятия ведется с 1914 года — времени учреждения в Санкт-Петербурге акционерного общества «Русский Рено» для производства и ремонта автомобилей и авиационных двигателей марки «Рено». Среди первых изделий завода — двигатели для знаменитых тяжелых четырехмоторных бомбардировщиков Игоря Сикорского «Илья Муромец» и летающих лодок Дмитрия Григоровича.
Во время Великой Отечественной войны эвакуированное в Уфу предприятие наладило массовое производство советских авиадвигателей М-105 (в дальнейшем ВК-105). С этого момента дальнейшая история завода неразрывно связана с именем выдающегося конструктора Владимира Яковлевича Климова, работы которого заложили основу для развития отечественного двигателестроения. Под его руководством в 1946 году в Ленинграде образовано Опытно-конструкторское бюро, где в 1948 году был разработан первый в СССР крупносерийный турбореактивный двигатель отечественного производства ВК-1 (РД-45) для истребителей МиГ-15, МиГ-17, бомбардировщика Ил-28.
Отредактировано: AndreyK-AV - 21 июня 2018 22:32:30
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.11 / 5
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Сравнение снаряжения красноармейца в 1941 и 1945 годах


На изображении представлены два пехотинца Красной армии: красноармеец кадровой армии на 22 июня 1941 года и сержант-победитель на 9 мая 1945 года. Даже по фото видно, как со временем упрощались форма и снаряжение : что-то оказалось слишком дорогим в изготовлении в военное время, что-то не прижилось, что-то не понравилось солдатам и было снято со снабжения. А отдельные элементы снаряжения, напротив, подсмотрели у противника или взяли в качестве трофея.

Не всё в размещении предметов экипировки на фото сделано по уставу и инструкциям: так, солдат 1941 года носит ранец образца 1939 года, а плащ-палатка у него не убрана внутрь ранца. Солдат 1945 года носит всего одну сумку для магазинов к пистолету-пулемёту, хотя ему полагалось две. Тем не менее в реальности солдаты описываемых периодов зачастую выглядели именно так.
Поясной ремень . Солдатский поясной ремень — основа для размещения снаряжения и экипировки. К 1941 году в Красной армии использовалось несколько типов солдатских ремней шириной 35 или 45 мм. Помимо ширины, различался и материал, из которого они изготавливались: это была кожа или тесьма с кожаными усилениями (на фото показаны оба типа). Все типы солдатских ремней объединяло одно — конструкция поясной пряжки . Она была рамочная металлическая однозубая. При застёгивании поясного ремня пряжка должна была находиться в левой руке.


https://warspot-asset.s3.amazo…965550.jpg
Алюминиевая фляга образца 1932 года. Алюминиевые солдатские фляги производили в России с начала XX века. Поначалу в качестве крышки использовалась резиновая или корковая пробка, которой затыкали горловину. 2 марта 1932 года был утверждён новый стандарт на металлические фляги ёмкостью 0,75 и 1,0 литра, ставший обязательным со 2 мая 1932 года. Фляги могли изготавливаться из алюминия, жести или латуни. Главным отличием новых фляг было то, что они закрывались на винтовую пробку с мелкой резьбой, имевшей пять витков. После войны, с возобновлением производства алюминиевых фляг, резьба стала крупнее, на три витка.

В реальности алюминиевые фляги с винтовой пробкой начали производиться в 1937 году. Основное производство находилось в Ленинграде, на заводе «Красный Выборжец». Осенью 1941 года, с началом блокады, производство прекратили, и вновь алюминиевые фляги для Красной армии стали выпускать только в 1948 году. Переносилась фляга в специальном чехле, предназначенном для ношения на поясе. Было несколько типов чехлов: образца 1937 года со шнурком сбоку, упрощённый чехол 1937 года без шнуровки, образца 1941 года — именно такая фляга показана на фото.
Сумка патронная. Поясную патронную двугнёздную сумку иногда называют сумкой образца 1937 года. В отличие от более ранних образцов, имевших коробчатую конструкцию, в этой сумке было два отдельных кармашка, застёгивавшихся лямкой за шпенёк. По конструкции сумка напоминала вариант, использовавшийся в вермахте, отличаясь числом секций: у немцев их было три. С обратной стороны сумки , помимо лямок для продевания поясного ремня, было пришито четырёхугольное кольцо для передних зацепов лямок ранца. Каждому бойцу пехоты, вооружённому 7,62-мм винтовкой Мосина, полагалось две патронные поясные сумки .

Изначально каждая секция патронной сумки была рассчитана на 15 патронов — три обоймы или одну картонную пачку. Позже носимый боекомплект увеличили: ещё одну обойму стали класть пулями вверх, однако извлекать её было неудобно. Если боекомплект выдавался в бумажных пачках, то в каждое гнездо сумки укладывалась одна пачка и десять патронов россыпью. Изготавливалась патронная сумка из кожи, но с февраля 1941 года допускалось изготовление основных отделений сумки из кирзы. Производство продолжалось всю войну и некоторое время после неё.
Стальной шлем образца 1936 года (СШ-36). Первый советский стальной шлем , получивший обозначение СШ-36, был создан в конце 1935 года. Производился он с 1936 по 1939 год и с момента создания претерпел несколько изменений подтулейного устройства и способов его крепления. Производство разворачивалось с проблемами и сильным отставанием от плана, вдобавок у СШ-36 выявились недостатки, которые дали толчок к дальнейшим работам по усовершенствованию формы шлема и поиску нового сплава.

Всего было выпущено порядка двух миллионов шлемов СШ-36. Эти каски применялись бойцами Красной армии на Хасане и Халхин-Голе, некоторое количество было отправлено в республиканскую Испанию, они были у всех пехотинцев во время польского похода, массово носили их в Советско-финской войне. К началу Великой Отечественной войны СШ-36 был в войсках в больших количествах и являлся одним из основных типов шлема . Отдельные образцы можно видеть и на фотографиях 1945 года: много СШ-36 сохранилось на Дальнем Востоке на момент начала войны с Японией.
Ранец образца 1939 года. На смену вещмешку в 1936 году на снабжение Красной армии был принят ранец, конструктивно схожий с немецким. Однако войсковая эксплуатация выявила его некоторое неудобство в использовании, поэтому к концу 1939 года появился новый ранец. Спереди он имел крюки для зацепа за патронные сумки , для чего на последних было пришито металлическое четырёхугольное кольцо. Для пристёгивания за поясной ремень при переноске на спине солдата в нижней части ранца был предусмотрен ремешок с крюком. Кроме того, было ещё два ремня, шедших от лямок к нижней части ранца, одну из которых можно было быстро сбросить. С помощью этих ремней ранец подгоняли по росту.

В ранце переносили бельё, полотенце, запасные портянки, предметы гигиены и ремонта одежды, котелок с кружкой и ложкой, ружейные принадлежности, набор продуктов. Снизу приторачивалась плащ-палатка и принадлежности к ней, а вокруг по периметру ранца крепилась шинельная скатка. В походном положении на ранце закреплялась и каска . 31 января 1941 года приказом НКО СССР вместе с продуктовой сумкой для бойцов пехоты был введён облегчённый ранец образца 1941 года, который был переработанным вариантом ранца 1939 года. К 22 июня в войсках можно было увидеть ранцы всех перечисленных образцов, как и вещевой мешок образца 1930 года.
Котелок образца 1936 года. Название это не официальное, по дате принятия на снабжение нового комплекса экипировки для пехотинца Красной армии в 1936 году. Есть немало и других названий: овальный, плоский и т. п. Котелок изготавливался штамповкой из листа алюминия с ручкой из стальной проволоки на заводе «Красный Выборжец» в Ленинграде. Конструкция была практически без изменений заимствована у аналогичного немецкого котелка, но крышка советского образца была чуть выше и имела другое число заклёпок, крепящих рукоятку крышки.


...
а дальше, текст начинается с ссылки, вот далее по ней, если интересноУлыбающийся
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.16 / 10
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Перемещение людских контингентов из угрожаемых районов на восток СССР


 Чрезвычайно важной была задача по перемещению в глубокий тыл и размещению там миллионных масс советского населения, прибывавшего из западных областей, где до войны проживали около 40% граждан страны. Перебазирование советских людей в восточные районы из западных означало спасение их от фашистской неволи и одновременно помогало насытить кадрами народное хозяйство восточной части СССР. Большая трудность заключалась в том, что огромные массы людей требовалось обеспечить не только транспортными средствами, но и снабдить их в пути следования питанием, кипятком, одеждой, санпропускниками, медицинской помощью, а затем разместить и трудоустроить на новых местах.

Незамедлительно стали решаться важнейшие проблемы перебазирования: порядок эвакуации жителей западных районов, организация их обслуживания в пути и конечных пунктах следования, а также правила и очередность вывоза ценного оборудования и грузов, сроки восстановления перемещенных предприятий, строительство жилья для эвакуированных и прочее.


Попытка разработать общий план вывоза из прифронтовой зоны населения, а также промышленных и сельскохозяйственных предприятий, материальных и культурных ценностей была предпринята в июле 1941 г. При этом, очевидно, считая, что наступающего противника Красная армия вскоре остановит, плановые органы намечали переместить лишь немногим более 2 млн человек в районы ближайшего тыла, причем значительную часть эвакуируемых планировалось вывезти в Поволжье. Что касается более восточных областей, то, например, на Урал должны были переселиться 440 тыс. человек. Но быстрое развитие событий на фронте имело угрожающий характер, и надо было решать вопрос о спасении многомиллионных масс советских людей.

Благодаря энергичной и оперативной работе плановых и других государственных и партийных органов в исключительно короткие сроки были не только определены важнейшие оборонные и хозяйственные объекты, подлежавшие срочному перемещению в тыл, но и конкретные места их размещения на площадях родственных предприятий в восточных районах страны вместе с квалифицированными кадрами и членами их семей.

Пассажирским составам с вывозимым населением предоставлялось преимущество в отправлении наряду с оборудованием и продукцией оборонных предприятий (кроме воинских и оперативных эшелонов) со среднесуточной скоростью до 500—600 км. Поскольку ощущалась острая нехватка пассажирских вагонов, вывоз беженцев осуществлялся также в специально оборудованных для этой цели товарных вагонах, а иногда даже и на платформах. Перевозки населения были взяты под постоянный и строгий контроль. Начальники дорог ежесуточно не позднее 22 часов сообщали в центр о следовании людских эшелонов и отдельных вагонов с эваконаселением по состоянию на 18 часов. Наркомат путей сообщения ежедневно представлял в ГКО подробную справку о находящихся на железных дорогах составах с эвакуированными14.

С 5 июля на ряде железнодорожных узлов, станций и пристаней были организованы эвакуационные пункты, которые принимали и отправляли эшелоны с людьми, организовывали их питание и медицинское обслуживание. «Цепь эвакопунктов протянулась на тысячи километров от прифронтовых железнодорожных станций юга и запада страны до Восточной Сибири, Казахстана, Средней Азии», — вспоминал позднее А. Н. Косыгин.

Для оказания помощи спасающемуся от угрозы фашистского порабощения населению государство выделило необходимые средства. В эвакуационных пунктах старшие вагонов получали хлеб и другие продукты. Организовывались столовые, душевые, санпропускники, было обеспечено снабжение людей кипятком. Только во второй половине 1941 г. государство израсходовало для помощи эвакуированным около 3 млрд рублей.

Всё это, конечно, не означает, что эвакуация советских граждан с самого ее начала протекала гладко и слаженно. Срочно поднять миллионы людей с обжитых мест, убедив в нависшей над ними смертельной угрозе, в необходимости временно оставить свое жилье и имущество, а затем организовать их погрузку, перевозку и обеспечить размещение в тылу было чрезвычайно сложно.

26 сентября 1941 г. при Совете по эвакуации было создано Управление по эвакуации населения во главе с заместителем председателя СНК РСФСР К. Д. Памфиловым, который одновременно стал одним из заместителей председателя Совета по эвакуации. На Управление возлагались задачи организации вывоза населения из угрожаемой зоны, обслуживания в пути следования, приема, размещения и устройства на работу беженцев. Управление располагало значительным аппаратом в центре и на местах. Общее число его уполномоченных в союзных республиках, областях и краях вместе со штатными работниками, осуществлявшими вывоз населения, составляло на 1 января 1942 г. 2757 человек. Это управление просуществовало до 31 января 1942 г.

К выполнению эвакуационных задач были привлечены Госплан СССР, республиканские партийные органы, правительства республик, союзные и республиканские наркоматы, исполкомы местных советов прифронтовых и тыловых областей страны, военные органы и органы внутренних дел. Контроль над вывозом населения, оборудования и других материальных ценностей осуществляла созданная при Совете по эвакуации группа инспекторов во главе с заместителем Председателя СНК СССР А. Н. Косыгиным.

В постановлении ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР «О порядке вывоза и размещения людских контингентов» от 27 июня 1941 г. были определены главные задачи и первоочередные объекты эвакуации. Перемещению на восток в первую очередь подлежали детские учреждения, квалифицированные кадры рабочих и служащих, люди пожилого возраста, женщины с детьми, промышленное оборудование, станки и машины, цветные металлы, горючее, хлеб и другие ценности, имеющие государственное значение19. При этом не предусматривалось какое-либо преимущество той или иной нации в отношении перемещения в тыл, что представляется вполне демократичным и справедливым. Правда, существует мнение, что следовало бы предоставить право для эвакуации в первую очередь евреям и цыганам, поскольку в их отношении гитлеровцы осуществляли в оккупированных районах особые зверства, ничем не прикрытый массовый геноцид. Но предоставление такого преимущества могло бы вызвать только обратную реакцию среди простых людей, спасавшихся от угрозы фашистского ига.

Персональная ответственность за снабжение эвакобаз и обеспечение эвакуированного населения продуктами была возложена на заместителя наркома торговли СССР Г. Ф. Шорина, а за медицинскую помощь — на заместителя наркома здравоохранения СССР С. И. Миловидова. Это существенно помогло в ходе эвакуации свести к минимуму людские потери в результате недоедания или различных заболеваний.

Наряду с этим нельзя не отметить, что отсутствие необходимого опыта при проведении столь масштабного перебазирования приводило в первые недели этой операции к некоторым ошибкам и упущениям со стороны соответствующих органов власти. Так, погрузка эвакуационных грузов на станциях и узлах западноевропейской части СССР зачастую распылялась, что затрудняло быстрое формирование эшелонов. Точные направления продвижения эвакопоездов и конечные пункты их следования были указаны в большинстве случаев только для пассажирских составов. Новые места размещения многих предприятий первоначально устанавливались самими наркоматами. Они нередко планировали или чрезмерно дальнюю переброску некоторых грузов (в Сибирь и даже на Дальний Восток), или в районы ближайшего тыла, которые вскоре становились зоной боевых действий. Бывали случаи, когда вместе с эвакогрузами в глубокий тыл по ошибке отправлялись вагоны с боеприпасами и вооружением, предназначенные для действующей армии.

И все же в целом грандиозная производственная операция по перемещению в тыл целой индустриальной базы страны, включая огромные людские контингенты, принимала все более планомерный и целеустремленный характер.

С лета 1941 г. развернулась эвакуация населения и из центральных районов страны, принявшая в осенние месяцы массовый характер. Уже с конца июня через Москву как важнейший транспортный узел стал проходить большой поток беженцев из западных районов СССР. На пути этого потока Наркоматом внутренних дел были организованы заслоны железнодорожной милиции, которая на ближайших к столице станциях вела строгую проверку всех прибывавших лиц. Только в течение одной недели, с 28 июня по 4 июля 1941 г., ею были задержаны для проверки 49 730 человек, из них арестованы по разным причинам 2116 человек. Одновременно органы милиции изъяли 29 пулеметов, 1026 винтовок, 1260 пистолетов, 223 боевые гранаты, свыше 47,2 тыс. патронов и т. д. Разумеется, в разряд подозрительных в шпионаже, диверсиях и прочем иной раз попадали и совершенно невинные люди, но в целом подобная проверка в условиях военного времени была вполне оправданной мерой.

Поданным Пассажирского управления НКПС, с 29 июня по 29 июля 1941 г. специальные эвакопоезда вывезли из Москвы 959 530 человек (включая беженцев из прифронтовых областей). Быстрое приближение линии фронта потребовало форсировать эвакуационные мероприятия. 26 июля 1941 г. Совет по эвакуации вынес решение об ускорении эвакуации гражданского населения столицы. Наркомату путей сообщения было предписано с 26 июля по 2 августа вывозить ежедневно из города не менее 64 тыс. человек. Всего из Москвы и ее пригородов было вывезено одним железнодорожным транспортом около 1 млн 400 тыс. человек, причем треть из них составляли дети. К ноябрю население столицы в результате ухода многих москвичей на фронт и эвакуации сократилось с 4,5 млн до 2,5 млн. К концу ноября общее число эвакуированных жителей Москвы достигло 2 млн человек.

Общее число перемещенных в тыл из Ленинграда, согласно оперативным сводкам НКПС, только с 29 июня по 26 августа 1941 г. составило 773 590 человек (включая беженцев из Прибалтики и Карело-Финской ССР). В итоге эвакуации население Мурманской области к концу 1941 г. уменьшилось с 313,4 тыс. до 102,3 тыс., а число жителей Мурманска — с 117,1 тыс. до 35,6 тыс. С территории Карелии было отправлено в тыл почти 90% населения — свыше 500 тыс. граждан.

Западная Сибирь стала одним из главных регионов, куда направлялись эвакуированные, в том числе дети. Только за первый период войны Алтайский край принял 92 детских учреждения (И 739 человек), Новосибирская область — 48 (3286 человек), Омская — 170 (17 330 человек).

Процесс перебазирования производительных сил СССР, разумеется, включал в себя не только вывоз в тыловые районы огромных масс населения, не менее важной задачей являлось их размещение на новых местах и скорейшее вовлечение в производство способных трудиться. Партийные, советские, профсоюзные, хозяйственные органы восточных областей активно готовились к приему эвакуированных. В центре их внимания постоянно находились вопросы расселения, трудоустройства и бытового обслуживания прибывавших из угрожаемых районов рабочих, служащих, колхозников и членов их семей. При этом особое внимание уделялось детям-сиротам или потерявшим своих родителей, инвалидам и семьям фронтовиков. Примерно треть всех прибывших была расселена в городской местности, а остальные — в сельской.

В своем абсолютном большинстве местные жители многонациональных восточных регионов страны проявляли большое радушие и гостеприимство по отношению к эвакуированным беженцам войны, делясь с ними своим, зачастую и без того тесным и скудным кровом, одеждой, продуктами, лекарствами и прочим. Многие сибиряки, уральцы, жители центральных районов, республик Закавказья, Средней Азии и Казахстана брали в свои семьи эвакуированных детей-сирот. Только Узбекистан, где зародилось движение за усыновление эвакуированных детей-сирот, принял 200 тыс. малышей и подростков, оставшихся без родителей. Все они нашли здесь отеческое внимание, приют и заботу. Настоящий гражданский подвиг совершили кузнец из Ташкента Шаахмед Шамахмудов и его жена Бахри, усыновив, удочерив и воспитав многих сирот, среди которых были русские, узбеки, чуваши, татары, казахи, евреи и цыгане. Садовод из г. Ош (Киргизская ССР) Иминахун Ахмедов усыновил 13 детей. У этих патриотов нашлось немало последователей.

1 февраля 1942 г. по указанию ГКО и Совета по эвакуации, который возобновил свою работу, во всех регионах тыла была проведена перепись прибывшего из угрожаемых районов населения. Материалы этой чрезвычайно ценной переписи, составляющей несколько сотен объемистых папок, дают обширные сведения об эвакуированных. Они позволяют определить более точную численность эвакуированных в первые месяцы войны, их возрастной и национальный состав, основные профессии, прежние и новые должности и адреса и т. д. Данные этой переписи позволяют опровергнуть встречающиеся сегодня в ряде публикаций утверждения, будто из угрожаемых районов вывозились преимущественно лица русской национальности и семьи «одних комиссаров», что при ее осуществлении якобы господствовали различные проявления национальной дискриминации, антисемитизма и т. п.

Согласно переписи, только в Закатальский, Ждановский, Имишлинский и Пушкинский районы Азербайджанской ССР были эвакуированы 2745 человек: русских — 114, украинцев — 65, евреев — 2545, а также армяне, татары, молдаване, грузины и поляки29. В Городской и Дзержинский районы г. Баку из 1067 эвакуированных к 1 февраля 1942 г. прибыли 387 русских, 386 евреев, 168 украинцев, 73 армянина, пять грузин, семь азербайджанцев, 11 поляков, восемь татар и представители некоторых других национальностей.

Нельзя не отметить и такие строгие правила, которыми постоянно руководствовались государственные органы, занимавшиеся вывозом гражданского населения: семьи при эвакуации не разобщались и жители умеренных широт и особенно южной полосы в северных районах страны, как правило, не размещались. Например, по данным той же переписи, Беломорский и Виноградовский районы Архангельской области к началу февраля 1942 г. приняли 2242 эвакуированных из Мурманской области, Карело-Финской ССР и Ленинграда: русских — 1869, украинцев — 102, карелов — 201, мордвы — 26, белорусов — 15, татар — 14, вепсов — 5, финнов — 5, башкир — 3, евреев — 1, немцев —1.

Первостепенную роль в осуществлении беспрецедентного в истории перемещения производительных сил сыграл самоотверженный труд коллективов эвакуированных предприятий и учреждений. Люди работали с громадным напряжением, по нескольку суток не уходя с эвакуируемых объектов, чтобы своевременно и как можно полнее демонтировать и погрузить оборудование и другие материальные ценности. В прифронтовой зоне это происходило в обстановке постоянных вражеских ударов с воздуха и обстрелов. Нужны были исключительная выдержка, мужество, самопожертвование, преданность делу, чтобы в таких условиях, нередко за несколько часов или дней проделать огромный, титанический труд. Миллионы трудоспособных советских граждан, спасенных от фашистского геноцида, активно включались в работу для фронта.

Поданным Центрального справочного бюро, действовавшего при Совете по эвакуации, предварительным результатам переписи эваконаселения и ряду других источников, из угрожаемой зоны удалось переместить в тыловые районы 19—20 млн человек. Однако по разным причинам многие граждане оказались под фашистским игом. Сказались стремительное наступление фашистских войск в начале войны и острая нехватка транспортных средств, а также сыграли свою роль надежда, что враг скоро будет остановлен, оккупация продлится совсем недолго, болезни близких и т. п. Разумеется, были и те, кто остался сознательно, чтобы добровольно перейти на сторону немецко-фашистских захватчиков или быть по отношению к ним лояльным.

Таким образом, хотя эвакуация людских контингентов сопровождалась многими, зачастую неизбежными потерями, основная ее цель — спасти от врага миллионы советских граждан и использовать этот людской потенциал в интересах фронта — была достигнута.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.09 / 4
  Коллекционер мыслей
 
   
 

Скрытый текст

Согласно переписи, только в Закатальский, Ждановский, Имишлинский и Пушкинский районы Азербайджанской ССР были эвакуированы 2745 человек: русских — 114, украинцев — 65, евреев — 2545, а также армяне, татары, молдаване, грузины и поляки29. В Городской и Дзержинский районы г. Баку из 1067 эвакуированных к 1 февраля 1942 г. прибыли 387 русских, 386 евреев, 168 украинцев, 73 армянина, пять грузин, семь азербайджанцев, 11 поляков, восемь татар и представители некоторых других национальностей.

Нельзя не отметить и такие строгие правила, которыми постоянно руководствовались государственные органы, занимавшиеся вывозом гражданского населения: семьи при эвакуации не разобщались и жители умеренных широт и особенно южной полосы в северных районах страны, как правило, не размещались. Например, по данным той же переписи, Беломорский и Виноградовский районы Архангельской области к началу февраля 1942 г. приняли 2242 эвакуированных из Мурманской области, Карело-Финской ССР и Ленинграда: русских — 1869, украинцев — 102, карелов — 201, мордвы — 26, белорусов — 15, татар — 14, вепсов — 5, финнов — 5, башкир — 3, евреев — 1, немцев —1.


Скрытый текст

Интересная статистика кого куда эвакуировали. Спасибо.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
-0.02 / 4
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Перебазирование промышленных предприятий, сельскохозяйственного имущества, транспортных средств и других материальных ценностей (УССР, БССР....)

Огромных усилий от советских людей потребовало перебазирование сотен и тысяч промышленных объектов. При монтаже многих предприятий ощущалась острая нехватка рабочей силы, грузоподъемных и транспортных средств. Чрезвычайно сложно было в крайне ограниченное время, часто под огнем противника демонтировать и размещать на железнодорожных платформах крупногабаритные грузы: оборудование электростанций, горной, угольной промышленности, черной металлургии. В условиях быстро ухудшающейся военной обстановки нередко приходилось ограничиваться вывозом только наиболее важных и технически современных агрегатов, станков, машин и механизмов.


Одним из основных правил, которое надлежало соблюдать во время демонтажа и перемещения предприятий, было сохранение комплектности оборудования. Эшелоны с ценным оборудованием формировались так, чтобы каждый из них, а иногда и часть могли на новом месте быстро развернуться в самостоятельное предприятие и выпускать необходимую фронту и стране продукцию.

В различных регионах и областях европейской части страны процесс перемещения в тыл производительных сил был сопряжен с громадными трудностями, немалыми потерями и жертвами. С наименьшим успехом он прошел в западных приграничных районах, откуда вследствие быстрого продвижения противника организовать более или менее полный вывоз населения и материальных ценностей не представлялось возможным. По свидетельству, например, руководства Брест-Литовской железной дороги, эвакуацию пришлось начать под огнем наступающего врага «при полнейшем отсутствии связи с военным командованием и при противоречивых указаниях местных организаций, рассматривавших вопрос об эвакуации как создание паники, как нарушение государственной дисциплины». Только после получения в 22 часа 23 июня 1941 г. приказа НК.ПС об эвакуации были приняты меры по вывозу материальных ценностей и документов. Во второй половине дня в глубь страны отправились составы с семьями трудящихся, прибывшие из зоны военных действий. Потери оказались значительными: из 10 091 вагона с материальными грузами удалось отправить в тыл только 5675.

«В первые два-три дня военных действий, — вспоминал нарком путей сообщения (1944—1945) генерал-лейтенант И. В. Ковалев, — вопросы эвакуации населения, воинского имущества, промышленного оборудования и других народно-хозяйственных ценностей в значительной мере приходилось решать военному командованию, партийным и советским органам по собственному усмотрению. В одних случаях местные органы, трезво оценив обстановку, принимали решительные меры для эвакуации гражданского населения и материальных ценностей, в других — проявляли колебания, и в результате советские люди не по своей воле остались на оккупированной врагом территории, а материальные ценности либо в последний момент приходилось уничтожать, либо, что еще хуже, они доставались немецко-фашистским захватчикам».

К решению эвакуационных задач с первых дней войны были подключены и органы военных сообщений (ВОСО) фронтов и армий. Когда в середине июля 1941 г. на железнодорожном узле Великие Луки скопилось большое число вагонов с эвакогрузами, офицеры военных сообщений пришли на помощь железнодорожникам. За двое с половиной суток отсюда было отправлено в тыл страны около 1000 вагонов ценных грузов.

Вместе с населением, промышленным и сельскохозяйственным оборудованием, продовольствием и культурными ценностями из прифронтовой зоны вывозилось транспортное хозяйство магистралей, заводов и предприятий НКПС. Большую роль в этом деле играли части железнодорожных войск. С первых дней войны они приняли на себя не только основную тяжесть проведения заградительных и восстановительных работ на головных железнодорожных участках, но и техническое прикрытие железных дорог.

Важной составной частью их деятельности стало обеспечение эвакуации подвижного состава, станционного оборудования, верхнего строения и т. п. Так, воины 4-й железнодорожной бригады (командир полковник М. Т. Ступаков) Особого корпуса железнодорожных войск, находясь с начала боевых действий по август 1941 г. в составе Юго-Западного фронта, сумели вывезти или разрушить 244 км главного и 32 км станционного пути. За это же время они обеспечили переброску в тыл 25 400 вагонов и 692 паровозов. Части того же корпуса сумели угнать с Львовской железной дороги в тыл более 150 паровозов. Значительный объем эвакуационных работ в юго-западных приграничных районах на железнодорожных узлах Самбор, Стрый, Тернополь выполнили также воины 5-й железнодорожной бригады (командир полковник П. А. Кабанов) и другие части.

С громадными трудностями, под непрекращающимися бомбардировками и обстрелами осуществлялось перебазирование предприятий и населения Украины и Крыма. 4 июля ЦК КП(б) Украины и Совнарком УССР направили всем партийным и советским организациям специальную директиву, где ставилась задача «немедленно выделить ответственных людей за каждую МТС, совхоз, отвечающих за уничтожение ценного имущества, которое не может быть взято на случай эвакуации». Директива требовала усилить «отгрузку ценностей, оборудования предприятий и продовольствия (зерно, сахар и другие ценные товары), приняв меры к тому, чтобы подготовиться к уничтожению всего оборудования, продовольственных и других товаров, которые не могут быть вывезены при вынужденном отходе частей Красной армии».

Поток грузов на восток из важнейших промышленных центров УССР быстро возрастал. Уже 2 июля 1941 г. было принято решение ЦК партии о перебазировании в Магнитогорск броневого стана Мариупольского завода им. Ильича, а 5 июля Совнарком СССР вынес решение полностью вывезти в Челябинскую область Харьковский дизелестроительный завод и дизельный цех Харьковского тракторного завода. Предусматривалось, что эти предприятия должны были составить основу для заводов-дублеров по выпуску танковых дизелей и моторов на Урале и в Поволжье.

Много усилий прилагали местные органы, чтобы обеспечить вывоз всего намеченного к перебазированию. Вот что писал об итогах эвакуации заводов Днепропетровской области один из руководящих работников генерал К. С. Грушевой: «Для проведения полного демонтажа этих заводов, для погрузки станков и различного оборудования в железнодорожные составы мы имели считаные дни. Эвакуацию провели организованно, без нервозности и спешки. Оборудование, буквально до последнего винтика и гайки, установили и уложили на своевременно поданные платформы. Инженерно-технический персонал, рабочих и служащих обеспечили продовольствием, деньгами и усадили в теплушки. К середине июля был отправлен последний, как мы его называли, «специальный» эшелон».

Одновременно развернулась эвакуация из Одесской области. Днем и ночью в условиях постоянных воздушных налетов демонтировалось наиболее важное промышленное оборудование и шла его погрузка в эшелоны и на морские суда. В начале августа немецко-фашистские войска перерезали основную коммуникацию дороги, и Одесса оказалась изолированной с суши. Тогда было решено организовать вывоз основных железнодорожных грузов водным путем через Одесский порт в Николаев. Прибывшие в Николаев локомотивы подали к подготовленным составам, и они увезли в тыловые районы свыше 20 эшелонов с ценными грузами. К моменту занятия города противником вывоз населения и промышленного оборудования железнодорожным и морским путем был завершен.

Вскоре ввиду угрозы широкого выхода немецко-фашистских войск к Днепру в полосе обороны Юго-Западного и Южного фронтов стала неизбежной массовая эвакуация промышленных районов Приднепровья и Крыма. Только через Киевский узел было отправлено на восток 450 эшелонов, которые эвакуировали оборудование 197 крупных предприятий украинской столицы и свыше 350 тыс. киевлян. «Обстановка здесь была исключительно тяжелой, — отмечал в своих воспоминаниях бывший уполномоченный Совета по эвакуации Л. И. Погребной. — С утра до ночи Киев бомбили. Все торопились с эвакуацией. Однако рабочие в столь напряженной обстановке проявляли беспримерный героизм и сумели вывезти из Киева основное оборудование, сырье и материалы».

В начале августа 1941 г. ГКО и Совет по эвакуации обязали НКПС, наркоматы черной металлургии, электростанций, боеприпасов, химической промышленности, среднего и тяжелого машиностроения и земледелия ускорить перебазирование предприятий, расположенных на правом берегу Днепра.

При демонтаже многих предприятий здесь ощущалась острая нехватка рабочей силы, грузоподъемных и особенно транспортных средств. Основной поток эвакуационных перевозок из Приднепровья и Крыма проходил через Южную, особенно Сталинскую магистрали. В течение 15 дней августа 1941 г. только на Сталинской железной дороге было погружено около 14 тыс. вагонов эвакогрузов.
С середины августа развернулось перебазирование предприятий и населения с левого берега Днепра, в первую очередь заводов, фабрик, электростанций Запорожской и восточной части Днепропетровской областей. 20 августа с запорожских заводов ушел первый эшелон, и с этого дня размеры эвакуационных перевозок из города и области ежесуточно нарастали. В тесном контакте с железнодорожниками демонтировали и грузили эшелоны коллективы запорожских и днепропетровских заводов: «Запорожсталь», «Днепроспецсталь», «Правда», им. В. И. Ленина, «Светофор», «Коминтерн», «Коммунар», им. Карла Либкнехта, им. Ф. Э. Дзержинского, им. Г. И. Петровского, им. Артема, им. Шевченко, алюминиевого, магниевого, ферросплавного, коксохимического, азотно-тукового, авиамоторов и других.

В условиях постоянно ухудшающегося положения на фронте нередко приходилось ограничиваться вывозом только наиболее ценных и технически современных агрегатов, станков, машин, механизмов. При этом необходимо было, с одной стороны, обеспечить оперативную переброску определенного числа и профиля предприятий для развертывания военного производства на востоке, а с другой — требовалось не допустить, чтобы эвакуация вызвала резкие перебои в обеспечении первоочередных нужд действующей армии. В то время как одна часть промышленных предприятий находилась в пути на восток, другая продолжала на старом месте до последней возможности производить продукцию для фронта. Принцип очередности и поэтапности эвакуации зависел прежде всего от складывавшейся обстановки, а также типа и значения предприятий. При этом в целях сохранения комплектности иногда даже приходилось пренебрегать масштабами демонтажа.

К началу октября 1941 г. вывоз важнейшего оборудования запорожских и днепропетровских заводов был завершен. Одновременно через Днепр удалось переправить налевый берег, только по неполным данным, часть сельскохозяйственных ресурсов республики: 4498 тракторов, 680 комбайнов, 750 моторов комбайнов и 690 колхозных автомашин. Также до конца года было эвакуировано 65,3% крупного рогатого скота, 92,2% овец, 30,9% свиней, 14,2% лошадей, многие из которых по пути сдавались частям Красной армии.

С большими трудностями и потерями осуществлялась эвакуация из Харьковской области и Донбасса. Как отмечалось в одном из спецсообщений Транспортного управления НКВД СССР от 4 октября 1941 г., перебазирование харьковских предприятий «из-за неподготовленности заводов к погрузке, отсутствия средств механизации погрузочных работ и главным образом из-за нераспорядительности и растерянности администрации заводов» проводилось неудовлетворительно. И все же к 16 октября все крупные заводы города и области (45 предприятий) удалось эвакуировать. Вместе с заводами выехали в тыл 24,5 тыс. рабочих, инженерно-технических работников и служащих.

Решение Совета по эвакуации о перемещении в восточные районы страны предприятий Донецкого бассейна состоялось лишь 9 октября 1941 г., когда противник уже завязал бои на территории Донбасса. Всего за пять дней до захвата врагом Макеевки началась эвакуация местного металлургического завода. Постановление ГКО о перебазировании на восток Мариупольского металлургического завода было вынесено 5 октября, эвакуация началась на следующий день, но уже 8 октября была прервана противником. Из Сталинской и Во-рошиловградской областей местные органы успели отправить в тыл только 11 870 вагонов с людьми, оборудованием и материалами.

Чрезвычайно сложной задачей являлось перебазирование энергетического хозяйства Украины, которое нельзя было демонтировать одновременно с другими оборонными предприятиями, поскольку значительная часть из них выполняла срочные заказы фронта и нуждалась в бесперебойной подаче электроэнергии. Поэтому переброска из угрожаемых районов основного оборудования таких крупных электростанций, как Киевская, Кураховская, Зуевская, Северо-Донецкая, Штеровская ГРЭС, Одесская ТЭЦ, проходила буквально перед отходом советских войск, в самые последние дни и часы. На Днепропетровской ГЭС местные работники успели снять только некоторые детали с трех турбин, а плотину пришлось взорвать.

Всего с Украины с июля по октябрь 1941 г. были вывезены в тыл миллионы людей, а также оборудования, готовой продукции и других материальных ценностей почти 550 крупных заводов и фабрик. Кроме того, удалось эвакуировать за пределы республики свыше 6 млн голов скота, 1667,4 тыс. тонн зерна и 269,5 тыс. тонн зернопродуктов, тысячи тракторов, автомашин и много других материальных и культурных ценностей.

Эвакуация из Крыма была нелегкой вследствие низкой пропускной способности участков и отсутствия необходимого количества порожних вагонов и погрузочных механизмов. В этих условиях, несмотря на близость фронта, только с 7 по 31 августа работниками Сталинской железной дороги было отправлено в тыл из Приднепровья и Крыма 54 тыс. вагонов с эва-когрузами и населением — значительно больше, устанавливалось правительством на вторую и третью декады августа 1941 г.

Особую важность представлял вывоз из угрожаемых районов оборудования предприятий оборонной индустрии. Из Москвы, Ленинграда, Киева, Воронежа, Риги, Днепропетровска, Таллина, Харькова, Рыбинска, Ржева, Запорожья, Могилева, Калуги, Рязани, Таганрога, Смоленска, Ростова, Севастополя и других городов по решениям и распоряжениям ГКО, Совнаркома СССР и Совета по эвакуации к октябрю 1941 г. было эвакуировано на площади смежных заводов-дублеров 134 объекта Наркомата авиапромышленности, 41 завод Наркомата танковой промышленности, 37 заводов Наркомата вооружения и 42 завода Наркомата боеприпасов.

В исключительно тяжелых условиях проводилась эвакуация производительных сил с территории Белорусской ССР. Уже 23 июня 1941 г. Бюро ЦК КП(б) Белоруссии рассмотрело вопрос о незамедлительной эвакуации населения и материальных ценностей из городов, подвергавшихся обстрелу в полосе военных действий. Была срочно создана республиканская комиссия во главе с председателем Совнаркома БССР И. С. Были неким, которая приступила к работе. Между тем обстановка быстро ухудшалась, что не позволило организовать эвакуацию в достаточно широких размерах из западных областей БССР, которые уже через несколько дней были оккупированы врагом. В несколько больших размерах эвакуация прошла в восточной части республики. Только из Гомеля и области ежедневно отправлялось в тыл не менее 250—300 вагонов с эвакогрузами, причем для вывоза оборудования «Гомсельмаша», паровозоремонтного и станкостроительного заводов потребовалось более 2500 вагонов и платформ.

В тыловые районы удалось вывезти более 16,5 тыс. единиц ценного технологического оборудования, 842 тонны цветных металлов, 44 км силового кабеля, более 3400 вагонов готовой продукции, свыше 2130 вагонов металлолома, а также 44 765 тонн зерна, 600 тыс. голов скота, 4 тыс. тракторов, 400 комбайнов, 150 молотилок и прочего. Всего из Белоруссии успели эвакуировать оборудование, сырье, готовую продукцию 109 крупных и средних промышленных предприятий (из них 39 союзного и 70 республиканского значений) и свыше 1,5 млн человек.
.....
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.07 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 
Перебазирование промышленных предприятий, сельскохозяйственного имущества, транспортных средств и других материальных ценностей (УССР, БССР....)

.....
В столь же напряженных условиях прошла эвакуация в республиках Прибалтики. В первые дни войны, несмотря на непрерывные налеты вражеской авиации и действия диверсантов, железнодорожники и рабочие коллективы предприятий Риги, Езгавы, Вент-спилса, Даугавпилса и других грузили в 4—5 раз больше вагонов, чем обычно. В работу по эвакуации включились и транспортные суда, расположенные вдоль Балтийского побережья. Недостаток времени и быстрое продвижение вражеских войск не позволили эвакуировать из этого региона страны много материальных ценностей. Не было вывезено оборудование ряда предприятий металлообрабатывающей, цементной, текстильной промышленности, в частности Рижского электротехнического завода, Кренгольмской и Балтийской мануфактур и других.


Из Прибалтийских республик эвакуация дольше всего продолжалась в Эстонской ССР, где непосредственные боевые действия развернулись несколько позднее. Она началась по решению Комитета обороны республики в конце июня 1941 г. В соответствии со срочно разработанным планом эвакуации в первую очередь было полностью вывезено оборудование и часть основных производственных кадров машиностроительного завода «Красный Крулль», завода № 463 и завода радиоаппаратов «Радио-Пионер». С 15 июля по решению того же Комитета демонтаж производственного оборудования на заводах и фабриках Эстонии был приостановлен, а часть предприятий даже установила это оборудование и приступила к работе по выполнению военных заказов.

Перевозки по Эстонской железной дороге были прекращены лишь после того, как 7 августа 1941 г. противник захватил станцию Раквере, перерезав тем самым основную линию Таллин — Нарва. На западном участке перерезанной линии осталось более 1 тыс. вагонов и 40 паровозов. За время эвакуации преимущественно по железнодорожным линиям удалось перебросить в тыл значительную часть людей и материальных ценностей: около 13 тыс. единиц различного производственного оборудования предприятий республики, 65 паровозов и мотовозов, более 6 тыс. единиц электрооборудования, 750 тыс. хлопчатобумажных тканей и прочего на сумму свыше 600 млн рублей.

Вывозом населения и материальных ценностей с первых дней фашистской агрессии были также охвачены Молдавская ССР и северо-западные районы страны: Ленинградская, Мурманская области и Карелия. Благодаря энергичным действия республиканских и местных органов Молдавии в глубь страны удалось отправить 4076 вагонов с оборудованием, техникой, продовольствием, сырьем и до 300 тыс. жителей республики.

Эвакуация из Ленинграда и области началась уже в конце июня 1941 г., согласно постановлению Военного совета Северного фронта от 28 июня 1941 г. В первую очередь по указанию местных партийных и советских организаций стали вывозиться старики и женщины с малолетними детьми. Одновременно был организован вывоз ленинградских архивов, импортного оборудования, уникальных станков, агрегатов, началась разгрузка города от ряда оборонных предприятий.

В начале июля отделом военных сообщений штаба главнокомандующего Северо-Западным направлением совместного с начальниками военных сообщений Северного и Северо-Западного фронтов был составлен декадный план эвакуации военного имущества и различных материальных ценностей с территории фронтов. Этот план предусматривал погрузку 600 вагонов в сутки.

Массовый вывоз ленинградских промышленных предприятий и населения особенно развернулся по решению ГКО от 11 июля 1941 г., после того как противник овладел Псковом и вышел к р. Луге. Работа Ленинградского железнодорожного узла резко осложнилась. Значительно возрос поток эшелонов с грузами из Прибалтики, со станций Карельского перешейка и других районов.

Ход эвакоперевозок находился под контролем А. Н. Косыгина, направленного в Ленинград в качестве уполномоченного ГКО. В первую очередь вывозилось оборудование тех оборонных предприятий, которые не могли в создавшихся условиях выпускать продукцию. Решение ГКО о перемещении в тыл Кировского и Ижорского заводов было вынесено 26 августа 1941 г., однако через два дня по указанию ГКО их вывоз был временно остановлен. В то же время демонтаж и эвакуация других ленинградских предприятий продолжались. Но 29 августа враг перерезал последнюю железнодорожную линию. 8 сентября замкнулось кольцо блокады, и эвакуировать в тыл многих ленинградцев, а также материальные и культурные ценности полностью не удалось. К этому времени из города на Неве были эвакуированы десятки крупных предприятий, тысячи ленинградцев и беженцев из Прибалтики и Карело-Финской ССР.

Вывоз из Ленинграда населения и оборудования возобновился воздушным путем и через Ладожское озеро, которое использовалось для этой цели и в зимние месяцы. Как сообщал в ГКО А. Н. Косыгин, только с 22 января по 11 апреля 1942 г. из Ленинграда по льду Ладожского озера удалось переправить на автомашинах и в специально оборудованных товарных вагонах 539 400 человек.

Эвакуация из Мурманской области и Карело-Финской ССР была проведена главным образом по Кировской железной дороге, которая на протяжении более чем 1500 км находилась в прифронтовой полосе. Из Советского Заполярья железнодорожники перебазировали в глубокий тыл несколько тысяч вагонов грузов, в том числе все оборудование комбинатов «Североникель» и «Апатит», Кандалакшского алюминиевого завода, Левозерского горно-обогатительного комбината, гидростанции «Нива-3», часть турбин Туломской ГЭС, рыбокомбината, часть оборудования судоремонтных заводов Главсевморпуги, морского пароходства и судоверфи Наркомрыбпрома. Были также вывезены большое число рабочих и около 115 тыс. женщин и детей. С территории Карелии были отправлены в тыл оборудование и имущество Онежского завода, слюдяной и лыжной фабрик, Соломенского, Сунского и Ильинского лесозаводов, часть оборудования Кемского и Беломорского лесозаводов, Кондопожского и Сегетского комбинатов, большинство МТС, колхозов и совхозов и т. д.

Эвакуационными перевозками оказались заняты и железные дороги Кавказа. С 28 октября началось перебазирование «Майкопнефти» и «Грознефти». К 9 ноября 1941 г. с Орджоникидзе вс кой магистрали на Закавказскую железную дорогу поступило 16 208 вагонов с эвакогрузом, в том числе 10 758 вагонов с промышленным оборудованием и материалами. Почти все грузы направлялись на перевалку в Бакинский порт. Через Кавказские железнодорожные магистрали эвакуировались и таганрогские заводы им. Андреева, авиационный им. Дмитрова и «Красный котельщик». Новочеркасский листопрокатный завод им. Буденного, Ростовский завод «Красный Аксай», Краматорский завод тяжелого машиностроения, Новочеркасский станкостроительный завод и другие крупные предприятия.

Много усилий от транспортников потребовал вывоз хлеба и других продуктов питания из зоны военных действий и прифронтовых районов. К 1 августа 1941 г. по Калининской, Западной, Одесской, Ленинградской, Юго-Западной, Московско-Киевской, Южной и Белорусской дорогам удалось эвакуировать 32 731 вагон с хлебом. А между тем в связи со сбором нового урожая зерновых в западных и южных областях на местах погрузки начали скапливаться целые горы зерна, которые требовалось любой ценой спасти от немецко-фашистских захватчиков. По указанию НКПС вывоз хлеба стал проводиться только маршрутами или укрепленными группами вагонов. На станции массовой погрузки хлеба направлялись руководящие работники дорог. Несмотря на постоянную острую нехватку порожняка, только железнодорожники Сталинской магистрали с начала эвакуации по 1 октября сумели вывезти 35 514 вагонов хлеба. По решению Совета по эвакуации от 5 августа 1941 г. по южным и юго-западным магистралям намечалось эвакуировать также 5385 вагонов сахара, но работники этих дорог обеспечили вывоз к началу сентября не менее 6,5 тыс. вагонов.

Темпы массовых эвакуационных перевозок в осенние месяцы 1941 г., когда противнику удалось захватить около 40% протяженности сети, были весьма напряженными.

Все возраставшая угроза советской столице вызвала необходимость проведения эвакуации Москвы и Московской области. Так, уже в первые недели войны развернулась подготовка к перебазированию из столицы на восток двух заводов Наркомата судостроительной промышленности. Более широкие масштабы приняли эвакоперевозки из Москвы и Московской области осенью 1941 г., когда враг начал операцию «Тайфун» — генеральное наступление на советскую столицу. 15 октября «ввиду неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии» ГКО вынес постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». На 12 декабря, поданным 24 наркоматов, эвакуацией было охвачено 523 предприятия Москвы и Московской области. На 10 декабря вместе с предприятиями удалось переместить в тыл 564 248 работников промышленности и членов их семей.

Несмотря на чрезвычайные трудности, перемещение производительных сил в тыловые районы страны в 1941 г. прошло в целом слаженно и в основном в соответствии с намеченными сроками. Из прифронтовой зоны в течение второго полугодия 1941 г. удалось вывезти в восточные районы страны полностью или частично вследствие высокой степени воздействия противника оборудование, машины, станки и механизмы десятков тысяч промышленных предприятий.

Трудовую доблесть и отвагу проявили во время эвакуации энергетики прифронтовой зоны. Оборудование электростанций демонтировалось и после погрузки буквально под огнем врага вывозилось в тыл. Например, демонтаж Зуевской ГРЭС в Донбассе проводил ся в условиях быстрого продвижения немецко-фашистских войск, пытавшихся захватить электростанцию. Чтобы этого не допустить, под демонтируемые агрегаты была подложена взрывчатка. Жертвуя собой, патриоты-энергетики в течение нескольких дней продолжали снабжать электроэнергией из заминированных цехов Донецкий угольный бассейн.

Наиболее полно было перебазировано оборудование военных, машиностроительных, металлообрабатывающих, алюминиевых, химических предприятий, а также турбогенераторы электрических станций, чему помимо других факторов способствовали сравнительная легкость демонтажа и транспортировки этих видов оборудования. В меньшей степени ввиду громоздкости, ограниченности времени и транспортных средств удалось перебросить в тыл котельное оборудование электростанций и основные фонды горной, металлургической и коксовой промышленности, которые в основном состояли из крупных сооружений (шахты, мартеновские и доменные печи, коксовые батареи и т. п.). Лишь в некоторых случаях имела место полная эвакуация металлургических сооружений. Так было, например, при перемещении двух доменных печей Новолипецкого металлургического завода, которые удалось разобрать на части, перевезти на Урал и здесь использовать во время сооружения нового металлургического завода. Из прокатного оборудования в ряде случаев пришлось ограничиться переброской лишь особо важных и технически современных агрегатов.

Кроме приграничных районов Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии некоторые материальные ценности не успели вывезти и из ряда областей РСФСР. Так, по сообщению Управления НКВД по Смоленской области здесь оставалось «значительное количество продовольствия, зерна и товаров, а также оборудование и сырье ряда предприятий», в частности «все оборудование и продукция 30 льнозаводов... все имущество, оборудование и сырье смоленских хлебокомбинатов». В 20 занятых противником районах осталось 20—22% крупного и 18—20% мелкого колхозного скота.

4 октября 1941 г. Транспортное управление НКВД сообщало в Совет по эвакуации о неполадках при вывозе в тыловые районы харьковских предприятий. Так, согласно разработанному эвакоплану подлежали перемещению в тыл их Харькова 35 важнейших предприятий, для чего требовалось получить более 13 тыс. вагонов. Транспортное управление отмечало, что руководство Южной железной дороги «систематически не выполняет план подачи порожних вагонов для эвакуации харьковских предприятий. Вместе с тем из-за неподготовленности заводов к погрузке, отсутствия средств механизации погрузочных работ и главным образом из-за нераспорядительности и растерянности администрации заводов эвакуация происходит совершенно неудовлетворительно». Так, «по плану первой очереди эвакуации из Харькова надлежало вывезти 9228 вагонов с оборудованием важнейших заводов. За период с 19 по 30 сентября с. г. включительно из указанного количества было погружено только 4558 вагонов». Харьковский тракторный завод вместо 1500 вагонов погрузил только 970 при наличии на заводе порожних вагонов; завод № 175 вместо 1650 погрузил 493 вагона; завод № 183 вместо имевшихся 1500 погрузил 682 вагона. За срыв отгрузки эвакооборудования на харьковских предприятиях виновные были привлечены по законам военного времени к уголовной ответственности. Но драгоценное время для полного перебазирования было упущено.

Почти 70% перемещенных из угрожаемых районов промышленных объектов размещалось на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Наряду с этим в связи с ликвидацией непосредственной угрозы столице в конце декабря 1941 г. — в первых месяцах 1942 г. была проведена реэвакуация части предприятий центрального промышленного района СССР, в том числе Москвы. Так, уже в начале 1942 г. в Москву было возвращено несколько таких крупных объектов, как станкостроительный завод «Красный пролетарий».

Впереди был колоссальный объем работы. Большое число эшелонов, автомашин и подвод со всеми указанными грузами еще находилось в пути следования. Предстояло не только обеспечить ускоренное продвижение к конечным пунктам огромного эвакуационного потока, устраняя при этом создавшиеся многочисленные пробки, но и успешно завершить начатый процесс размещения и подключения перебазируемых производительных сил к выпуску продукции, необходимой для фронта.

http://encyclopedia.mil.ru/fil…_Chap3.pdf
Отредактировано: AndreyK-AV - 28 июня 2018 09:19:30
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.07 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +342.94
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 35,933
Читатели: 6
 

Эвакуация на Восток. Развертывание в тыловых районах СССР мощной военно-экономической базы

Чрезвычайно важное военно-хозяйственное значение имел скорейший ввод в действие прибывавших в восточные регионы предприятий. «В скоростном пуске эвакуированных предприятий, — подчеркивала в те дни «Правда», — огромный дополнительный источник увеличения производства оружия и боеприпасов»70. От решения этой задачи во многом зависели успешная перестройка на военный лад народного хозяйства СССР, создание в стране мощной и слаженной военной экономики, способной обеспечить победу над врагом.
Поэтому все организационно-хозяйственные мероприятия центральных и местных органов власти в сложившейся обстановке были в первую очередь направлены на ускорение темпов размещения и восстановления эвакуированных предприятий, прежде всего на наращивание мощностей заводов, производящих вооружение и боевую технику.

С июля 1941 г. эвакуируемые с запада заводы оборонной и тяжелой индустрии стали прибывать в крупные центры Поволжья — Горький, Куйбышев, Саратов, Сталинград, Астрахань и другие города. Агрегаты металлургических, коксохимических предприятий и объекты тяжелого машиностроения направлялись преимущественно на Урал, в Западную и Восточную Сибирь. Действовавшие на востоке предприятия, куда поступало эвакооборудование, в несколько раз увеличивали свою производственную мощь. Так, Магнитогорский металлургический комбинат принял и развернул на своих площадях оборудование 34 заводов, Орский и Челябинский — 13, Нижне-Тагильский — 13, Синарский трубный — 9. Ряд перемещенных заводов-гигантов невозможно было разместить в одном месте, и тогда их делили на самостоятельные, технологически специализированные предприятия и добивались успехов.

29 октября 1941 г. Совнарком СССР вынес постановление «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан»71, в котором наркомам оборонных наркоматов и ведущих отраслей тяжелой промышленности — А. И. Шахурину, В. А. Малышеву, Д. Ф. Устинову, П. Н. Горемыкину, И. Ф. Тевосяну, П. Ф. Ломако, Г. Д. Каплуну, В. М. Денисову, И. К. Седину и другим предписывалось представить не позднее 1 ноября 1941 г. в Совнарком СССР график восстановления заводов, эвакуированных из Москвы, Тулы, Харькова, Донбасса, Ленинграда и других районов. В графике требовалось указать сроки пуска оборудования и выпуска продукции с программой на ноябрь и декабрь 1941 г., а также обеспечения предприятий рабочей силой и инженерно-техническими кадрами. Вопросами размещения и ввода в строй прибывавших в тыл предприятий занимались также члены ЦК партии и правительства: С. А. Акопов, Б. А. Ванников, В. В. Вахрушев, С. З. Гинзбург, А. И. Ефремов, А. Г. Зверев, А. Н. Косыгин, И. Г. Кабанов, Н. С. Казаков, А. И. Микоян, М. Г. Первухин, П. И. Паршин и другие.

В постановлении ГКО, принятом 9 ноября 1941 г., «О порядке размещения эвакуируемых предприятий» наркомам предписывалось согласовывать с Госпланом СССР и Советом по эвакуации конечные пункты для вывозимых в тыл предприятий и организацию дублирующих производств. ГКО предложил местным организациям принять необходимые меры для быстрого развертывания восстанавливаемых предприятий. В ряде восточных республик, краев и областей состоялись специальные пленумы райкомов, обкомов и ЦК, собрания партийного, советского и хозяйственного актива, посвященные ходу выполнения этой чрезвычайно важной военно-хозяйственной задачи. Однако большинство текущих вопросов, связанных с восстановлением эвакуированных фабрик и заводов, решалось в оперативном порядке на заседаниях бюро и секретарями обкомов по соответствующим отраслям промышленности.

Такая практика оправдывала себя, поскольку далеко не везде местные хозяйственные органы проявляли высокую ответственность в этом деле. Как отмечалось, например, в конце сентября 1941 г. на заседании бюро Молотовского обкома ВКП(б), «на предприятия и в хозяйственные организации… области прибыло и прибывает в большом количестве  всевозможное ценное эвакуированное оборудование, станки и материалы. Однако руководители предприятий и учреждений до сих пор не приняли надлежащих мер к сбережению и сохранению государственного имущества, имеются факты, когда это имущество находится безнадзорно, никем не учитывается, хранится на открытых площадках, подвергается порче и поломке». Бюро обкома обязало секретарей райкомов и горкомов партии взять под контроль состояние учета, хранение и сбережение эвакоимущества и привлекать к строжайшей ответственности лиц, допустивших порчу или поломку при его хранении.

Областные комитеты партии каждую декаду отчитывались перед ЦК ВКП(б) и ГКО о ходе восстановления эвакуированных промышленных предприятий на новых местах. Так, 20 декабря 1941 г. Челябинский обком партии сообщал в ЦК, что из 54 перемещенных заводов уже полностью восстановлены и работают шесть металлообрабатывающих предприятий, частично пущены и находятся в стадии монтажа семь предприятий, 11 предприятий прибыли и используются на действующих заводах (восстановлению как самостоятельные объекты не подлежат), 17 предприятий включены в строительную программу на 1942 г., пока не прибыли 13 предприятий.

Преодолевая огромные трудности, рабочие и служащие эвакуированных предприятий вместе с трудящимися восточных районов в невиданные сроки, в среднем за полтора-два месяца, монтировали поступавшее промышленное оборудование и вводили его в действие.
В результате размещения прибывших предприятий возникали новые производственные связи между отдельными отраслями промышленности, нередко далеко отстоявшими друг от друга, и образовывались новые комплексы военного производства. Четыре подобных центра, которые могли выполнять весь цикл производства танков, сложились в Поволжье и на Урале.
Активное участие в быстрейшем монтаже и пуске прибывавшего оборудования принимала советская молодежь. В ноябре 1941 г. на размещении и восстановлении прибывших с запада предприятий в г. Орске трудились 2000 юношей и девушек, в Медногорске — более 1300, в Бугуруслане — около тысячи, в Оренбурге — 1680 молодых патриотов Отечества. Такую же работу выполняли молодежные (комсомольские) организации многих восточных областей. Осенью 1941 г. в г. Курган стали поступать составы с заводским оборудованием, которое требовалось в самые сжатые сроки ввести в действие. Разгрузка оборудования стала острой проблемой. Не хватало рабочей силы. Тогда по призыву комсомола тысячи молодых курганцев вышли на воскресник по разгрузке вагонов.
Вот что говорилось в одном из отчетных документов Новосибирского обкома ВЛКСМ:
«В область прибывали эшелоны из Москвы, Харькова, Ленинграда, Киева и других городов… Нужно было немедленно разгрузить эти эшелоны, снять оборудование, установить его часто совсем на новых местах, но чаще — влить в цеха уже работавших заводов. Были мобилизованы весь комсомол, вся молодежь области, чтобы как можно быстрее заставить это ценное оборудование работать на победу. После 12-часовой работы приходилось ночами работать на разгрузке эшелонов. Комсомольские бригады, невзирая на суровые сибирские морозы, темные ночи, свою усталость, шли и работали: расчищали заводские площадки, рыли котлованы там, где нужно было возводить новые заводские корпуса… Комсомольцы строили железнодорожные ветки к новостройкам, а следом уже шли составы, груженные оборудованием и материалом для работы, и через несколько недель заводы выдавали готовую боевую продукцию».
Вывезенные из Москвы в Томск цеха 1-го Государственного подшипникового завода (часть цехов направлялась в Куйбышев) прибыли на место 16 сентября 1941 г., а уже в октябре того же года страна получила первую тысячу томских подшипников. 19 октября 1941 г. последняя группа танкостроителей во главе с директором Ю. Е. Максаревым покинула Харьков, а 8 декабря первые 25 танков Т-34, собранные уже на уральской земле из привезенных частей и узлов, пошли на фронт.
Свыше 50 предприятий приняли города Кузбасса. Некоторые из них, например, коксохимические заводы Запорожья, Мариуполя, Краматорска, влились в Кемеровский коксохимический комбинат, Запорожский «Днепроспецсталь» вошел в состав Кузнецкого металлургического комбината, другие возрождались как самостоятельные предприятия

136
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.04 / 2
загрузить следующие сообщения: 5 из 5
 2 След→
 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

AFTERSHOCK

     
Модераторы:
Paul
Сейчас на ветке:
Всего: 0, Гостей: 0, Пользователей: 0, Мобильных: 0
  1. >
  2. Форум >
  3. Исторический раздел >
  4. Эвакуация на Восток. Всё о великом подвиге и великом чуде спасения.....
Глобальная Авантюра © 2007-2019 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.

CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Unknown

Яндекс.Метрика