Глобальная Авантюра  
ФОРУМ
главное меню
  1. >
  2. Форум >
  3. Исторический раздел >
  4. Мы свой, мы Новый Мир построим... И кто же эти "мы"

Мы свой, мы Новый Мир построим... И кто же эти "мы"

 2  3 4→След→
 
19 января 2019, 21:29:55, Старый Хрыч (обновлено: 19 января 2019 21:29:55)
 
71 +0.05 / 3 Сообщение  
Исторический раздел модерируется. На всей его "территории" действуют, без каких либо ограничений и исключений, Правила ГА. Раздел модерирует группа Глобальных Модераторов: Старый Хрыч, Сизиф, Senya


1. Все слухи и "совершенно достоверные сведения" от ОБС, распространяемые пользователями и "авторитетами", не имеют под собой никаких оснований, и являются ложью.
Никаких преследований по политическим взглядам и убеждениям не будет, и не планировалось изначально. Исключение составляют лишь те, которые запрещены Законами РФ.
2. В разделе категорически запрещаются:
- борцунство в любом виде
- выяснения отношений и переход на личности
- оскорбления оппонентов в ходе дискуссий
- перенос скандалов на другие ветки с жалобами и обвинениями оппонентов, в т.ч. в "Вопросы пользователей"
- оверквотинг (излишнее цитирование). Рекомендую оставлять при ответе лишь небольшую часть цитаты, и пользоваться спойлером. Не повторяйте в постах фото, рисунки.
3. Настоятельно рекомендую использовать ссылки на приводимые (цитируемые) материалы, и не использовать на ветках материалы из сомнительных источников. Категорически не рекомендуется однобокое, тенденциозное освещение событий нашей истории.
- ведя дискуссию, будьте вежливы. Не занимайтесь провоцированием оппонента с иными взглядами, отличными от Ваших.
4. Некоторое время доступ к отдельным веткам будет ограничен для проверки содержания. Все посты, содержащие грубость, хамство, признаки троллинга оппонентов, нецензурную брань, оверквотинг, борцунство и т.п., будут удалены без предупреждения, допустившие ранее нарушение Правил, при этом могут быть наказаны
5. Не окончательно, будет дополняться по мере ознакомления с разделом.
С уважением С.Х.
Отредактировано: Старый Хрыч - 19 января 2019 21:30:13
"... и тот, у кого нет меча, пусть продаст свою одежду и купит меч" Евангелие от Луки

"Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков.."
/А.С.Пушкин/
 
 
+ 0.00 / 0
 
 
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Начало
Дискуссия 38 1 +0.02 / 6 +0.02 / 9

После того как в стране пришли к власти творцы Нового Мира, они решили отказаться от пережитков прошлого и построить своё -новое.
Давайте вместе попробуем разобраться, что именно они пытались построить взамен русской культуры. Кто именно это строил. Методы этого строительства.
А так же рассмотрим, кто стал формировать Нового Человека посредством искусства, взамен эмигрировавших и погибших русских поэтов, художников, философов и т.д.  В общем познакомимся с советской интеллигенцией.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 31 августа 2018 12:46:23
+ 0.02 / 6
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Коллонтай, Александра Михайловна
Дискуссия 30 1 +0.02 / 6 -0.00 / 13

Народный комиссар государственного призрения РСФСР

.
.

В 1913 году Александра Коллонтай опубликовала статью «Новая женщина», в которой развивала взгляды на женщину нового, передового общества. Новая женщина стремится стать полноправным членом общества и руководствуется следующими принципами:
  • Победа над эмоциями, выработка самодисциплины.
  • Отказ от ревности, уважение свободы мужчины.
  • Требует от мужчины не материального обеспечения, а бережного отношения к своей личности.
  • Новая женщина — самостоятельная личность, её интересы не сводятся к дому, семье и любви.
  • Подчинение разуму любовных переживаний.
  • Отказ от фетиша «двойной морали» в любовных отношениях. Новая женщина не скрывает своей сексуальности.

Развитию концепции новой женщины Коллонтай посвятила также свою беллетристику, например повесть «Большая любовь». Повесть рассказывает о любви молодой незамужней революционерки Наташи и женатого революционера Семёна. Хотя Семён и марксист, он не может расстаться со старыми взглядами на женщину как лишь объект любовных утех. Наташа ему подчиняется, но в финале повести всё же сбрасывает с себя оковы такой связи и обретает свободу. Далее Коллонтай развивала эти идеи в повести «Василиса Малыгина» (1923) и рассказе «Любовь трёх поколений» (1923), в которых она описывает раскрепощённых женщин, не желающих связывать себя семьёй.
К традиционному институту семьи Коллонтай вообще относилась крайне скептически, полагая, что женщины должны служить интересам класса, а не обособленной ячейке общества. В статье «Отношения между полами и классовая мораль» она писала: «Для рабочего класса большая „текучесть“, меньшая закреплённость общения полов вполне совпадает и даже непосредственно вытекает из основных задач данного класса».
Подобные свободные взгляды Коллонтай привели к тому, что её объявили автором теории стакана воды. На самом деле отношение Коллонтай к этой теории не установлено. В отличие от примитивных представлений этой теории, Коллонтай всё же писала о необходимости любви во взаимоотношении полов.
Представления о будущем коммунистическом обществе
В 1922 г. Коллонтай написала небольшой фантастический рассказ о функционировании общества будущего[14]. Действие происходит 7 января 1970 г. Ячейкой нового общества является «коммуна». Семья уничтожена, а жилищный вопрос разрешается по казарменному типу: «…живут не семьями, а расселяются по возрастам. Дети — в „Дворцах ребёнка“, юноши и девочки-подростки — в весёлых домиках, окруженных садами, взрослые — в общежитиях, устроенных на разные вкусы, старики — в „Доме отдыхновения“». Вопрос о том, откуда берутся дети, остаётся за рамками рассказа. Обмен межпоколенческим опытом осуществляется на праздниках в Доме ветеранов революции, где молодёжь получает возможность слушать рассказы стариков. В школе что-то рассказывают о «великих годах революции», но по ходу действия выясняется, что познания учащихся крайне скудны. Положение высшего образования неясно (о самом его существовании можно лишь догадываться, поскольку упомянуты мимоходом преподавание, наука и техника). Молодёжь коммуны ведёт упорную борьбу «с единственным оставшимся у человечества врагом — с природой»; в чём сущность этой борьбы, не поясняется. При этом игнорируется существование болезней: вся молодёжь коммуны пышет здоровьем, о существовании какой-либо системы здравоохранения умалчивается.
Денег и торговли уже нет. Действует распределительный механизм удовлетворения элементарных потребностей населения: таким путём достигнуто всеобщее равенство. «В коммунах нет ни богатых, ни бедных; эти слова — забытые слова. Они ничего собою не выражают. У членов коммуны имеется всё, что надо для того, чтобы не думать о насущном, о материальном. Одежду, пищу, книгу, развлечения — всё доставляет члену коммуна. За это член коммуны отдает коммуне свои рабочие руки на два часа в день и свое творчество, пытливое искание своего ума — во всё остальное время своей жизни». Таким образом, после двух часов добровольно-принудительных работ человек отправляется на другую работу, но теперь уже совершенно добровольную, по зову сердца. «У всякого своя специальность и свое любимое дело. „Специальностью“ называется та работа, которую член коммуны выполняет в те два часа в день, когда его силы используются для коммунального хозяйства. Остальное время каждый отдает свои силы любимому роду работы: науке, технике, искусству, усовершенствованному полеводству, преподаванию». Каким образом согласуются общественная потребность в этих видах деятельности с индивидуальными склонностями людей — не поясняется. В то же время настойчиво декларируется, что коммуна — общество «счастья всеобщей организованности и радости свободного, творческого труда».
«У коммуны нет врагов, так как все соседние народы и нации уже давно устроили у себя такие же коммуны и весь мир представляет собою федерацию коммун. Молодое поколение уже не знает, что такое война…»
Отзывы современников
Питирим Александрович Сорокин в «Страницах из русского дневника» дал следующую характеристику:
«Что касается этой женщины, то очевидно, что её революционный энтузиазм — не что иное, как опосредованное удовлетворение её нимфомании. Несмотря на её многочисленных „мужей“, Коллонтай — вначале жена генерала, затем любовница дюжины мужчин — всё ещё не пресыщена. Она ищет новые формы сексуального садизма. Я хотел бы, чтоб её понаблюдали Фрейд и другие психиатры. Это был бы для них редкий объект».
Иван Бунин приводит следующее свидетельство:
О Коллонтай (рассказывал вчера Н. Н.):
— Я ее знаю очень хорошо. Была когда-то похожа на ангела. С утра надевала самое простенькое платьице и скакала в рабочие трущобы — «на работу». А воротясь домой, брала ванну, надевала голубенькую рубашечку — и шмыг с коробкой конфет в кровать к подруге: «Ну, давай, дружок, поболтаем теперь всласть!»
Судебная и психиатрическая медицина давно знает и этот (ангелоподобный) тип среди прирожденных преступниц и проституток
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.02 / 6
   
завхоз   Россия
Сочи
52 года

Дилетант

Карма: -336.66
Регистрация: 21.02.2014
Сообщений: 27,107
Читатели: 7

Полный бан до 05.07.2019 11:57
 

Скрытый текст

Известно, что в последние годы жизни Коллонтай утратила былой революционный запал, хотя и не афишировала этого. В интимном письме, адресованном последнему возлюбленному, французскому коммунисту Марселю Боди, она писала: «Мы проиграли, идеи рухнули, друзья превратились во врагов, жизнь стала не лучше, а хуже. Мировой революции нет и не будет. А если бы и была, то принесла бы неисчислимые беды всему человечеству».
Времена не выбирают,в них живут и умирают.
Были времена ПОХУЖЕ,небыло времен ПОДЛЕЙ
-0.02 / 7
  Коллекционер мыслей
 
   
 

Мовша Хацкелевич (впоследствии Моисей Хацкелевич и Марк Захарович) Шагал родился 24 июня (6 июля) 1887 года в районе Песковатика на окраине Витебска,
Скрытый текст

Летом 1914 года художник приехал в Витебск[1], чтобы встретиться с родными и повидать Беллу. Но началась война, и возвращение в Европу отложилось на неопределённый срок. 25 июля 1915 года состоялась свадьба Шагала с Беллой[29]. В 1916 году у них родилась дочь Ида, впоследствии ставшая биографом и исследователем творчества своего отца.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.02 / 6
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Мовша Хацкелевич (впоследствии Моисей Хацкелевич и Марк Захарович) Шагал родился 24 июня (6 июля) 1887 года в районе Песковатика на окраине Витебска,

В сентябре 1915 года Шагал уехал в Петроград, поступил на службу в Военно-промышленный комитет. В 1916 году Шагал вступил в Еврейское общество поощрения художеств, в 1917 году с семьей возвратился в Витебск. После революции его назначили уполномоченным комиссаром по делам искусств Витебской губернии. 28 января 1919 года Шагалом было открыто Витебское художественное училище[1].
В 1920 году Шагал уехал в Москву и поселился в «доме со львами» на углу Лихова переулка и Садовой. По рекомендации А. М. Эфроса устроился работать в Московский Еврейский камерный театр под руководством Алексея Грановского. Принимал участие в художественном оформлении театра: сначала рисовал настенные картины для аудиторий и вестибюля, а затем костюмы и декорации, в том числе «Любовь на сцене» с портретом «балетной пары»[1]. В 1921 году театр Грановского открылся спектаклем «Вечер Шолом Алейхема» в оформлении Шагала. В 1921 году Марк Шагал работал преподавателем в подмосковной еврейской трудовой школе-колонии «III Интернационал» для беспризорников в Малаховке.
В 1922 году вместе с семьей уехал сначала в Литву (в Каунасе прошла его выставка), а затем в Германию. Осенью 1923 года по приглашению Амбруаза Воллара семья Шагала уехала в Париж[1]. В 1937 году Шагал получил французское гражданство.
В 1941 году руководство Музея современного искусства в Нью-Йорке пригласило Шагала переселиться из контролируемой нацистами Франции в США, и летом 1941 года семья Шагала приехала в Нью-Йорк. После окончания войны Шагалы решили вернуться во Францию. Однако 2 сентября 1944 года Белла умерла от сепсиса в местной больнице; спустя девять месяцев художник написал две картины в память о любимой жене: «Свадебные огни» и «Рядом с ней».
Отношения с Вирджинией Макнилл-Хаггард, дочерью бывшего британского консула в США, начались, когда Шагалу было 58 лет, Вирджинии — 30 с небольшим. У них родился сын Дэвид (в честь одного из братьев Шагала) Макнилл. В 1947 году Шагал приехал с семьёй во Францию. Через три года Вирджиния, забрав сына, неожиданно убежала от него с любовником.
12 июля 1952 года Шагал женился на «Ваве» — Валентине Бродской, владелице лондонского салона моды и дочери известного фабриканта и сахарозаводчика Лазаря Бродского. Но музой всю жизнь оставалась только Белла, он до самой смерти отказывался говорить о ней как об умершей.
В 1960 году Марк Шагал стал лауреатом премии Эразма.
С 1960-х годов Шагал в основном перешёл на монументальные виды искусства — мозаики, витражи, шпалеры, а также увлекся скульптурой и керамикой. В начале 1960-х годов по заказу правительства Израиля Шагал создал мозаики и шпалеры для здания парламента в Иерусалиме. После этого успеха он получил множество заказов на оформление католических, лютеранских храмов и синагог по всей Европе, Америке и в Израиле.
В 1964 году Шагал расписал плафон парижской Гранд Опера по заказу президента Франции Шарля де Голля, в 1966 году создал для Метрополитен-опера в Нью-Йорке два панно, а в Чикаго украсил здание Национального банка мозаикой «Четыре времени года» (1972)[1]. В 1966 году Шагал переехал в построенный специально для него дом, служивший одновременно и мастерской, расположенный в провинции НиццыСен-Поль-де-Вансе.
В этот период Шагал создаёт гравюры к книгам «Дафнис и Хлоя» («Daphnis et Chloé») Лонга (1962), «Марк Шагал. Стихотворения» («Marc Chagall. Poe`mes», 1969), «Антимемуары» («Antimémoires») А. Мальро (1970), «Феерия и королевство» («La Féerie et le Royaume») К. Бурникеля (1972), «Одиссея» («L’Odyssee») Гомера (1974), «Буря» («The Tempest») Шекспира (1975), «Тот, кто говорит нечто, ничего не говоря» («Celui qui dit les choses sans rien dire») Л. Арагона (1975), «И на земле» («Et sur la terre») А. Мальро (1977), «Псалмы Давида» («Psaumes de David», 1978), а также цикл офортов «Цирк» («Cirque», 1967)[30][31].
В 1973 году по приглашению Министерства культуры Советского Союза Шагал посетил Ленинград и Москву. Ему организовали выставку в Третьяковской галерее[1]. Художник подарил Третьяковке и Музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина свои работы.
В 1977 году Марк Шагал был удостоен высшей награды Франции — Большого креста Почётного легиона, а в 1977—1978 году была устроена выставка работ художника в Лувре, приуроченная к 90-летию художника. Вопреки всем правилам, в Лувре были выставлены работы ещё живущего автора.
Шагал скончался 28 марта 1985 года в Сен-Поль-де-Вансе[1]. Похоронен на местном кладбище. До конца жизни в его творчестве прослеживались «витебские» мотивы. Существует «Комитет Шагала», в состав которого входят четыре его наследника. Полного каталога работ художника нет.
В 1997 году была проведена первая выставка художника в Белоруссии.


Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.02 / 6
  Коллекционер мыслей
 
   
 
О языках
Дискуссия 23 0 +0.02 / 6 +0.02 / 6

Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.02 / 6
  mr_ttt
   
   
mr_ttt   Россия
Около СПБ

Слушатель

Карма: +11.06
Регистрация: 31.08.2010
Сообщений: 4,672
Читатели: 0
 
Давайте вместе попробуем разобраться, что именно они пытались построить взамен русской культуры. Кто именно это строил. Методы этого строительства.
А так же рассмотрим, кто стал формировать Нового Человека посредством искусства, взамен эмигрировавших и погибших русских поэтов, художников, философов и т.д.

О йес.
Антикомми за нерусских взялись. Шагал первый огреб. Смеющийся Картины видимо неправильные.

С почином.
 
На очереди видимо Ильф и Петров с "Двенадцать стульев", Аркадий Гайдар "Судьба барабанщика", Утесову достанется "В цветущих акациях город  ", Шостаковичи там всякие да Коганы. Разберутся. Нефиг было Ленинскую премию принимать.

Ну и русакам неправильным наверное тоже. Подло неэмигрировавшим, как Ахматова и Есенин, еще подлее вернувшимся назад как граф Толстой и Куприн. А Александр Вертинский так вообще так пасть - письма писать большевикам чтоб назад приняли.

Короче работы топикстартерам много. Всех надо на чистую воду вывести.
Отредактировано: mr_ttt - 31 августа 2018 23:45:44
Минусы от форумных невеж как шрамы - украшают мужчину.
Ложь демагогов всегда сладка. Правда чаще бывает горькая
+ 0.00 / 3
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Перевоспитание
Дискуссия 24 0 +0.02 / 6 +0.02 / 6



разминочка была перед вот этим
16 августа 2018, 13:51:32
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 сентября 2018 12:40:56
+ 0.02 / 6
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Сжигание икон
Дискуссия 26 0 +0.03 / 6 +0.03 / 6

Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.03 / 6
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Долой стыд!
Дискуссия 29 1 -0.01 / 5 -0.02 / 6

Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
-0.01 / 5
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Библиотекарь
Дискуссия 27 1 +0.00 / 4 +0.01 / 7

Сюда наверное - есть интересности.
Дерман, Генриетта Карловна

Родилась в Риге, в семье плотогона Карла Абеле. В 1899 году окончила рижскую Ломоносовскую женскую гимназию. В 1900-м под воздействием революционных идей вступает в Прибалтийскую латышскую социал-демократическую рабочую организацию (ПЛСДРО), работает в коллегии пропагандистов. В 1903—1905 годах учится на Высших женских педагогических курсах в Москве, работает связной Московского комитета РСДРП. Окончив курсы, возвращается в Ригу, осенью 1905-го уезжает в Европу (Швейцария, Германия, Бельгия) по заданию ЛСДРП.
В ноябре 1905 года в Брюсселе выходит замуж за Вилиса Дермана (латыш. Dermanis), товарища по партийной борьбе. Вскоре семья возвращается в Латвию, продолжает заниматься революционной деятельностью. Следуют аресты и тюрьмы. В 1907—1911 годах Г. Дерман работает в Рижской организации ЛСДРП, в 1910-м избрана членом ЦК партии. Весной 1911 года Дерманы арестованы, Вилис приговорён к четырём годам каторжных работ, Генриетта вскоре освобождена за недостатком улик. В 1912-м уезжает за мужем в ссылку в Сибирь. Семья ссыльных живёт в посёлке Балаганск Иркутской губернии, Генриетта занимается переводами, работает учительницей, преподаёт немецкий и французский языки. Весной 1914 года организует побег мужа из ссылки. Дерманы приезжают в Петербург, оттуда перебираются в Германию. С началом Первой мировой войны, в августе 1914-го арестованы в Берлине как подданные Российской империи. В октябре 1914-го высланы из Германии, эмигрируют в США
Семья поселяется в Бостоне, Генриетта работает домашней учительницей, выполняет поручения латышской эмигрантской социал-демократической организации[6].
В 1918 году у Дерманов родилась дочь, которая прожила лишь 14 дней
В 1919 году супруги вступают в компартию Америки.
Становление в профессии
В США Г. К. Дерман получает библиотечное образование, в 1917 году оканчивает библиотечное отделение Симмонс-колледжа Обучение в колледже совмещалось с практической работой в американских библиотеках[К 1], выступлениями с лекциями о библиотечном деле в России, переводами на русский язык американских учебников по библиотечному делу. В анкете Дерман мая 1917 года указано владение семью иностранными языками и желание «получить работу, которая позволит познакомиться с возможно большим числом форм и методов библиотечной деятельности, применяемых в США»
С июня 1917-го по май 1921 года Г. К. Дерман работает каталогизатором и классификатором в славянском отделе Библиотеки Конгресса. Основной задачей была систематизация и классификация коллекции Г. В. Юдина (англ. Yudin Collection), 10 лет хранившейся «на двух этажах чердачного помещения» библиотеки. В письмах Дерман тех лет сохранилось свидетельство о сильной запылённости коллекции, для разбора книг руководство Библиотеки Конгресса снабдило её кухонным фартуком и большой кепкой[10]. Работа Г. К. Дерман по превращению залежей в доступное читателям организованное книжное собрание получила высокую оценку сотрудников Библиотеки Конгресса[11]. В отчёте библиотеки за 1920—1921 годы отмечен «необыкновенный профессионализм» Дерман, а её уход в мае 1921-го оценивается как «серьёзная потеря для библиотеки»[12][7].
В конце 1921 года Г. К. Дерман возвращается в Латвию вслед за уехавшим ранее мужем. По пути делает остановку в Москве, где 18 декабря выступает с докладом «Библиотечное дело в Америке». Работает в Рижском центральном бюро профсоюзов, в августе 1922 года вслед за В. Дерманом арестована по обвинению в принадлежности к компартии, помещена в Рижскую центральную тюрьму. В конце декабря 1922-го по обмену политзаключёнными Дерманы высланы в Советскую Россию, поселяются в Москве. В 1923-м вступают в ряды ВКП(б)[13][12].
Вклад в библиотечное дело
Библиотека Коммунистической академии
В феврале 1923 года Дерман возглавила Библиотеку Социалистической академии общественных наук (вначале заместитель директора, затем директор)[К 2]. На начало 1923 года фонд библиотеки составлял свыше 386 тыс. единиц, хранилище представляло собой «беспорядочные, вышиной до сажени наложенные на полу груды книг»[14]. Под руководством Дерман была проведена структуризация Библиотеки (выделены функциональные отделы — приёма литературы, комплектования, хранения, каталогизации, научной систематизации, библиографии, справочный отдел), положено начало системе каталогов. Используя опыт работы в библиотеках США, Дерман адаптировала схемы классифиции Библиотеки Конгресса к советской библиотеке. Особое внимание уделяла предметному каталогу, считая, что он должен быть генеральным каталогом библиотеки, внедрению централизованной каталогизации, налаживанию книгообмена, развитию справочно-библиографической работы (в том числе созданию ретроспективных библиографических указателей литературы)[2][14][1].
По оценкам историков, Г. К. Дерман был продемонстрирован «образец системного делового и творческого подхода к организации библиотечной и информационной работы», за 10 лет её руководства «Библиотека Коммунистической академии из разрозненного собрания печатных источников превратилась в настоящую научную библиотеку». В дальнейшем разработанные ею структура и формы работы сохранялись, со временем углубляясь и расширяясь[14].
Другая научная и организационная работа
Одновременно участвовала в организации библиотеки созданного в 1923 году Института В. И. Ленина, заведовала библиотекой до реорганизации Института в 1931-м. В 1924 году участвовала в организационной перестройке Румянцевской библиотеки, входила в состав временной коллегии по управлению Библиотекой, в 1924—1925-м была членом правления, затем членом учёного совета Библиотеки. В 1925—1931 годах возглавляла библиотечную комиссию при Государственном учёном совете Наркомпроса РСФСР по обследованию библиотеки и разработке её новой структуры[2].
В 1923 году вошла в состав каталогизационной комиссии при Институте библиотековедения, участвовала в разработке первой советской государственной каталогизационной инструкции, вводящей единство описания изданий, в том числе коллективного авторства. Основные положения инструкции позднее легли в основу «Единых правил описания произведений печати»[2][15].
В конце 1920-х — 1930-х годах под редакцией Г. К. Дерман вышли первые в СССР словари и учебные пособия по библиотечному делу[15].
В 1929—1930 годах — член редколлегии журнала «Библиография»[К 3][15]. В 1930—1937 годах — председатель Библиотечной комиссии при Секции научных работников Облпроса[2].
В декабре 1936 года входила в состав оргбюро Всесоюзного совещания по теоретическим вопросам библиотековедения и библиографии, на котором было принято решение о составлении единой советской государственной каталогизационной инструкции, обязательной для всех библиотек[2].
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.00 / 4
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Сюда наверное - есть интересности.
Дерман, Генриетта Карловна

Участие в конференциях, съездах, конгрессах
В середине 1920—1930-х годах принимала участие в советских съездах, конференциях, совещаниях и международных конгрессах, посвящённых библиотечному делу. В июле 1924 года была делегатом и одним из организаторов состоявшегося в Москве I Всероссийского съезда библиотечных работников, выступила с докладом об основных путях, формах и методах межбиблиотечных связей, ряд предложений нашёл отражение в резолюции Съезда. В декабре этого года участвовала в организации и проведении Первой Всероссийской конференции научных библиотек РСФСР, выступила с докладом «О централизации каталогизации», позднее вошла в состав редколлегии «Трудов конференции» На проходившем параллельно с конференцией I Всероссийском библиографическом съезде выступала за демократизацию библиографии, её связь с жизнью и доступность широким массам, отмечая важность роли высококвалифицированных специалистов в составлении такой библиографии: «…я различаю библиографию описательную и библиографию рекомендательную, причём любая из них может быть составлена научно и ненаучно»
В декабре 1926 года — член оргбюро и президиума проходившей в Ленинграде Второй Всероссийской конференции научных библиотек, посвящённой вопросам координации работы библиотек разных типов и каталогизации. Выступила с докладами «О работе библиотечной комиссии Государственного учёного совета» и «Рационализация каталогизации в научных библиотеках»
В июне 1929 года участвовала в работе Первого международного библиотечного и библиографического конгрессе в Риме, Флоренции и Венеции, где выступила с докладом «О государственных издательствах в Советском Союзе» (на французском языке). В мае 1935 года — делегат от СССР на Втором конгрессе в Мадриде и Барселоне, выступает с докладами «Информационно-библиографическая работа советских библиотек» и «Профессиональная подготовка библиотекарей» (на английском языке)
Московский библиотечный институт
Летом 1930 года в СССР создан первый вуз библиотечного профиля — Московский библиотечный институт (МБИ). Г. К. Дерман назначена его директором Она стремилась к организации работы института по американской модели, предполагающей сочетание учебной и научно-исследовательской работы, высшего и среднего специального образования. В 1930 году организует в МБИ специальное отделение (по типу рабфака) для подготовки абитуриентов с библиотечным стажем; в 1931-м — вечернее отделение; в 1933-м — отделение по подготовке кадров для детских библиотек. Циклы библиотечно-библиографических дисциплин сочетались с информационными. Нововведения вызвали негативную оценку Н. К. Крупской: «Товарищ Дерман, по-моему, и в вузе необходимо уделять место таким вещам, как диалектический материализм (основа мировоззрения), империализм на теперешней его стадии, вопросам интернационализма, вопросам Советской Конституции, истории Советской власти. Первая часть программы — общеполитическая часть — из боевой превратилась в мирно-культурническую. Мне кажется, в настоящем её виде программа малоцелесообразная».
В декабре 1933 года Дерман назначена по совместительству зав. кафедрой библиотековедения МБИ. В апреле 1934-го после объединения Института библиотековедения с МБИ Дерман освобождена от руководства Комакадемией и назначена директором объединённого Библиотечного института. В 1936 году по её предложению в МБИ созданы отделение научно-исследовательской работы и аспирантура по библиотечным специальностям, в 1937-м — экстернат и заочное отделение.

Арест и приговор
В середине 1930-х начались аресты в среде латышской диаспоры, в 1936-м арестованы многие из близкого окружения Дерманов. 26 декабря 1937 года арестован Вилис Вилисович Дерман, профессор Коммунистического университета национальных меньшинств Запада и МГПИ[25][26][К 4]. 8 января 1938-го арестована Генриетта Карловна. 11 января исключена из ВКП(б) «как враг народа, арестованный НКВД». В течение года шло следствие «по групповому делу библиотечных работников». 8 мая 1939 года постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР Г. К. Дерман осуждена как «террористка, троцкистка-националистка, член антисоветской латышской организации, член диверсионной вредительской организации, распространя[вшая] контрреволюционную литературу» по статье 58 () и приговорена к «лишению свободы в ИТЛ на 15 лет с последующим поражением в политических правах на 5 лет и с конфискацией лично принадлежащего имущества». На следствии и заседании суда виновной себя не признала.
После ареста Г. К. Дерман ряд её нововведений в библиотечном деле (в том числе предметизация каталогов) изживался как «подражание иностранщине». «Принижение значения предметного каталога отрицательно сказалось в дальнейшем на возможности автоматизации библиотечных процессов, строившихся на понятиях дескриптора, тезауруса и т. п.».
Лагерь
Последние 15 лет жизни Г. К. Дерман прошли на Воркуте. 20 июня 1939 года она прибыла этапом в Воркутлаг. Была на общих работах, потом учётчицей, табельщицей. По воспоминаниям солагерницы о начале 1940-х годов, «…в лагере Генриетта Карловна старалась „не терять форму“ — носила платье с белым воротничком, миску с баландой ставила на „салфетку“ — лист белой бумаги. Она держалась прямо, с гордой осанкой, движения спокойные, уверенные. Она была человеком с несгибаемой волей».
В 1943 году была переведена в «особую зону». Сохранилось воспоминание о Г. К. Дерман 1946 года: «…она была в жуткой телогрейке, перевязанной верёвкой, еле держалась на ногах, которые были чем-то обмотаны. Страшно бледная, цинга дала о себе знать. В Воркуте стояли тогда нещадные морозы, пурга и снегопад.  …Говорила она с трудом и показалась… древней старухой. В то время на неё страшно было смотреть».
В 1948 году, по ходатайству друзей Г. К. Дерман в учётно-распределительную часть лагеря, её назначили на должность заведующего технической библиотекой Центральной углехимической лаборатории в посёлке «Рудник». По свидетельству солагерников, «любимая работа буквально воскресила Генриетту Карловну». Изучив специфику работы химлаборатории и определив потребности сотрудников в технической и научной литературе, она принялась за комплектование книжных фондов и «образцово поставила справочно-библиографическую службу».
Она завязала переписку с научными библиотеками Москвы, Ленинграда и других городов, издательствами химической литературы, редакциями научных журналов. В библиотеку химлаборатории Воркуты стали поступать нужные для научной работы материалы, в том числе новейшие иностранные издания на немецком и английском языках. Дерман составляла аннотации, по которым научные работники знакомились с новыми поступлениями, переводила нужные для работы статьи на русский язык.
«Научную библиотеку на пустом месте создавала Генриетта Карловна Дерман… Она не просто создавала картотеку, она священнодействовала!»
В 1950 году политические заключённые Воркутлага были переведены в лагерь особого назначенияРечлаг. В числе прочих ограничений усиленный режим предполагал и ограничение в работе по специальности. После перевода в Речлаг у Г. К. Дерман случился инсульт. Восстановившись после болезни, работала счетоводом. Второй инсульт случился перед самым освобождением. Когда истёк срок заключения, её перенесли на носилках из лагерной в городскую больницу Воркуты, где 18 января 1954 года она скончалась
Похоронена на городском кладбище Воркуты. Место могилы неизвестно
22 октября 1955 года Г. К. Дерман реабилитирована «за отсутствием состава преступления»
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 02 сентября 2018 10:02:34
+ 0.01 / 3
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Надо построить комбинат? Да не вопрос.
Дискуссия 32 0 +0.01 / 5 +0.01 / 5

ПРИКАЗ
 НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР
за 1935 год
 
СОДЕРЖАНИЕ:
№00239. Об организации строительства Норильского никелевого комбината
№ 00239. 25-го июня 1935 г., гор. Москва
Во исполнение постановлений ЦК и СНК Союза ССР от 23/VI 1935 г. за №1275-198сс о передаче ГУЛАГу НКВД постройки Норильского никелевого комбината,
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Принять в сроки, установленные СНК от ГУСМП в Москве, Норильске и промежуточных базах весь личный состав, ассигнования, постройки, оборудование, материалы, архив и проч., касающееся Норильска.
2. Организовать в Норильске исправительно-трудовой лагерь, присвоив ему наименование: «Норильский исправительно-трудовой лагерь», возложив на таковой:
а) строительство Никелевого комбината;
б) освоение района расположения комбината и его предприятий.
3. Норильский исправительно-трудовой лагерь подчинить непосредственно начальнику ГУЛАГа тов. Бергману.
4. Начальником Норильского строительства и лагеря назначить тов. Матвеева.
5. Главным инженером строительства назначить тов. Воронцова.
6. Ввиду особо-тяжелых условий Норильска (в Арктике, 2300 километров по воде от г.Красноярска) - нач. ГУЛАГа разработать и представить мне на утверждение повышенные нормы:
а) продовольствия;
б) снабжения обмундированием;
в) выдачи премиальных денег.
7. Зачет рабочих дней производить по сверхударным нормам, на основании утверждения мною временного положения о зачете рабочих дней.
8. В виде особого поощрения за хорошую работу заключенным, проявившим себя в течение года в Норильске ударниками, предоставить право привести туда свои семьи за счет НКВД и колонизоваться там.
9. В виду особой важности Норильского строительства и нахождения его в исключительно трудных условиях, вменяю в обязанности всем органам НКВД немедленно отвечать на все запросы ГУЛАГа или Норильского лагеря, касающиеся этого строительства.
Народный комиссар
внутренних дел Союза ССР Г.Ягода
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 5
  Коллекционер мыслей
 
   
 

Волголаг, Волжский исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ) — подразделение Дмитровлага, созданное для строительства Угличского и Рыбинского гидроузлов (Волгострой).
14 сентября 1935 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о сооружении одновременно двух ГЭС, Рыбинской и Угличской. И в этом же году в сентябре в небольшой деревеньке Переборы под Рыбинском развернулось строительство и начались подсобно-вспомогательные работы по подготовке строительной площадки. В этом же году в Переборах организовали новую исправительную колонию.
Первоначально строительство Угличского и Рыбинского гидроузлов было поручено Дмитровскому исправительно-трудовому лагерю, но 16 сентября 1935 года ГУЛАГу НКВД приказано немедленно приступить к организации самостоятельного Управления строительства и ИТЛ.
В 1936 году в лагере находилось 19 420 заключённых, в последующие годы происходил постоянный рост численности контингента. Накануне Отечественной войны лагерь достиг максимума за все годы своего существования: в Волголаге на 15 марта 1941 года находилось 97 069 человек. Две трети заключённых представляли собой уголовный элемент, 15—20 % были осуждены по 58-й статье УК РСФСР, то есть являлись «политическими».[1]
Когда все основные работы по сооружению гидроузлов и ГЭС были завершены, Волголаг преобразовали в Рыбинский исправительно-трудовой лагерь: численность заключённых в эти годы значительно сократилась, в последующем же находилась на уровне 22 тысяч человек. Так на 1 января 1944 года в лагере числилось 22 584 заключенных; в течение этого года в ИТЛ прибыло 11 681 заключенных, убыло — 12 775 человек, из них освобождено — 6839, умерло — 4843, бежало — 135; к 1 января 1945 года в Волголаге насчитывалось 21 490 заключенных.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 5
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Новая советская интеллигенция
Дискуссия 27 6 +0.01 / 5 -0.14 / 18

Каган, Абрам Яковлевич (1900—1965) — советский  писатель.

Каган, Вениамин Фёдорович (1869—1953) — российский математик.

Каган, Борис Моисеевич (1918—2013) — российский учёный и конструктор в области автоматики, информатики и вычислительной техники.

Каган, Лиля Юрьевна (более известна под фамилией Брик; 1891—1978) — российский литератор, муза Владимира Маяковского.

Каган, Матвей Исаевич (1889—1937) — российский философ, близкий кругу М. М. Бахтина

Каган, Овсей Зиновьевич (1912—1979) — актёр, народный артист РСФСР.

Каган, Олег Моисеевич (1946—1990) — советский скрипач.

Каган, Осаф Семёнович (более известен под фамилией Литовский; 1892—1971) — российский драматург, журналист, редактор, критик и писатель.

Каган, Семён Михайлович (более известен как Семён Бытовой; 1909—1985) — русский советский поэт, прозаик, переводчик, журналист.

Каган, Соломон Соломонович (1894—1965) — советский врач-гигенист, доктор медицинских наук профессор.

Каган, Фанни Ильинична (1903—1990) — советский учёный-микробиолог.

Гейнц-Каган, Генрих Адольфович (настоящая фамилия Каган; 1895—1937) — советский филолог, редактор.

Каган-Шабшай, Вера Яковлевна (Вера Шабшай, 1905—1988) — танцовщица, хореограф и педагог, жена художника Николая Купреянова.

Каган-Шабшай, Яков Фабианович (1877—1939) — российский учёный в области электротехники, основатель и ректор московского Государственного электростроительного института.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 5
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Завоз иностранных рабочих.
Дискуссия 26 0 +0.01 / 5 +0.01 / 5

Скрытый текст

Участвовал в обсуждении ввоза иностранных рабочих в Россию: 8 июня 1920 года на заседании СНК внёс проект постановления «О порядке переселения рабочих из-за границы» (Малый Совнарком 9 июня 1920 года выделил на эти цели 350 млн рублей).
Скрытый текст
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 5
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Русский историк
Дискуссия 34 0 +0.01 / 5 +0.01 / 5

Скрытый текст

Библиография
  • Важнейшие события 1905 года. Ростов на Дону, 1926[3]
  • Революция и гражданская война в Баку. Баку, 1927[4]
  • Арест и гибель комиссаров Бакинской коммуны. Баку, 1928[5]
  • К истории гражданской войны на Тереке. Баку, 1928[6]
  • Бакинская Коммуна и народное просвещение. «Изв. вост. фак. АГУ» № 2, Баку, 1929[7]
  • Эсеры и диктатура казачьих генералов. «Изв. вост. фак. АГУ» № 4, Баку, 1929[7]
  • Славный юбилей. О выступлении бакинского пролетариата в июне 1903 г.[7]
  • Борьба за Советский Азербайджан: К истории апрельского переворота. Баку, 1928 [8]
  • Борьба бакинского пролетариата за коллективный договор 1917 г. Баку, 1927 [9]
  • Идея перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую в революции 1905 года. Воронеж, 1932[10]
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 5
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Латинизация алфавита
Дискуссия 33 1 +0.00 / 4 +0.01 / 7

С приходом к власти после государственного переворота 1917 года, большевики по главе с  Лениным провозглашают борьбу с "Великодержавным великорусским  шовинизмом".

История России разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Топталась традиции и история русского народа, происходила чудовищная демонизация всего русского прошлого. Русский народ выставлялся диким, неграмотным и закабаленным.



В 1919 году наступает этап искоренения русского языка.


В 1919 году Научный отдел Наркомпроса, с участием Наркома А. В. Луначарского, высказался:

"…о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики … что является логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила, приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов", что явилось бы завершением азбучной реформы, в своё время выполненной Петром I, и стояло бы в связи с последней орфографической реформой.

Сторонниками и инициаторами латинизации были А. В. Луначарский и В. И. Ленин.
 
  Как писал Луначарский в одном из своих циркуляров по Наркомату народного образования:
 "Нужно бороться с этой привычкой предпочитать русское слово, русское лицо, русскую мысль…"

Созданная при Главнауке Наркомпроса подкомиссия по латинизации русской письменности объявила русский алфавит "идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики", "пережитком классовой графики XVIII-XIX вв. русских феодалов-помещиков и буржуазии", т.е. "графики самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма и насильственной русификации".
 


Нарком просвещения А. Луначарскийи и начальник Управления агитпоездов при ВЦИК Я. Бурков осматривают агитпоезд им. В.И. Ленина.


К завершению этой работы, в 1930 году, в своей статье в книге “Латинизация русской письменности”, Культура и письменность Востока, 6, 1930 года, стр. 20-26." Луначарский пишет :

"Потребность или сознание необходимости облегчить нелепый, отягченный всякими историческими пережитками, дореволюционный алфавит возникала у всех мало-мальски культурных людей. В Академии Наук шла подготовительная работа. Кадетский министр Мануйлов, опираясь на работу комиссии академика Шахматова, уже подготовил введение нового алфавита, именно этого типа, который был на самом деле введен Советским Правительством.

Советское Правительство прекрасно отдавало себе отчет в том, что при всей продуманности этой реформы в ней было, по самой половинчатости своей, что-то, так сказать, “февральское”, а не октябрьское. Я, конечно, самым внимательным образом советовался с Владимиром Ильичем Лениным перед тем, как ввести этот алфавит и это правописание. Вот что по этому поводу сказал мне Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее.

"Если мы сейчас не введем необходимой реформы — это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы и григорианского календаря мы должны сейчас-же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнем осуществлять новый алфавит или наспех введем латинский, который ведь, непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т. д. Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно. Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных ученых, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения календаря. Поэтому вводите ее (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации. В более спокойное время, когда мы окрепнем, все это представит собой незначительные трудности".

"Такова была инструкция, которая дана была нам вождем. После этого мы немедленно законодательным путем ввели новый алфавит.

Увы, оказалось не так-то легко осуществить его в жизни. На декрет, можно сказать, никто даже ухом не повел, и даже наши собственные газеты издавались по старому алфавиту.

Я помню, как после выхода в свет номера «Правды» напечатанной по новой орфографии, один доктор прибежал ко мне и заявил: «Рабочие не хотят читать "Правды" в этом виде, все смеются и возмущаются». Революция, однако, шутить не любит и обладает всегда необходимой железной рукой, которая способна заставить колеблющихся подчиниться решениям, принятым центром. Такой железной рукой оказался Володарский: именно он издал в тогдашнем Петербурге декрет по издательствам печати, именно он собрал большинство отвечающих за типографии людей и с очень спокойным лицом и своим решительным голосом заявил им:

— Появление каких бы то ни было текстов, напечатанных по старой орфографии, будет считаться уступкой контрреволюции, и отсюда будут делаться соответствующие выводы."


Володарский (настоящие имя и фамилия - Моисей Маркович Гольдштейн)  1891-1918.

Революционную деятельность начал в 1905 г. в Бунде, а продолжил в организации украинских социал-демократов. Во время событий 1905-1907 гг. составлял и печатал нелегальные воззвания, организовывал митинги. В 1908 попал в тюрьму, но быстро освободился.

С 1908 по 1911 г. работал революционным агитатором в Волынской и Подольской губерниях. В 1911 был арестован и сослан в Архангельскую губернию, но в 1913 по амнистии вернулся на Украину.

В том же году эмигрировал в США, где вступил в Американскую социалистическую партию и в Интернациональный профсоюз портных (он был закройщиком на швейной фабрике в Филадельфии). Затем переехал в Нью-Йорк, где продолжал вести социалистическую пропаганду. Вместе с Троцким и Бухариным издавал во время I мировой войны газету «Новый Мир».

В мае 1917 года Володарский вернулся из эмиграции в Петроград вместе с другими революционерами – Моисеем Урицким, Вацлавом Воровским и Львом Троцким, которого Володарский буквально боготворил.

Начал работу районным агитатором, затем стал главным пропагандистом в Петроградском партийном комитете. Вошел в президиум петроградского Совета и петроградской городской Думы. Участвовал в подготовке и проведении октябрьского переворота, агитацией способствовал формированию отрядов Красной гвардии. После переворота избран в Президиум ВЦИК.

Володарский стал комиссаром Союза северных коммун по делам печати, пропаганды и агитации, а также одним из главных устроителей большевицких митингов в Петрограде, на которых призывал беспощадно бороться против врагов революции путем террора. В начале 1918 г. командирован ЦК на съезд армий Румынского фронта для агитации среди военных. Создатель и редактор одного из главных партийных органов печати - "Красной Газеты».

В 1929 году Наркомпрос РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита во главе с профессором Н. Ф. Яковлевым и с участием лингвистов, книговедов, инженеров-полиграфистов. Всего в комиссию входило 13 человек, в том числе:

А. М. Сухотин,

Л. И. Жирков (имевшие опыт создания алфавитов вместе с Н. Ф. Яковлевым),

А. М. Пешковский,

Н. М. Каринский,

С. И. Абакумов (известные русисты),

В. И. Лыткин (секретарь, первый лингвист из народа коми).


 
Комиссия завершила работу в январе 1930 года. Итоговый документ (подписанный всеми, кроме А. М. Пешковского) предлагал три варианта русской латиницы, чуть отличавшиеся друг от друга (опубликованы в № 6 "Культуры и письменности Востока" за 1930 год. Из протокола заседания комиссии от 14/I 1930 года:

"Переход в ближайшее время русских на единый интернациональный алфавит   на латинской основе — неизбежен".


Главари пролетарской революции: Ленин, Зиновьев (Апфельбаум), Луначарский, Троцкий (Бронштейн), Каменев (Розенфельд), Янкель Мовшевич Свердлов.

Одновременно с ожесточенной борьбой за искоренение русского языка идет активное искоренение русской основы в письменности российских народов, которые пользовались ею в течение десятилетий. Центром борьбы против русского языка среди народов СССР стал Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА), созданный в 1927 году и имевший свой печатный орган "Революция и письменность". Через этот орган велась целенаправленная травля всех сторонников русской основы в языках народов СССР. Они объявлялись представителями "обрусительно-миссионерской политики царизма".



                                                   "Красная нива". № 16, 1929 г.
 Иллюстрированный литературно-художественный и общественно-политический журнал. Известия ЦИК СССР и ВЦИК. Стр. 14.   Редакторы: А.В. Луначарский, В. П. Полонский.
 

7 августа 1929 года постановлением ЦИК и СНК СССР «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза ССР» переходу на латиницу был придан официальный статус. Начался переход на новый алфавит газет и журналов, издательств, учебных заведений. С 1930 года наступает новый этап латинизации: переход на новый алфавит народов других языковых групп.



 Латинизацию начали с языков, которые использовали письменность на основе арабского алфавита. Движение за использование латиницы вместо арабского алфавита началось в Азербайджане и на Северном Кавказе (Ингушетия, Северная Осетия и Кабарда) с 1921 г. В марте 1926 в Баку состоялся первый тюркологический съезд, на котором представители тюркских народов при участии ученых-тюркологов из Ленинграда и Москвы приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях СССР. Для руководства этой работой был создан Всесоюзный центральный комитет нового тюркского алфавита (ВЦК HTA). 1-й пленум ВЦК HTA, прошедший в Баку, в 1927 г., принял проект унифицированного нового тюркского алфавита из 34 букв с вводимыми по мере надобности добавочными знаками к нему для отдельных языков.



                                                   Трудовая книжка 1938 года.
 

В результате активного искоренения русского алфавита были насильственно навязаны латинизированные алфавиты 10 народам, ранее использовавшим русскую письменность, и целому ряду с русской и арабской, и русской и монгольской письменностью. Активное сопротивление латинизации алфавитов осуществлялось со стороны вепсов, ижорцев, карел, коми-пермяков и народностей Крайнего Севера (ненцев, экенков, эвентов, хантов, манси и др.), которые раньше не имели своей родной письменности, но по известным условиям жизни хорошо знали русский язык и пользовались русской письменностью. В ряде районов латинизация алфавитов и уничтожение русской основы языков стали орудием борьбы с русской культурой местных националистических элит. В Молдавии, например, под видом латинизации происходила румынизация языка, а в Карелии - финизация.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.00 / 4
  Коллекционер мыслей
 
   
 
С приходом к власти после государственного переворота 1917 года, большевики по главе с  Лениным провозглашают борьбу с "Великодержавным великорусским  шовинизмом".

Уже к концу 1930-х большинство языков СССР были переведены на латинскую основу.
Были латинизированы или созданы заново алфавиты для следующих языков:

1 Абазинский язык
2 Абхазский язык
3 Аварский язык
4 Адыгейский язык
5 Азербайджанский язык
6 Алтайский язык
7 Ассирийский язык
8 Башкирский язык
9 Белуджский язык
10 Бурятский язык
11 Вепсский язык
12 Даргинский язык
13 Дунганский язык
14 Еврейско-таджикский язык
15 Ижорский язык
16 Ингушский язык
17 Ительменский язык
18 Кабардино-черкесский язык
19 Казахский язык
20 Калмыцкий язык
21 Каракалпакский язык
22 Карачаево-балкарский язык
23 Карельский язык
24 Кетский язык
25 Киргизский язык
26 Китайский язык
27 Коми язык
28 Корякский язык
29 Крымско-татарский язык
30 Крымчакский язык
31 Кумандинский язык
32 Кумыкский язык
33 Курдский язык
34 Лазский язык
35 Лакский язык
36 Лезгинский язык
37 Мансийский язык
38 Молдавский язык
39 Нанайский язык
40 Ненецкий язык
41 Нивхский язык
42 Ногайский язык
43 Осетинский язык
44 Персидский язык
45 Саамский язык
46 Селькупский язык
47 Табасаранский язык
48 Таджикский язык
49 Талышский язык
50 Татарский язык
51 Татский язык
52 Туркменский язык
53 Удэгейский язык
54 Удинский язык
55 Уйгурский язык
56 Узбекский язык
57 Хакасский язык
58 Хантыйский язык
59 Цахурский язык
60 Чеченский язык
61 Чукотский язык
62 Шорский язык
63 Шугнанский язык
64 Эвенкийский язык
65 Эвенский язык
66 Эскимосский язык

Были составлены и утверждены проекты латинизации следующих языков:
1 Алеутский язык
2 Арабский язык
3 Корейский язык
4 Удмуртский язык

Но они не были внедрены. Разрабатывались проекты латинизации всех остальных алфавитов народов СССР.


                                                  Казахстан, 1930-е годы.


              Свидетельство о рождении, датированное 11 Марта 1931 года. Башкирская АССР


    Первая полоса республиканской газеты Казахской ССР на казахском языке "Социалистик                Казахстан", издаваемой во время кампании латинизации в СССР. 1937 год.

Начиная с 1923 года на латиницу было переведено 50 основных языков (из 72 языков СССР, имевших письменность). Характерно, что на латиницу были переведены также якутский язык и язык коми, у которых существовали алфавиты на основе кириллицы, разработанные православными миссионерами. При этом марийский, мордовский и удмуртский языки оставались при кириллице даже в период максимальной латинизации.
 

25 января 1930 Сталин дал указание Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита.
 

Надпись латиницей на фасаде средней школы в Душанбе - за год до отмены латиницы и перехода на кириллицу.

В 1936 году по указу Сталина началась новая кампания — по переводу всех языков народов СССР на кириллицу, что было в основном закончено к 1940 году (некириллизованными из распространенных в СССР языков остались немецкий, грузинский, армянский и идиш, последние три также не были латинизованы). Некириллизированными впоследствии оставались также польский, латышский, эстонский и литовский языки.


"Культура и письменность Востока", 1930 года

Следует особо отметить, что факт широкого использования латинского алфавита и попыток перевести на него русский язык в 20-30-е годы XX века не входил в курс школьной истории и на филологических факультетах об этом не рассказывали. Книга «Культура и письменность Востока», в которой опубликованы посвященные латинизации статьи А.В. Луначарского, Н.Ф. Яковлева, М.И. Идрисова, отчет А. Камчин-Бека о «Победе нового алфавита в Советском Союзе», была запрещена и хранилась в библиотеках под грифом «Не выдается».
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 3
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Облико-морале
Дискуссия 22 0 +0.00 / 4 +0.00 / 4

Родился в бедной еврейской семье в Австро-Венгрии.

«Дело Бухбанда»
Так называемое «Дело Бухбанда» имеет предысторию. В течение 1927 года трудящиеся Таганрога обратились с многочисленными жалобами на то, что городская верхушка ведет разгульную, пьяную жизнь, получая из лимитов продукты и товары сверх всякой меры. Неожиданно за расследование жалоб рьяно взялся глава окружного отдела ОГПУ Яков Бухбанд, который арестовал руководящих хозяйственных работников, судей, прокуроров и начальника уголовного розыска Розенберга. Пострадавшее руководство города начало жаловаться на Бухбанда в Центральную контрольную комиссию ВКП(б). Как ясно из ответа на жалобы, Бухбанда обвиняли в пьянстве (в том числе в участии в тех самых пьянках, за которые он арестовал своих коллег), в садизме, сведении личных счетов и доведении ряда лиц до самоубийства[2].
Обвинение в доведении до самоубийства
Окружная Контрольная комиссия установила, что пьянки среди группы руководящих работников Таганрогской организации в период 1926 года и первой половины 1927 года имели место. Всего в них участвовало 8 человек, включая Бухбанда и Розенберга. Бухбанд не отрицал неоднократные выпивки с Розенбергом, заявляя при этом, что считал его с начала его приезда в Таганрог хорошим товарищем, а когда убедился, что Розенберг «зашёл далеко»[8], порвал с ним и завёл на него уголовное дело. Розенберг, узнав, что на него заведены два дела одновременно — и по линии ГПУ, и по линии Контрольной комиссии, застрелился.
Вторым самоубийцей был агроном Голубь. Его, как бывшего офицера, следователь вербовал в секретные осведомители, Голубь обещал дать ответ на следующий день, но приехав домой, покончил жизнь самоубийством. Бухбанд утверждал, что не участвовал в допросах Голубя.
Третьей жертвой стал комендант Таганрогского ОГПУ Тоша, основной функцией которого было приведение приговоров в исполнение, то есть таганрогский палач. По словам комиссии; «Тоша  имел половую связь с женой арестованного, о чём Бухбанд узнал  из поданного женой Тоша заявления; по приезде в Таганрог  вызвал Тоша и в резкой форме вёл с ним разговор, разоружил, но не арестовал, сам же ушёл на митинг, где должен был выступать по случаю смерти т. Дзержинского. Тоша, взяв обманным образом маузер у жены Бухбанда якобы для Бухбанда, придя в свою комнату, застрелился. Товарищи, работавшие с ним, характеризуют Тоша как человека сильно психически расстроенного (больного), одно время находящегося на излечении в доме умалишенных»[8], таким образом по мнению комиссии к трём самоубийствам Бухбанд не имел отношения.
Обвинения в садизме
Обвинения Бухбанда в садизме комиссия объясняла его излишней нервозностью и торопливостью. Один из сотрудников ГПУ показал, что Бухбанд «любил участвовать в исполнении смертных приговоров»[8]. Сам же Бухбанд пояснял, что участвовал в исполнении приговоров лишь тогда, когда надо было показать пример «новичкам», присылаемым для работы с курсов ГПУ. Другой сотрудник сообщил комиссии, что «имеющиеся сводки секретной агентуры мы Бухбанду не всегда докладывали из боязни, что он сейчас же даст распоряжение дело форсировать и в результате получить провал. По этому делу мы докладывали тогда, когда видели, что дело совершенно ясное, вполне оформившееся»[8].
Рассматривался также вопрос о том, что таганрогское ГПУ регулярно расстреливало людей под окнами тюрьмы для того, чтобы подследственные были сговорчивей на допросах. Это Контрольная комиссия объясняла тем, что «сарай, в котором приводились приговора в исполнение, находился в этом же дворе недалеко от камер заключенных так, что выстрелы, возможно, были слышны , несмотря на то, что при этом заводили автомашину»[8].
Выводы комиссии
Вывод был сделан такой: «Т. Бухбандом допущен ряд ошибок — поспешность, нервозность, преувеличение наличия преступлений, чем вводил в заблуждение, а со стороны Окркома и ОкрКК — излишняя доверчивость к информации т. Бухбанда, приведшая к санкционированию лишних арестов»[8].
Во время разбора жалоб арестованных таганрогских руководителей Контрольной комиссией Бухбанд назывался бывшим начальником Таганрогского ОГПУ, по-видимому, он был временно отстранён от исполнения обязанностей, однако после принятия решения в декабре 1928 года он четыре дня оставался не у дел, получил строгий выговор, после чего пошел на повышение[8].
Дальнейшая работа в ОГПУ
1 января 1929 года Бухбанд возглавил секретный отдел краевого представительства ОГПУ, 1 марта 1930 года Читинский окружной отдел ОГПУ. В 1931 начальник Читинского оперативного сектора ГПУ.
Яков Бухбанд направил усилия на раскрытие «контрреволюционной монархической организации», было арестовано 238 человек. Организация позднее стала называться «клерикально-монархической», так как большинство арестованных были священники и миряне, главой её был объявлен Архиепископ Евсевий (Рождественский), возглавлявший Читинско-Забайкальскую епархию в 1927 — начале 1930. Архиепископ Евсевий проявил твёрдость, Бухбанд после этого начал лично участвовать в ведении «следствия», тем не менее Архиепископ Евсевий так и не «признался» в руководстве этой организацией[9]. Архиепископ Евсевий (Рождественский) в 1981 году причислен Русской Православной Церковью Заграницей к лику святых новомучеников и исповедников Российских.
В октябре 1932 года Бухбанд был назначен управления лагерей ОГПУ Средней Азии. C 28 января 1933 — не позднее 13 августа 1933 начальник Соловецкого исправительно-трудового лагеря. Обстановку в лагере и отношение к ней Бухбанда характеризуется такая цитата из его выступления:

Между тем войдите в любой отдел, и вашему вниманию предстанет всюду одна картина — грань между отдельными кадровыми и вольнонаемными работниками и заключенными контрреволюционерами, сидящими в аппарате, стерлась.  Не стирать различия между чекистом и контрреволюционером, а, наоборот, показать и сохранить его так, как оно есть, и так, как оно должно быть, ибо при таких теплых взаимоотношениях неизбежно срастание вольнонаемного состава с заключенными, неизбежна потеря классовой линии и чутья кадровым составом, а этого мы допустить не можем[10].
В июле 1933 Соловецкий лагерь посетил писатель Михаил Пришвин, в своём очерке «Соловки» он обходит тему заключённых, по выражению соловчанина М. М. Розанова, «как кот горячую кашу»[11]. Но в дневниках, записанных скорописью, Пришвин более откровенен и скептически отзывается о начальнике лагеря: «Юродство Бухбанда, его внимание и невнимание, внимание: приготовьте им на дорогу всего понемножку, сёмги… Мне: „малосольная, недурна“», и ниже: «Убеждая меня ехать на Мурман, Бухбанд говорил: „книжонку о рыбе напишете“. И пальцами показал даже толщину „книжонки“»
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.00 / 4
загрузить следующие сообщения: 20 из 54
 2  3 4→След→
 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

AFTERSHOCK

     
Модераторы:
Paul
Сейчас на ветке:
Всего: 0, Гостей: 0, Пользователей: 0, Мобильных: 0
  1. >
  2. Форум >
  3. Исторический раздел >
  4. Мы свой, мы Новый Мир построим... И кто же эти "мы"
Глобальная Авантюра © 2007-2019 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.

CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Unknown

Яндекс.Метрика