Глобальная Авантюра  
ФОРУМ
главное меню
  1. >
  2. Форум >
  3. Исторический раздел >
  4. Русские в эмиграции. Судьбы.

Русские в эмиграции. Судьбы.

 
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Русские в Китае
Дискуссия 15 1 +0.01 / 3 +0.02 / 6





i>«Белые кондотьеры безнаказанно разгуливают по всему Китаю и, пользуясь своей высокой военной квалификацией, одерживают победы» (нарком иностранных дел СССР Георгий Чичерин начальнику Иностранного отдела ГПУ Мееру Трилиссеру 16 января 1925 г.).
Первый русский эмигрантский отряд на службе у правителя Маньчжурии маршала Чжан Цзолиня появился во время его войны с генералом Фын Юйсяном в 1923 г. Идея, по всей видимости, принадлежала русским военным советникам, служившим в штабе маршала. В отряд записались 300 русских добровольцев, однако он был вскоре распущен из-за подписания мира с Фыном. Идея создания русского отряда была возрождена в 1924 г. в связи с началом в сентябре этого года второй войны между Чжан Цзолинем и коалицией маршалов среднего Китая во главе с У Пейфу. Армией Чжан Цзолиня командовал генерал (позднее маршал) Чжан Цзучан, который во время Русско-японской войны, будучи хунхузским старшиной, сотрудничал с русской разведкой и получил чин ротмистра русской армии, а позднее работал подрядчиком во Владивостоке. В штабе Чжан Цзучана, хорошо говорившего по-русски, сосредоточилось большое количество русских военных и гражданских специалистов.


Русский отряд, вскоре переименованный в 1-ю бригаду 1-й Мукденской армии, был первоначально сформирован полковником В.А. Чеховым, позднее произведённым в генералы китайской службы. Летом 1924 г. бригаду возглавил генерал Константин Петрович Нечаев, а полковник Чехов стал начальником её штаба. В Гражданскую войну Нечаев в чине полковника воевал в составе корпуса генерала Каппеля, вместе с которым участвовал в Сибирском Ледяном походе. В 1920 г. он был начальником Читинского гарнизона и командиром 1-й Маньчжурской конной дивизии. В 1921 г. произведён в генерал-лейтенанты, в конце того же года эмигрировал в Харбин, где работал извозчиком. 1924 г. Нечаев получил от Чжан Цзучана чин полковника китайской службы и был поставлен во главе Русской бригады.

Своё боевое крещение бригада из 200 русских добровольцев (две роты и пулемётная и бомбомётная команды) при двух пушках получила 28 сентября 1924 г. в долине реки Темин-хе. Действуя под командованием Нечаева на правом фланге Мукденской армии, бригада опрокинула войска маршала У Пейфу, чем решила исход сражения.
По свидетельству полковника Н. Николаева, «в первом же бою горсть русских разбила многочисленный отряд из армии У Пейфу и после этого началось победное шествие маленькой Русской бригады». После боя Нечаев получил от Чжан Цзучана генеральский чин.
Вскоре часть пополнилась третьей ротой и бронепоездом. Преодолев Великую Китайскую стену, она взяла город Шаньхайгуань, при этом Русская бригада численностью меньше батальона разгромила несколько китайских дивизий. Опрокидывая части У Пейфу, бригада двинулась на Тяньцзинь, который был взят в конце декабря 1924 г. Там бывший министр Приморья Н.Д. Меркулов получил пост старшего политического советника при тупане (губернаторе) Чжан Цзучане. В составе бригады был сформирован конный дивизион из двух эскадронов.


Русское военное училище («Шаньдунский офицерский инструкторский отряд») было создано после занятия армией Чжан Цзучана провинции Шаньдун и перевода его резиденции в её столицу Цинанфу. Всего через училище прошло около 500 человек русской молодёжи.



В начале 1925 г. было принято решение наступать на Нанкин и Шанхай. 16 января русские погрузились на суда и спустились вниз по Жёлтой реке, зайдя в тыл противнику. 18 января они взяли город Чикианг. По словам историка Д. Стефана, отряд Нечаева «сеял, где проходил, ужас. Дрались русские отчаянно, зная, какая участь ждёт не имеющих гражданства пленных». Успехи белогвардейцев настолько сильно взволновали большевиков, что советский нарком иностранных дел Чичерин был вынужден обратиться к Трилиссеру, заведовавшему чекистской агентурой за границей, с просьбой принять меры.
После пятидневного штурма русские 29 января взяли крепость Кианинг. К тому времени в отряде уже насчитывалось 800 человек и, несмотря на потери, его численность постоянно росла. Дивизион бронепоездов под командованием полковника Кострова был выведен из состава бригады и непосредственно подчинён Чжан Цзучану, а все части бригады были переформированы в два полка – 105-й Отдельный сводный и Отдельный конный. Сама бригада была переименована в Авангардную группу войск маршала Чжан Цзолиня.
В январе-марте 1925 г. нечаевцы одержали ряд побед в районе Нанкина-Шанхая. В сводке Информуправления РККА сообщалось:«При наступлении русских китайские войска Чи-Тси-Хуана, несмотря на огромный численный перевес, буквально растаяли и разбежались, так что, например, 600 китайских солдат, защищавших железнодорожную станцию, отступили перед тремя русскими». В конце января бронедивизион Кострова занял Шанхай, высадив там десант. Город с трёхмиллионным населением сдался двум русским бронепоездам. Последний союзник У Пейфу – генерал Чи-би-вен – бежал в Японию.

За полгода горстка белогвардейцев переломила ход китайской гражданской войны, разбив дотоле непобедимого У Пейфу и сделав Чжан Цзолиня главным кандидатом в правители Китая. Вслед за этим на фронте наступило затишье, русские были отведены в Чанчжоу для переформирования и пополнения, в том числе за счёт прибывших из Шанхая казаков генерала Глебова. Перемирие, длившееся с марта по октябрь 1925 г., нечаевцы провели в городке Таянфу, где был создан 2-й русский батальон подполковника Гурулева, в который также вошла Юнкерская рота.
В октябре 1925 г. войска маршала Сун Чуанфана, союзника У Пейфу, напали на мукденцев. 21 октября против них выступил Чжан Цзучан. 22 октября он присвоил Нечаеву чин генерал-лейтенанта, а Чехову и Кострову – генерал-майоров. В Русской бригаде к тому времени насчитывалось 1200 человек.
В ноябре 1925 г. отряд Нечаева, находившийся в 400 километрах к югу от Пекина, едва не погиб из-за предательства войск Чжан Цзолиня, подкупленных У Пейфу и коммунистами. 5-я дивизия армии Чжана взбунтовалась и открыла огонь по русским тылам. 2 ноября на станции Кучен погибли 3 русских бронепоезда и около полусотни русских бойцов, включая генерал-майора Кострова.
По рассказу офицера Зубца, «Костров, Мейер, Букас – все старые офицеры бронепоездов остались на поле боя. Раненого Кострова его соратники несли долгое время на руках под сильным огнем. Он был ранен сразу в обе ноги. Носильщиков выбивали одного за другим. Пулей, попавшей в голову, был, наконец, добит и сам Костров. Его положили на землю, закрыв лицо курткой. Противник после побоища не оставил в живых на поле битвы ни одного человека. Озлобленные упорным сопротивлением, китайцы по одному перекололи, перестреляли, перерезали всех, кто еще был жив и кто не догадался или не смог сам себе пустить заранее пулю в лоб».

Советская пресса представляла катастрофу отряда Кострова как разгром всей Нечаевской бригады, но на самом деле русские уже 5 ноября перешли в контрнаступление и два дня вели ожесточённые бои. Их исход решило бегство китайских частей Чжан Цзолиня, после которого русским, чтобы не попасть в окружение, пришлось отступить к городу Таянфу. Взамен погибших бронепоездов русские инженеры в начале 1926 г. на заводе в Цзяннани построили четыре новых бронепоезда – «Шаньдун», «Юньчуй», «Хонан» и «Тайшань».

В том же ноябре 1925 г. в Маньчжурии генерал Го Сунлин поднял мятеж, который чуть не закончился падением Чжан Цзолиня. В мятеже участвовало не менее 600 агентов (инструкторов, агитаторов и пр.), проникших в Маньчжурию из СССР. Го Сунлин и ещё ряд генералов были подкуплены коммунистами, действовавшими в союзе с У Пейфу и Фыном. Согласно плану коммунистов, после уничтожения главной силы Чжан Цзолиня – Нечаевской бригады – У Пейфу и Фын должны были добить китайские войска Чжана и прийти на помощь мятежникам в Маньчжурию. Ожидалось, что советские служащие КВЖД заблокируют железную дорогу и не допустят подхода верных Чжан Цзолиню войск к Мукдену. Однако нечаевцы в упорных боях сорвали планы заговорщиков и спасли Северную коалицию. У Пейфу и Фын взяли Тяньцзинь, но дальше продвинуться не смогли, а заговорщики в Маньчжурии без внешней поддержки были разгромлены.
7 декабря 1925 г. русские взяли город Таянфу, а 10 декабря – Тавенкоу. В это время Народная армия Фына перешла в контрнаступление против войск Чжан Цзолиня, наступавших на Пекин. Основная тяжесть удара легла на русский бронепоезд, который пытался ворваться в китайскую столицу, но, получив большие повреждения, вынужден был вернуться назад. К концу 1925 г. положение Северной коалиции стабилизировалось. С середины декабря 1925 г. до конца января 1926 г. действовало перемирие, которое русские провели в Вузуне.
В середине февраля 1926 г. русских перебросили на Северный фронт к Линчену против Народной армии Фына. 21 февраля они с боем взяли город Чанчжоу. В конце февраля была взята станция Мачан. Войсками Фына в этом бою руководил советский инструктор Примаков, по свидетельству которого «цепи белых, одетые в китайскую форму, наступали во весь рост, лишь изредка стреляя. В этом молодцеватом наступлении было видно большое неуважение к врагу и привычка быть победителями».

В начале марта начались тяжёлые бои за Тяньцзинь, столицу провинции Чжили. В ночь на 15 марта противник предпринял попытку уничтожить русский отряд, проникнув ему в тыл. Когда колонна врагов была обнаружена, Нечаев лично пошёл в атаку впереди своих цепей с одним стеком в руке. В результате ожесточённого боя, кипевшего целый день, из нескольких сотен китайцев, прорвавшихся в русский тыл, спаслись лишь около пятидесяти. Однако вечером в ходе одной из атак в обе ноги был тяжело ранен Нечаев. Одну ногу ему ампутировали, и последующие полгода он был вынужден провести прикованным к больничной койке.
К концу марта Тяньцзинь был взят, однако всего за месяц русские потеряли 256 человек. В начале апреля 1926 г. началось наступление Северной коалиции на Пекин, в ходе которого армия Фына была разгромлена. В конце апреля русские части победоносно вступили в китайскую столицу – второй раз за четверть века. У Пейфу окончательно утратил своё влияние. В мае было заключено перемирие.
В начале октября Чжан Цзучан произвёл смотр нечаевцев. Согласно сообщению издававшейся в Париже русской газеты «Возрождение», «В речи, обращённой к юнкерам, Чжан Цзучан подчеркнул, что с занятием Тяньзиня, Пекина и Калгана борьба с большевиками не кончилась и что он считает своим долгом бороться с ненавистным врагом, где бы он ни появлялся, до полного его уничтожения. Точно так же Чжан Цзучан отметил жертвенное служение “горстки русских храбрецов”, продолжающих активную борьбу с большевиками с оружием в руках вместе с его войсками».

9 декабря 1926 г. по постановлению общего собрания георгиевских кавалеров Русской бригады Чжан Цзучан был награждён 4-й степенью ордена Святого Георгия Победоносца «за его личное мужество и беззаветную храбрость в боях с большевиками и их союзниками. Белый маршал был чрезвычайно растроган и благодарил русских за оказанную ему честь». На следующий день он, в свою очередь, наградил русских офицеров орденом Тучного колоса, а также его низшей степенью – всех русских солдат и казаков.

Тем временем осложнилась обстановка на юге Китая. Ещё в мае 1925 г. партия Гоминьдан во главе с Чан Кайши при поддержке СССР начала войну против маршалов. Главным военным советником при Чан Кайши под псевдонимом «Зой Галин» состоял Василий Блюхер. Помимо военных советников, СССР оказывал гоминьдановцам и коммунистам помощь разведывательной информацией и обильными поставками оружия. 3 декабря 1926 г. штаб Русской группы получил из штаба Чжан Цзучана секретное сообщение о том, что «предстоит тяжёлая и упорная война с красным Кантоном». В феврале 1927 г. русские части были переброшены на юг и в Хонане нанесли поражение частям У Пейфу, который после этого заключил с северянами мир и союз против Чан Кайши.

В конце февраля русские выдвинулись к Нанкину и Шанхаю, где заняли позиции против войск Гоминьдана. Однако под Шанхаем войска северян были обращены гоминьдановцами в бегство. 20 марта 1927 г. отряды Чан Кайши перерезали железную дорогу Шанхай-Нанкин. На Северном вокзале Шанхая оказался отрезанным от своих русский бронепоезд «Чан-Чжен», команду которого составляли 64 человека во главе с полковником Костровым. Маневрируя на оставшемся свободным участке рельс, бронепоезд отстреливался от наступавших гоминьдановцев из всех орудий, так что вскоре окружавший вокзал район превратился в море огня. Бронепоезд был вооружён морскими орудиями крупного калибра, которые наносили войскам Чан Кайши страшные потери. Время от времени русские подпускали цепи противника почти вплотную, после чего методично расстреливали их из пулемётов и миномётов. Надежды гоминьдановцев на то, что у русских скоро кончатся боеприпасы, не оправдывались, потому что бронепоезд был набит ими доверху. «Чан-Чжен» вёл непрерывный бой двое суток.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 3
  Коллекционер мыслей
 
   
 


В конце февраля русские выдвинулись к Нанкину и Шанхаю, где заняли позиции против войск Гоминьдана. Однако под Шанхаем войска северян были обращены гоминьдановцами в бегство. 20 марта 1927 г. отряды Чан Кайши перерезали железную дорогу Шанхай-Нанкин. На Северном вокзале Шанхая оказался отрезанным от своих русский бронепоезд «Чан-Чжен», команду которого составляли 64 человека во главе с полковником Костровым. Маневрируя на оставшемся свободным участке рельс, бронепоезд отстреливался от наступавших гоминьдановцев из всех орудий, так что вскоре окружавший вокзал район превратился в море огня. Бронепоезд был вооружён морскими орудиями крупного калибра, которые наносили войскам Чан Кайши страшные потери. Время от времени русские подпускали цепи противника почти вплотную, после чего методично расстреливали их из пулемётов и миномётов. Надежды гоминьдановцев на то, что у русских скоро кончатся боеприпасы, не оправдывались, потому что бронепоезд был набит ими доверху. «Чан-Чжен» вёл непрерывный бой двое суток.

В ночь на 24 марта часть его команды сумела пробиться через заслоны гоминьдановцев и укрыться в европейском сеттльменте, оставшиеся ещё половину дня вели бой, пока почти все не погибли или не попали в плен к китайцам, которые отрубили им головы.

Из Шанхая силы Чан Кайши продолжили свой Северный поход к Нанкину, куда были стянуты части Нечаева, размещённые в центре войск Северной коалиции у озёр на реке Янцзы. Под напором гоминьдановцев северяне побежали почти без боя, бросив русскую пехоту, которую поддерживал всего лишь один бронепоезд. Русские, как всегда, дрались отлично, но им пришлось отступить под напором превосходящего по численности и лучше вооружённого противника, которым руководили советские военспецы. Тем не менее нечаевцам удалось уйти на другой берег Янцзы, отразив попытку войск Чан Кайши её форсировать.

В июне 1927 г. Нечаев подал в отставку, сославшись на то, что из-за тяжёлого ранения не может как раньше командовать своим отрядом. Свою роль в его уходе сыграли и интриги Меркулова. В награду за службу Нечаев получил от Чжан Цзучана два дома в Циндао.
В начале июля 1927 г. русские разбили гоминьдановцев и заняли город Линчен. В том же месяце они участвовали в успешном походе к Цинтао и Киансу, а в конце августа вновь взяли город Сучжоу. Вслед за этим части Чан Кайши и Фына перешли в контрнаступление. Весь октябрь с ними шли бои с переменным успехом. Однако отставка Нечаева и утрата общего командования русскими силами вскоре дали о себе знать.
В ноябре 1927 г. у станции Сучжоуфу фыновцы захватили 4 русских бронепоезда. Общая численность русских, выполнявших боевую задачу в этом районе на Лунхайской железной дороге, была 900 человек, из которых 240 были на бронепоездах, остальные составляли пехотную бригаду. Объединёнными силами командовал начальник бронедивизиона генерал-майор Чехов, пехотой – генерал-майор Сидамонидзе. Во время отступления бронепоезда «Хонан», «Пекин», «Тайшан» и «Шандун» попали в окружение. Команды были вынуждены их бросить и пробиваться к своим, в ходе чего русские потеряли убитыми около сотни человек.

К неудачам на фронте добавились многомесячные задержки жалования и соперничество между командирами. Дезертирство из Русской бригады приняло массовый характер. Ещё более существенное влияние на её состояние оказали события на юге Китая. В конце 1927 г. Чан Кайши потопил в крови восстание, поднятое против него в Кантоне китайской компартией, уничтожив около пяти тысяч коммунистов. Теперь, когда Чан Кайши стал врагом коммунистов, русские не видели никакого смысла против него воевать. В Русской бригаде стали раздаваться призывы уходить в Маньчжурию, чтобы сражаться с большевиками там, или переходить на службу к гоминьдановцам.
Боевые действия тем временем продолжались, принимая для северян всё более неблагоприятный оборот. В апреле 1928 г. они приблизились к столице Шаньдуна – Цинанфу, где располагалась штаб-квартира Русской бригады. В городе началась паника. Чжан Цзучан бежал, бросив всех, включая белогвардейцев, которым был обязан своей прежней боевой славой. Эвакуацию пришлось взять на себя генерал-майору Мрачковскому, военному коменданту города. Ему удалось вывезти из города всех гражданских русских и самое ценное имущество, после чего русские части покинули город, в который 2 мая вошли войска Чан Кайши. Русские отошли двумя колоннами, в одну из которых входил бронедивизион, в другую – конный отряд Семёнова.
К счастью для северян, в войну вмешались японцы, не желавшие чрезмерного усиления гоминьдановцев. Обвинив их в том, что при взятии Цинанфу пострадало несколько японцев, они атаковали их войска и нанесли им поражение. В ответ на это Чан Кайши вывел свою армию из Шаньдуна.

В конце мая Чжан Цзучан предпринял своё последнее контрнаступление против войск Чан Кайши и Фына, в котором приняла участие и Русская бригада. После взятия северянами нескольких городов они вновь откатились назад. К июню армия Чжан Цзучана почти полностью утратила боеспособность, многие части перешли к противнику. В конце июня китайцы, служившие в бронедивизионе, подняли восстание и захватили бронепоезд «Хубэй», перебив почти всю его русскую команду. Тогда же в результате взрыва, устроенного то ли коммунистами, то ли японцами, погиб маньчжурский диктатор Чжан Цзолинь. Его сын Чжан Сюэлян, сменивший его во главе Маньчжурии, вступил в конфликт с Чжан Цзучаном.
Получив от мукденцев требование немедленно разоружить шаньдунские войска, Чжан Цзучан приказал открыть против них боевые действия. Русская бригада была поставлена в крайне трудное положение. С одной стороны, четырёхлетняя служба тупану требовала сохранять ему верность, с другой стороны, вести войну одновременно на два фронта было равносильно самоубийству. На совещании старших русских военачальников на станции Шимен было принято решение сдаться мукденцам. Однако сделать это успели только два бронепоезда под командованием генерала Макаренко и конный полк Семёнова. Сдавшихся русских мукденцы перевезли в Маньчжурию и там расформировали.
Остальные русские части были окружены шаньдунцами и принуждены вступить в бой с войсками Чжан Сюэляна. За несколько дней боёв мукденцам было нанесено поражение, после чего Чжан Цзучан заключил перемирие с Чжан Сюэляном, но вскоре решил перейти к Чан Кайши. В последний момент он передумал сдаваться и скрылся, получив известие о том, что Чан Кайши собирается его убить. Однако остатки его русских войск всё-таки сдались в плен гоминьдановцам. Последние, к удивлению русских, приняли их очень хорошо и предложили им служить в своих рядах. Всего на службе у южан оказалось около 230 бывших нечаевцев. Большинство из них, однако, вскоре были распущены по домам в результате мира, заключённого между Чан Кайши и Чжан Сюэляном.

Так закончилась четырёхлетняя китайская эпопея Нечаевской бригады, в ходе которой русские воины, сражаясь в неимоверно тяжёлых условиях, в настоящем азиатском аду среди жёлтых чертей, сумели отстоять честь белого русского оружия.
Константин Петрович Нечаев после своей отставки поселился в Дальнем, где занимался политической и общественной деятельностью. Входил в состав Русского общевоинского союза и Русской фашистской партии, возглавлял отделение Бюро по делам русских эмигрантов. В сентябре 1945 г. Нечаев был захвачен вторгшимися в Маньчжурию советскими войсками и переправлен в Читу, где расстрелян по приговору военного трибунала.

По предположительным подсчётам, всего за четыре года боёв погибло более 2000 русских – почти половина русского состава Нечаевской бригады. В 1926 г. на русском кладбище в Цинанфу был установлен памятник, представлявший собой высокую гранитную скалу, увенчанную восьмиконечным крестом. На памятнике на русском, английском и китайском языках была высечена надпись: «Светлой памяти русских воинов, погибших в рядах Шаньдунской армии в борьбе с большевиками». Памятник и кладбище были позднее уничтожены советскими войсками.

«Не будет преувеличением сказать, что горстка русских действительно оказала огромное влияния на историю Китая. Так, в начале 1920-х гг. ни у кого почти не было сомнения, что Китаю суждено быть объединённым по сценарию У Пэйфу, который до появления русских без проблем бил всех своих противников. Появление маленького русского отряда заставило по-другому крутиться колесо китайской истории. Благодаря горсти почти безоружных русских “без пяти минут китайский властелин” У Пэйфу был разбит и сошёл с политической сцены. Не вступи русские наёмники в армию Чжан Цзучана – он, как и Чжан Цзолин, был бы добит У Пэйфу. В то же время в конце 1925 – начале 1926 г. именно русские наёмники сорвали планы коммунистов по уничтожению всей Северной коалиции во время мятежа Го Сунлина и не допустили краха Чжан Цзолина… По мнению зарубежных экспертов, горсть русских наёмников отсрочила победу коммунистов в Китае на двадцать пять лет, что непосредственно отразилось на ходе мировой истории» (с.) С.С. Балмасов. "Белоэмигранты на военной службе в Китае".
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
+ 0.01 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +358.13
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 36,569
Читатели: 8
 
БЕГ - фильм о русской эмиграции...
Дискуссия 37 1 +0.02 / 3 +0.10 / 6

Первая серия http://www.youtube.com/watch?v=MbruWi...

Советский кинофильм по мотивам произведений Михаила Булгакова «Бег», «Белая гвардия» и «Чёрное море». Картина повествует о первых эмигрантах послереволюционной России. 1920 год. Гражданская война в России близится к завершению. После вторжения Красной Армии в Крым начинается исход всех, кто искал спасения от «окаянных дней» (по словам Ивана Бунина) революции. В этом страшном течении оказываются рядом самые разные люди, выброшенные революцией на произвол судьбы. «Тараканьи бега»  стамбульско эмиграционной жизни приводят русских интеллигентов в хаос и они теряют почву под ногами. Извечным рефреном повторяется вечная тема любви и возмездия. Судьба как страшный сон. В конечном итоге получилось одно из самых трагических полотен о русской эмиграции.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.02 / 3
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Песня Вертинского о юнкерах
Дискуссия 19 2 -0.06 / 6 -0.01 / 13

Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
-0.06 / 6
  Uncle Ben
   
   
Uncle Ben   Латвия
Рига

Слушатель

Карма: +48.49
Регистрация: 20.04.2014
Сообщений: 5,816
Читатели: 5
 

Опустимся на этот уровень аргументации. Не он:
Отредактировано: Uncle Ben - 16 ноября 2018 10:43:30
+ 0.08 / 3
  Uncle Ben
   
   
Uncle Ben   Латвия
Рига

Слушатель

Карма: +48.49
Регистрация: 20.04.2014
Сообщений: 5,816
Читатели: 5
 
Первая серия http://www.youtube.com/watch?v=MbruWi...

Советский кинофильм по мотивам произведений Михаила Булгакова «Бег», «Белая гвардия» и «Чёрное море». Картина повествует о первых эмигрантах послереволюционной России. 1920 год. Гражданская война в России близится к завершению. После вторжения Красной Армии в Крым начинается исход всех, кто искал спасения от «окаянных дней» (по словам Ивана Бунина) революции. В этом страшном течении оказываются рядом самые разные люди, выброшенные революцией на произвол судьбы. «Тараканьи бега»  стамбульско эмиграционной жизни приводят русских интеллигентов в хаос и они теряют почву под ногами. Извечным рефреном повторяется вечная тема любви и возмездия. Судьба как страшный сон. В конечном итоге получилось одно из самых трагических полотен о русской эмиграции.

И вспомним судьбу Слащева:
http://www.bratishka.ru/archiv…_12_13.php
и ведь не поставили к стенке.
+ 0.08 / 3
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +358.13
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 36,569
Читатели: 8
 

Вот интересны пути эмиграции, пошли в услужение китайским князькам, стали воевать вместе с ними против китайских красных, белых и прочих серобуромалиновых... заодно совершая набеги на Россию...
В итоге записались в "русские" фашисты по образу и подобию гитлеровцев, и везде тычут словом "русские", а глянешь на них, интернационал похлеще большевицкого,  разве что евреев нет, и против России воюют.
Ну и финал закономерный, предателей России в те времена жала или петля или пуля.

Свастика над Харбином. Как борцы с большевизмом стали русскими фашистами
Коричневая страница истории

На территории бывшего СССР слова «фашист» и «нацист» являются страшными оскорблениями. Боль и страдания, перенесены в годы агрессии гитлеровской Германии, влияют на отношение жителей постсоветского пространства к нацизму и более чем семь десятилетий спустя. Доходит до того, что даже те структуры, которые фактически являются неонацистскими (такие, как украинский полк «Азов»), публично стараются дистанцироваться от связи с фашистами и нацистами 1930-х-1940-х годов.

Между тем, понятие «русский фашизм» — отнюдь не условное. В 1930-х годах были созданы и активно действовали сразу несколько русских организаций, проповедовавших идеологию фашизма.
Эта мерзкая страница отечественной истории были написана русскими эмигрантами, покинувшими страну после победы большевиков.

В 1920-х годов главным центром русской эмиграции на Дальнем Востоке стал город Харбин. Здесь, в стенах юридического факультета местного университета, русские студенты под руководством профессора Николая Никифорова создали Русскую фашистскую организацию.

Фашистская идеология, получившая популярность благодаря успехам Бенито Муссолини в Италии, в среде русских эмигрантов стала восприниматься как эффективный противовес большевизму.

Фюрер с комсомольским прошлым
В 1928 году в Харбине вышла книга Ф.Т.Горячкина«Первый русский фашист Петр Аркадьевич Столыпин». Автор, называвший себя «православным фашистом», объявлял Столыпина едва ли не предтечей Муссолини, и видел истоки данной идеологии в трудах русского премьер-министра.
Фашистская организация стала стремительно набирать влияние в среде русских эмигрантов. Постепенно определился и вождь, которым стал уроженец Благовещенска Константин Родзаевский.
В отличие от многих своих соратников Родзаевский не только успел пожить в СССР, но даже состоял в комсомоле. Но в 1925 году 18-летний юноша неожиданно для родных бежал в Манчжурию, где влился в ряды антибольшевистского движения. Поступив на юридический факультет университета Харбина, Родзаевский попал под влияние профессора Никифорова, и очень скоро превзошел своего учителя.
За несколько лет Родзаевский смог из небольшой группы начинающих фашистов создать целую партию, о создании которой было объявлено 26 мая 1931 года на I Съезде русских фашистов в Харбине. Организация получила название Русская фашистская партия (РФП), а ее Генеральным секретарем стал Константин Родзаевский.

Константин Родзаевский. Фото: Commons.wikimedia.org
Программа РФП обещала неминуемую гибель большевистского строя в России ввиду его оторванности от народа. Гибель, по мнению вождей русских фашистов, должна была произойти в результате национальную революции антикоммунистической и антикапиталистической направленности.
За первые четыре года существования РФП ее численность достигла 20 000 человек. Популярности способствовали успехи фашистов в Европе.

«Фашистский крошка никогда не играет с евреями»

Партия Родзаевского распространила свое влияние не только на эмигрантов Манчжурии, но и в других странах мира. В 1934 году РФП, самая многочисленная организация русских фашистов, объявила о слиянии с Всероссийской фашистской организацией, созданной в США Анастасием Вонсяцким. В отличие от партии в Харбине, русские фашисты в Америке были довольно малочисленны, зато имели большие финансовые возможности.
Об объединении русских фашистов во Всероссийскую фашистскую партию (ВФП) было объявлено в японской Иокогаме. Официальное оформление создания партии произошло 26 апреля 1934 года на 2-м (объединительном) съезде Российских Фашистов, прошедшем в Харбине. Родзаевский стал Генеральным секретарем и заместителем Председателя Центрального исполнительного комитета (ЦИК), а Вонсяцкий — Председателем ЦИК партии.

В 1934 году Родзаевский выпустил книгу «Азбука фашизма», которая представляла собой сборник вопросов и ответов — они должны были разъяснить идеологию и методы русского фашизма.
Японцы, оккупировавшие Манчжурию и создавшие марионеточное государство Манчжоу-Го, к русским фашистам относились благосклонно, что позволяло Родзаевскому развивать активную деятельность.
Помимо основной партии, были созданы дочерние организации: «Российское женское фашистское движение», «Союз юных фашистов — Авангард» (для юношей), «Союз юных фашисток — Авангард» (для девушек), «Союз фашистской молодежи» и даже «Союз фашистских крошек».
Среди правил для «фашистских крошек» фигурировало, например, такое: «Фашистский крошка никогда не играет с евреями, не берёт ничего от евреев и не разговаривает с ними».
Такое воспитание должно было сформировать из маленького «фашистского крошки» сознательно антисемита, такого же, как и лидеры партии во главе с Родзаевским.

Русская копия европейской заразы
Много внимания русские фашисты уделяли атрибутике. У партии имелась своя униформа, которая состояла из чёрной рубашки, чёрного кителя с золотыми пуговицами со свастикой, чёрной фуражки с оранжевым кантом и свастикой на кокарде посредине, ремня с портупеей, чёрных брюк-галифе с оранжевым кантом и сапог; на левом рукаве рубашки и кителя, чуть выше локтевого сгиба, нашивался оранжевый круг, окаймлённый белой полосой, с чёрной свастикой посредине. На обшлаге левой руки нашивались партийные иерархические знаки. Партийный значок представлял из себя двухглавого орла, который гордо восседал на свастике.
Партийное приветствие выглядело так: член партии поднимал правую руку «от сердца к небу», восклицая: «Слава России!»
Сторонники фашистской партии могли посетить русский клуб в Харбине, над которым в качестве рекламы по вечерам ярко горела свастика.
Русский клуб в городе Маньчжурия. Фото: Commons.wikimedia.org
Таким образом, и идеологически, и внешне русские фашисты ничем не отличались от своих итальянских и немецких единомышленников. А вот что касается практических успехов, то тут, к счастью, все обстояло гораздо скромнее.
При помощи японцев на территорию СССР забрасывались группы для проведения диверсий и агитации, однако большинство их уничтожалось пограничниками. Остальные выявлялись и обезвреживались оперативниками НКВД. Развернуть какую-либо серьезную сеть на территории Советского Союза фашистам не удалось.

Лидер русских фашистов осуждал пакт Молотова — Риббентропа

В 1935 году Родзаевский провозгласил фашистскую трёхлетку. Её суть заключалась в том, что национальная революция в СССР произойдёт не позднее 1 мая 1938 года, поэтому все силы членов партии и всех сочувствующих должны быть направлены на её приближение. План достижения победы состоял из пяти пунктов: усиление фашистской пропаганды, объединение всех эмигрантов в Маньчжурии под эгидой ВФП, тесное сотрудничество с Германией и Италией, упрочнение связей с Японией и проникновение в СССР для установления контактов с антисталинскими элементами.

Когда сроки вышли, а «национальной революции» не произошло, влияние Родзаевского стало падать. Вождь русских фашистов большие надежды стал возлагать на нападение Японии на СССР, встречался с военным руководителями империи, однако после поражения на Халхин-Голе японцы отложили подобные планы в долгий ящик.
Пакт Молотова — Риббентропа также стал для русских фашистов крайне неприятным сюрпризом. В газете «Нация» 3 сентября 1939 года Родзаевский осудил пакт и назвал его роковой ошибкой, отступлением от борьбы с евреями и коммунистами.
Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 года заставило фашистов воспрять духом. Родзаевский и Вонсяцкий, постоянно конфликтовавшие между собой, даже вновь решили объединиться «ради общего дела».
Однако Япония, весной 1941 года заключившая с СССР Пакт о нейтралитете, предпочитала не вмешиваться в события на советско-германском фронте. Организация Родзаевского, носившая к тому моменту названием Российский фашистский союз (РФС), своими призывами к немедленной войне, стала откровенно мешать японцам. В результате ее деятельность была ограничена.

Русский фашизм запретили американцы и японцы

Чем дальше шла Вторая Мировая война, тем быстрее шла к закату разгульная жизнь русских фашистов. После вступления в декабре 1941 года в войну Соединенных Штатов, президент Франклин Рузвельт отдал приказ своим спецслужбам разобраться со всеми профашистским организациями на территории США. В 1942 году Всероссийская фашистская организация Анастасия Вонсяцкого была закрыта ФБР, а ее лидер был осужден на 5 лет по обвинению в шпионаже.
На свободу Вонсяцкий вышел в 1946 году, когда отношения между СССР и США стали резко портиться. Однако о восстановлении фашистской организации не могло быть и речи. Вонсяцкий отошел от активной политической деятельности.
Российский фашистский союз просуществовал немногим дольше. В 1943 году японские военные органы арестовали Константина Родзаевского, заподозрив в нем советского шпиона. Затем его, правда, отпустили, но деятельность РФС была запрещена. Под запрет попали униформа, песни и любые собрания русских фашистов.
Столь решительные действия японцев в отношении структуры, которую они же сами и взрастили, объясняется довольно просто. К лету 1943 года стало понятно, в какую сторону идет ход Второй Мировой войны в целом и сражений на советско-германском фронте в частности. Для Японии теперь принципиально важным становилось невмешательство СССР в ее конфликт с США и Великобританией. Поэтому решено было свести к минимуму все раздражающие факторы, включая деятельность русской эмиграции, где парни со свастикой были как бельмо на глазу.

Высшая мера
Сам вождь русских фашистов стал резко менять взгляды. Он заявил, что главным русским националистом является Сталин, а советский режим к 1940-м годам переродился в нечто, что стало близко по духу Родзаевскому.
Подобные вещи Родзаевский особенно часто стал говорить в августе 1945 года, когда советские войска начали операцию по разгрому японцев в Манчжурии. В октябре 1945 года он согласился добровольно вернуться в Советский Союз.
Здесь с бывшим вождем русских фашистов церемониться не стали, отправив его в тюрьму.
В августе 1946 года Константин Родзаевский стал одним из подсудимых так называемого процесса над «семеновцами». Ему вменялась в вину активная антисоветская деятельность после бегства из СССР, в частности, создание «Русской фашистской организации» и руководство ею, проведение антисоветской пропаганды среди белогвардейцев, находившихся на территории Маньчжурии, составление листовок, брошюр и книг антисоветского содержания и т. п., включая активную деятельность на международной арене с созданием аналогичных организаций и групп в Маньчжурии, Китае, а также в Европе и США. Кроме этого, согласно приговору, он был причастен к подготовке нападения на СССР совместно с рядом японских генералов, организации и личном участии в ряде провокаций, проводимых японской разведкой, как повод для оккупации Маньчжурии; организовывал и готовил из числа членов РФС шпионов и террористов, используемых против СССР, был связан также с германской разведкой и использовал получаемые от немцев средства на антисоветскую работу.
Родзаевский признал свою вину, и 30 августа 1946 года был приговорен к смертной казни. В тот же день он был расстрелян.

26 марта 1998 года Военная коллегия Верховного Суда РФ вынесла определение № 043/46, в соответствии с которым приговор Военной коллегии Верховного Суда СССР от 30 августа 1946 года определила изменить, отменив его в части осуждения Родзаевского по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда), а уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления. В остальной части приговор был оставлен без изменения.

Труды вождя русских фашистов запрещены в Российской Федерации
Создание фашистских организаций в среде русской эмиграции — позорнейшая страница в истории. К счастью, русским фашистам не удалось сотворить кровавых злодеяний по примеру тех, что творили их единомышленники в Европе. Не потому, что они к этому не стремились — просто им не дали такой возможности.
В 1990-х годах знамена русского фашизма 1930-х годов попытались вытащить с исторической помойки и отмыть. Некоторые продолжают заниматься этим до сих пор. Но, как гласит пословица, черного кобеля не отмоешь добела.
В 2001 году в России была издан сборник работ Константина Родзаевского под названием «Завещание русского фашиста». В него вошли «Азбука фашизма», партийные документы русских фашистов, а также монография Родзаевского «Современная иудаизация мира, или Еврейский вопрос в XX столетии» .
Институт социологии РАН охарактеризовал данную монографию как «типичный образец фашистской литературы, и даже несмотря на то, что вышел из под пера автора он довольно давно, труд вполне может выступать пособием для неонацистов — наших современников».
11 октября 2010 года решением Центрального районного суда г. Красноярска книга «Завещание русского фашиста» была признана в РФ экстремистским материалом, и книга была внесена в Федеральный список экстремистских материалов (№ 861).
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.05 / 4
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +358.13
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 36,569
Читатели: 8
 

Атаман Краснов мечтал расчленить Россию (обычное дело для белых)

Показания атамана П.П.Краснова:"Я отправил Вильгельму II совершенно секретное письмо, в котором приветствовал его императорское величество как могущественного монарха Германии и доводил до сведения о том, что при непосредственной поддержке Германии борьба с большевиками на Дону приближается к концу. В своем письме я просил Вильгельма содействовать мне в расчленении Советской России и присоединении к возглавляемому мною государству «Всевеликому войску донскому» русских городов: Таганрога, Камышина, Царицына, Воронежа и железнодорожных станций Лиски и Поворино. Я информировал немцев, что заключил договор с главами  Астраханской и Кубанской областей князем Тундутопым и полковником Филимоновым о том, что поело победы сил контрреволюции на территории России образуется федерация иод именем «Доно-Кавказского союза», в которую должны войти державы: «Всевеликое войско донское», Астраханское войско с Калмыкией, Ставропольская, Кубанская области и Северный Кавказ. Германских руководителей я просил усилить мне помощь вооружением, инженерным имуществом, построить на Дону орудийный, оружейный, снарядный и патронный заводы... Я обязался предоставить Вильгельму II полное право в вывозе с Дона в Германию продукции сельского хозяйства, кожевенных товаров, шерсти, рыбы, жиров, скота и лошадей. Я предоставлял также право германским промышленникам на помещение своих капиталов в донские промышленные и торговые предприятия и эксплуатацию водных и иных путей сообщения."


Это письмо вызвало возмущение даже у Родзянко, ярого противника Советской власти и сторонника монархии, бывшего председателя Государственной думы, впоследствии председателя Особого совещания Добровольческой армии Деникина. Родзянко выкрал копию письма у министра иностранных дол «Всевеликого войска донского» Богаевского, с которым находился в приятельских отношениях, и направил его в Финляндию, где оно было опубликовано в печати. Краснов признает:
"Это письмо впоследствии сыграло для меня роковую роль, раскрыв общественности, что я при содействии немцев добиваюсь расчленения России (!!!!) и организации самостоятельного государства с присоединением к нему русских городом."(Е.Самойлов."От Белой Гвардии-к фашизму")
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.08 / 4
  AndreyK-AV
   
   
AndreyK-AV   Россия
Уфа
58 лет

Практикант

Карма: +358.13
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 36,569
Читатели: 8
 

Семеновцы также беспощадно расправлялись с сибирскими мирными крестьянами.Его террором возмущались многие настоящие русские офицеры,в том числе и Колчак.
Но он был под надежной защитой японских интервентов,благодаря чему он мог грабить и жечь сколько ему угодно.
Из показаний сподвижника Семенова Васильевского:
"Белоказачьи формирования атамана Семёнова приносили много несчастий населению. Они расстреливали заподозренных в чём-либо лиц, жгли деревни, грабили жителей, которые были замечены в каких-либо действиях или даже в нелояльном отношении к войскам Семёнова. Особенно отличились в этом дивизии барона Унгерна и генерала Тирбаха, имевших свои контрразведывательные службы. Но наибольшие зверства всё же чинили карательные отряды войсковых старшин Казанова и Фильшина, сотника Чистокина и другие, которые подчинялись штабу Семёнова."
У Семенова также были застенки,где зверски мучили людей.В этих застенках он держал тысячи людей,из которых 6500 были им убиты!(А. Литвин. Красный и белый террор 1918—1922. — М.: Эксмо, 2004. С. 176).
Об этих семеновских застенках стоит рассказать поподробнее:
"...Начальник Читинской областной тюрьмы Григорьев 29 сентября 1918 года в рапорте на имя забайкальского областного комиссара Временного правительства докладывал о произволе, учиненном семеновцами 17 сентября в областной тюрьме.
В рапорте рассказывается, что после вечерней проверки в тюрьму прибыл прапорщик Жилин с группой вооруженных казаков из монголо-бурятского отряда Семенова с предписанием председателя следственной комиссии при штабе начальника гарнизона читинских войск принять и сопроводить в штаб отряда содержащихся в тюрьме большевиков — Давыдова, Маклакова и Метелицу.
Начальник тюрьмы отказался выдать в неурочное время арестованных. Во втором часу ночи в тюрьму явилось около сорока вооруженных офицеров и казаков. По их требованию были открыты камеры. Арестованных доставили в штаб отряда, где их после изуверских истязаний убили.
19 октября 1918 года начальник Нерчинской тюрьмы сообщил забайкальскому областному тюремному инспектору о том, что октября 1918 года по пропуску, выданному председателем Нерчинской следственной комиссии фон Венглером, в тюрьму были допущены сотник Сакович, подпоручик Врублевский и унтер-офицер Грищев (все трое из отряда есаула Семенова). Они зверски избили плетьми заключенных большевиков Ширмана, Диктовича и Дулепова. Такие издевательства и пытки над арестованными производились семеновцами и в других тюрьмах..."

"...В городе Троицкосавске, Забайкальской области, расположенном у самой границы с Монголией, семеновцами был организован застенок, в который свозились для физического истребления «неблагонадежные» из Западной Сибири и Дальнего Востока. Только в городской тюрьме было уничтожено свыше 1500 человек. Заключенных содержали в казармах в невыносимых условиях, в результате чего только за два с половиной месяца от голода и болезней умерло 350 человек.
Кто попадал в этот застенок, безжалостно уничтожался, даже если, с точки зрения семеновцев, он не был ни в чем виноват. Они не хотели иметь свидетелей своих зверств. Специальный суд, возглавляемый одним из самых ярых карателей сотником Соломахой, не знал иного решения, кроме «расстрелять».
После 26 декабря 1919 года суд вообще не заседал, а расстрелы будто бы по приговору суда продолжались. Под видом «очищения» заключенных от «красных» только 1 и 5 января 1920 года был расстрелян 481 человек.
Оставалось 200 человек больных, находившихся в тюремном лазарете, которые самостоятельно не могли передвигаться. Их пытались отравить. Но когда это не удалось, пришли пьяные [125] семеновцы и учинили над больными зверскую расправу: их рубили шашками, закалывали штыками.
На станции Андриановка были расстреляны три тысячи человек. Трупы их вывезли в сорока вагонах и закопали. .."
(Из книги "Неотвратимое возмездие")
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
+ 0.09 / 6
  Коллекционер мыслей
 
   
 

Из столицы Лихтенштейна пришла печальная новость: на 106 году жизни скончался едва ли не самый знаменитый житель этого крошечного государства-княжества – общественный деятель и меценат барон Эдуард фон Фальц-Фейн. Обстоятельства смерти легендарного барона оказались трагическими.
Фото: "Музей дипломатического корпуса".
В последние годы этот очень уже пожилой мужчина был прикован к постели и безвыездно жил на своей вилле «Аскания-Нова» в столице Лихтенштейна, городке Вадуц. В минувшую субботу, 17 ноября на этой вилле вдруг вспыхнул пожар. Приехавшие спасатели, справившись с огнем, при обследовании помещений обнаружили в комнате хозяина, который уже не подавал признаков жизни.
Как пояснил в интервью ТАСС друг и опекун Эдуарда Фальц-Фейна Адольф Хиб, в момент возникновения огня Эдуард Александрович находился в доме совсем один: «Медсестра посещала его в течение двух-трех часов утром и двух-трех часов во второй половине дня...»
Скорее всего, пожилой меценат задохнулся угарным газом. Однако более точно о причинах возгорания и смерти знаменитого мецената станет ясно скорее всего в течение начавшейся недели по результатам расследования, которое ведет криминальная полиция, а также судебно-медицинской экспертизы. Для проведения ее тело погибшего перевезли в швейцарский Санкт-Галлен.
Адольф Хиб пояснил также, что Эдуард Александрович будет похоронен в семейной усыпальнице Фальц-Фейнов в Ницце.
Потомок Рюриковичей по материнской линии, сын эмигрантов, покинувших Россию после революции, он оказался последним из живущих на Земле, кто не просто видел царя Николая Второго, но даже удостоился высочайшего внимания: Николай Александрович взял маленького Эдуарда на руки.
Это произошло во время аудиенции. Ведь русский дед Эдуарда – генерал, представитель древнего дворянского рода Епанчиных, занимал высокую, заметную при Дворе должность директора Его Величества Пажеского корпуса. А совсем скоро в жизни семьи произошли тяжелые перемены, связанные с социальными потрясениями в стране. Осенью 1917-го 5-летний Эдуард, гостивший вместе с родителями в Петербурге, оказался свидетелем большевистского переворота. А меньше, чем через год семейство Фальц-Фейнов – Епанчиных вынуждено было эмигрировать. Сперва уехали в Германию, оттуда во Францию, а потом в Лихтенштейн.
Эдуард Олег Александрович фон Фальц-Фейн (второе имя он получил в 1922 году – когда перешел из лютеранской веры в православие и был крещен по православному обряду) получил широкую известность не только в Западной Европе, но и в СССР, в постсоветской России.
Будучи состоятельным человеком, он немало сил и средств потратил на поиск и возвращение на свою историческую родину уникальных исторических и художественных артефактов. Совместно с известным советским писателем Юлианом Семеновым он даже основал Международный комитет по возвращению русского культурного наследия.
Перечень возвращенного усилиями самого Эдуарда Александровича за долгие десятилетия очень велик.
Он передал в дар России выкупленную на аукционе часть библиотеки Дягилева-Лифаря. Также выкупил в Риме реликвии семьи великого русского певца Федора Шаляпина, подарив их затем музею Шаляпина в Петербурге. Передал в российские музеи несколько картин известных отечественных художников – Репина, Маковского, Коровина...
Благодаря усилиям барона Фальц-Фейна в Россию попал бесценный архив колчаковского следователя Соколова, который в 1919-1920 гг. вел дело о расстреле царской семьи. Узнав, что архив Соколова выставлен на продажу, Эдуард Александрович убедил князя Лихтенштейна Ханса-Адама II выкупить его для дальнейшего обмена на ценные для княжества документы. В итоге соколовский архив вскоре удалось обменять на архив княжества Лихтенштейн, вывезенный Красной Армией в 1945 году из Вадуца.
Много времени, сил и средств Фальц-Фейн потратил на поиски и возвращение из небытия знаменитой Янтарной комнаты. Во многом благодаря именно его хлопотам из Германии в Россию были возвращены несколько сохранившихся подлинных предметов и фрагментов декоративного оформления Янтарного кабинета. А когда в России решено было по сохранившимся документам создать точную копию Янтарной комнаты, барон приобрел в Швейцарии и отправил в нашу страну уникальные высокоточные станки и инструменты для художественной обработки янтаря.
Как говорил сам Эдуард Александрович, поступать так его побуждало в том числе и запомнившееся на всю жизнь напутствие отца – Александра Эдуардовича Фальц-Фейна: «От Родины нельзя требовать, ей надо отдавать!»
Усилиями Фальц-Фейна в далеких альпийских краях были увековечены подвиги солдат русской армии и ее гениального полководца Александра Суворова. Эдуард Александрович добился разрешения и установил суворовскую мемориальную доску в Бальцерсе, а также открыл в 1994 году музей русского генералиссимуса в Гларусе.
До последних лет своей активной жизни пожилой меценат продолжал искать и приобретать – в том числе и для последующей передачи на родину его предков, – художественные и исторические ценности, вывезенные во время войн и социальных потрясений из России. В его доме был создан из этих вещей целый музей, который Эдуард Александрович лично показывал российским туристам, добравшимся до затерянного среди Альп маленького княжества.
Что теперь будет с этой коллекцией? Во всяком случае один из наших соотечественников, побывавших в 1999 году (когда отмечалось 200-летие знаменитого перехода Суворова через Альпы) в поместье барона в составе группы российских велотуристов, запомнил, как водивший их по своим владениям Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн сказал: «Я хотел бы, чтобы после моей смерти здесь открылся Русский дом в Лихтенштейне. Чтобы этот дом был и после меня открыт для всех россиян, которые приезжают в это княжество...»
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 01 января 1970
-0.01 / 5
  Uncle Ben
   
   
Uncle Ben   Латвия
Рига

Слушатель

Карма: +48.49
Регистрация: 20.04.2014
Сообщений: 5,816
Читатели: 5
 
Александр Зубков
 (1900-?)
Русский авантюрист. Происхождение туманно. В 27 лет женился на прусской принцессе, которой минул уже 61 год. Разразился международный скандал.


Во! И у нас есть такие:

"Главный редактор издания "Медуза" Иван Колпаков подал в отставку после обвинений в сексуальном домогательстве. С 25 октября по 6 ноября он сложил полномочия, однако потом совет директоров издания счел, что дальнейшего наказания не требуется и вернул Колпакова к работе. "  BBC

Может заберете, пока живой?

Еще вот подержанная певичка в комплекте: Vesti
Сообщение скрыто автором
+ 0.01 / 1
  Коллекционер мыслей
 
   
 
Русский Легион Чести
Дискуссия 7 1 -0.05 / 3 -0.08 / 5



Русский  Экспедиционный Корпус во Франции в Первой Мировой войне 1914 – 1918 гг.
--
         И вот опять русские и французы союзники по борьбе с мировым терроризмом … Но неплохо бы вспомнить историю и судьбу тех добровольцев из России, которые воевали за Францию в составе так называемого Русского Экспедиционного Корпуса во Франции в 1916 – 1918 гг. во время Первой Мировой войны. Кстати, был и еще один русский экспедиционный корпус в 1815 – 1818 гг. во Франции после разгрома и оккупации оной в составе войск союзников по анти наполеоновской  коалиции. 
***
Текст песни «Русские бригады» …  автор Виктор Леонидов
*
Слова Виктора Леонидова:
*
Сердце глупое, не бейся
Мыслям скорым в унисон!
Там во Франции, под Реймсом,
Спрятан город Мурмелон,
Где за честь, не за награду, —
Клевета, навек отстань, —
Дрались русские бригады
За провинцию Шампань.

А в Шестнадцатый, проклятый,
И по крестному пути
Из России шли солдаты,
Чтобы Францию спасти.
И Европе на отраду,
Изумляя штыковой,
Дрались русские бригады
Чтоб Париж прикрыть собой.

Здесь все буднично и просто,
Гул войны давно умолк.
Лишь часовня над погостом,
Где пехотный славный полк.
Отгремели все снаряды,
Приняла солдат земля.
Дрались русские бригады
За французские поля.

Время память усмиряет, —
Слава Богу, что живем,
Широка страна родная,
Где упомнить обо всем!
Вен не режем от досады,
Не зальем тоску в вине,
Что забыты те бригады
На забытой той войне.

Только что-то ноет-тянет,
Не дает никак уснуть.
К золотым полям Шампани
Жребий выпал, — значит в путь,
Где душа легионера
Прозвенит не как струна,
Что могилы Сент-Илера —
Наша общая война!

Сердце глупое, не бейся
Мыслям скорым в унисон.
Там во Франции, под Реймсом,
Спрятан город Мурмелон,
Где за честь, не за награду, —
Клевета, навек отстань, -
Дрались русские бригады
За провинцию Шампань.

Ссылка на исполнение песни

http://kivvi.kz/watch/iapw9kskxtqx/
**********************************
Париж. Июль 1916 года. По Елисейским полям торжественным маршем проходят русские войска. Столица Франции встретила их громом оркестров и взрывом народного ликования. "Цветов было столько, - вспоминал один из участников парада, - что, казалось, шёл снег".

Это были первые восемь тысяч солдат и офицеров Русского Экспедиционного Корпуса, которые должны были сражаться против немцев на Западном фронте. Ранее такой же восторженный приём был оказан нашим военным в Марселе, куда они прибыли на кораблях из порта Дальний.

Россия неоднократно приходила на помощь союзникам. В августе 1914 года, когда, согласно плану Шлиффена, кайзеровская Германия наносила главный удар по Франции и немцы были уже в 120 километрах от Парижа, стремительное продвижение русских войск в Восточную Пруссию обескуражило немецкое командование, заставив его начать переброску сил с Западного на Восточный фронт.

В итоге 2-й армия под командованием генерала Самсонова погибла, но германцы проиграли блицкриг, Париж удалось отстоять, и война на Западе на четыре долгих года стала позиционной. И в этой войне на истощение у Германии уже не было шансов на победу.

Россия вынесла на своих плечах и страшный 1915 год, когда германцы обрушили всю мощь своих армий на Восточный фронт, а союзники получили необходимую передышку. Более того, она нашла силы помочь партнерам по военной коалиции, направив в 1916-м во Францию четыре пехотные бригады, каждая численностью примерно около 10 тысяч человек. Отправка еще трех бригад не состоялась из-за того, что в войну на стороне союзников вступила Румыния и почти тут же стала терпеть поражения. Пришлось посылать эти войска ей на помощь.

Столь небольшое количество солдат и офицеров, конечно, не могло переломить ход сражений в свою пользу. Скорее, это был жест поддержки, такой же, как французский истребительный полк "Нормандия-Неман", воевавший в 1943-45 годах на советско-германском фронте.

Однако, как утверждал Суворов, воюют не числом, а умением. Благо, русские бригады, как правило, ставили на самые опасные участки фронта. Французские командиры отмечали храбрость и умелые действие русских солдат и офицеров.

В частности, 18 сентября 1916 года в ходе отражения немецкой атаки 3-й батальон 2-го полка 1-й бригады штыками опрокинул неприятельские цепи и гнал их до самых немецких окопов. 26 сентября генерал Гуро в приказе по армии отметил доблесть русских войск, позднее личное удовлетворение действиями бригады передал главнокомандующий французскими армиями генерал Жоффр.

3-й бригаде пришлось выдержать одну из серьезных газовых атак неприятеля. 31 января 1917-го под прикрытием газа и артиллерии немцы пытались атаковать, но были отбиты огнем. Личный состав бригады провел в противогазах шесть часов. И таких примеров множество.

Весной 1917-го обе бригады приняли участие в наступление в районе города Реймса, где особенно отличились солдаты 1-й бригады, которые сломили ожесточенное сопротивление немцев и отбили не одну их контратаку. В ожесточенных боях бригады понесли тяжелые потери. В некоторых батальонах в строю осталось до 20% от первоначального состава.
***
1-я бригада Русского  Экспедиционного Корпуса высадилась 26 апреля 1916 г. в Марселе, а 2-я, 3-я и 4-я бригады высадились в Бресте. 1-я и 3-я бригады были отправлены на фронт в Шампань (Франция), 2-я и 4-я – в Македонию. Оставшийся во Франции российский воинский контингент (более 20 тыс. солдат и офицеров) участвовал в боях вместе с французскими войсках в регионе Шампань-Арденны вплоть до Февральской революции 1917 г. Особенно отличились русские войска в тяжёлых затяжных сражениях в районе форта Помпель вблизи г. Реймса.
*
Более 8 000 человек из Русского Экспедиционного Корпуса погибли во Франции.
*
В сентябре 1916 г. Русский Экспедиционный Корпус предотвратил взятие немецкими войсками города Реймса, где находится один из национальных символов Франции – кафедральный собор, в котором с XII века короновались французские короли.

После Февральской революции 1917 солдаты Русского Экспедиционного Корпуса отказались воевать и потребовали вернуть их на Родину, после отказа французского командования выполнить их требование подняли восстание в военном лагере Ла-Куртин, близ Лиможа. Мятеж был жестоко подавлен силами самих русских, но корпус подлежал расформированию, поскольку приславшая его страна перестала существовать. По настоянию советского правительства основная часть Русского Экспедиционного Корпуса в 1919-1921 возвращена в Россию.

Позднее Франция разрешила формирование из добровольцев т.н. Русского легиона, который был в составе лучшей воинской части Франции – Марокканской дивизии. Легионеры носили французскую форму. В декабре 1917 г. усилиями полковника Г.С. Готуа и генерала Лохвицкого был сформирован русский добровольческий отряд из четырех легионов (батальонов), численность которого в начале 1918 г. составила 1,5-1,6 тыс. человек. Однако на фронт выступил только один легион (250-300 человек и несколько офицеров), названный Русским. Сражаясь в составе легендарной Марокканской дивизии, в тяжелейших боях на французском фронте в апреле - ноябре 1918 г. этот батальон заслужил почетное имя Русского легиона Чести.

Русский легион участвовал во всех основных битвах, остававшихся до конца войны. Русский легион выказал необычайную храбрость в боях на реке Сомме в апреле 1918 г., а в мае и сентябре 1918 г. – в боях под Суассоном. Он воевал не просто храбро, а проявлял настоящие чудеса героизма, за что удостоился немалого числа восторженных отзывов, наград, а главное – звания «Легион чести». Из первого состава легиона погибло 85% солдат и почти все офицеры.
****************************************************
*******************************************************
ПРИЛОЖЕНИЕ.
РУССКИЙ ЭКСПЕДИЦИОННЫЙ КОРПУС ВО ФРАНЦИИ  1916 -1918
***
Статья  «Третья бригада – Русский Легион Чести»
****
****
ВВЕДЕНИЕ
В декабре 1915 года, по случаю путешествия в Россию Президента Французской Республики Поля Думера, было принято франко-русское соглашение, предусматривающее отправку российских войск на Западный Фронт. Царь Николай II отдал распоряжение главе Штаба – генералу М.В. Алексееву о реализации данного проекта на следующих условиях: русские солдаты будут отправлены под командованием русских офицеров, вооружены Францией и предоставлены в распоряжение Французского Штаба. Переправка частей на фронт будет осуществлена Французским Флотом.  В начале 1916 года последовательно были созданы 4 специальные пехотные бригады, каждая из которых состояла из двух полков; каждый полк включал три батальона из четырёх пехотных рот, трёх пулемётных рот (12 пулемётов в каждой), одного взвода связи и одного нестроевого подразделения. Офицеры были выбраны среди военных, владеющих французским языком. Все солдаты вызвались добровольно сражаться во Франции. В целом, 745 офицеров и 43 547  русских солдат присоединились к Французской Армии. Формирование ещё четырёх бригад было начато, но не закончено в связи с политическими событиями 1917 года.

Первая бригада под командованием генерала Н.А. Лохвитского включала 1-ый полк (военные запасных батальонов из г. Москвы, в основном рабочие) и 2-ой полк (военные запасных батальонов из г. Самары, в основном крестьяне). После длительного путешествия в 30 000 километров по железной дороге (Москва, Сибирь, Манчжурия), а затем на французских кораблях (Сайгон, Сингапур, Коломбо, Джибути, Суэц), 26 апреля 1916 года первая бригада высадилась в Марселе, чтобы сражаться на Западном Фронте (Франция).

 Некоторое время спустя, вторая бригада (под командованием генерала М.К. Дитерихса) и четвёртая бригада (под командованием генерала М.Н. Леонтьева) высадились в Салониках, чтобы принять участие в сражениях на Восточном Фронте (Балканы).

Третья бригада, под командованием генерала В.В. Марушевского, состояла из 5-ого полка (военные запасных батальонов из г. Екатеринбурга, в большинстве своём крестьяне) под командованием полковника В.С. Нарбута, и 6-ого полка (военные запасных батальонов из г. Челябинска, в основном крестьяне) под командованием полковника Г.Н. Симонова. В Екатеринбурге офицеры 5-го полка скинулись, чтобы купить за 8 рублей медведя, которому дали имя «Мишка» и который был талисманом Экспедиционного Корпуса в течение всей войны.

Третья бригада должна была сражаться на Балканах. Чтобы как можно быстрее присоединиться к французским войскам, она была отправлена по железной дороге в порт Архангельска, где была погружена на семь французских военных кораблей. Курс этих кораблей был проложен через мыс Нордкап, Норвежское море, Северное море, Ла-Манш и закончился высадкой третьей бригады, которую бурно приветствовали толпы энтузиастов в августе 1916 года, в портах Бреста и Ла-Рошель. Затем бригада была отправлена в регион Марселя, чтобы в последующем высадиться на Балканах, но по причине ухудшения ситуации на Западном Фронте (1916 год был сложным для Французской Армии: только во время битвы при Вердене было потеряно убитыми, ранеными и пропавшими без вести 365 000 солдат), глава Французского Штаба обратился с просьбой к генералу В.В. Марушевскому о присоединении его бригады к фронту в Шампани, где уже сражалась 1-ая бригада.
***
***
ТРЕТЬЯ БРИГАДА НА ФРОНТЕ
Третья бригада и Мишка прибыли в военный лагерь Майи, находившийся в 50 км к югу от Реймса. Этот огромный лагерь, превосходящий по площади Париж, был полностью предоставлен в распоряжение 1-ой и 3-ей бригадам Русского Экспедиционного Корпуса, численностью 20 000 человек, которые в первую очередь построили там деревянную церковь для богослужений. Также в лагере находились пятнадцать французских офицеров и около двух сотен солдат, прикомандированных к русским бригадам. Этот лагерь служил хранилищем материально-технического обеспечения, местом тактической подготовки и отдыха групп войск. Генерал А. Гуро - командующий 4-ой армией и начальник лагеря Майи, часто посещал русские бригады и по-отечески заботился об их нуждах. В теории, обе бригады находились под руководством генерала Ф.Ф. Палицына - русского военного атташе во Франции, и его адъютанта – генерала М.И. Занкевича. Французская Армия обеспечила русские бригады военным обмундированием, касками, оружием, но военные сохранили русскую униформу.

В то время как 1-ая бригада после тяжелых потерь в боях 16 октября 1916 года возвратилась в лагерь Майи на отдых, 3-я бригада примкнула к передовой в секторе Реймса и не покидала её в течение следующих пяти месяцев, героически выдерживая суровые смертоносные бои, в основном защищая от немецких атак форт де ля Помпель.

Бригада подвергалась газовым атакам. В частности 31 января 1917 года три химические атаки повлекли тяжёлые потери в 6-ом полку: 250 человек было убито, много сотен эвакуировано с интоксикацией разной степени тяжести (зимний холод усилил действие газа). Даже медведь Мишка должен был быть отправлен в тыл на лечение; он выжил во время газовой атаки только потому, что спрятал морду в снег!

Выжившие продолжали борьбу, отражая все немецкие атаки, несмотря на ежедневный шквал снарядов всех калибров. Французский генерал Н. Дюма, командующий сектором, в одном из рапортов написал: «Русская пехота обладает примечательной энергией; все их штыки обагрены кровью». Наконец, 12 марта 1917 года, полки французской пехоты заменили третью бригаду, которая отправилась на отдых в лагерь Майи. Но отдых длился недолго, поскольку в это время генерал Р. Нивель уже готовил наступление.

Конечно, солдаты Русского Экспедиционного Корпуса узнали новость об отречении царя в марте 1917 года. Но, несмотря на появление мыслей о перемирии и даже нескольких речей протеста (главным образом в рядах 1-ой бригады), решение Временного Правительства России о продолжении войны было встречено спокойно. 29 марта войска присягают без происшествий на верность правительству А.Ф. Керенского. Вводятся новые правила относительно создания полковых комитетов, которые встречаются 15 апреля и после трёх часов споров голосуют за продолжение участия в боях. Бригады активно готовятся к следующему наступлению; в лагере Майи люди проходят интенсивную подготовку, чтобы максимально быть готовыми к боям. Несмотря на политические события в России, настрой войск остается, в целом, позитивным.
***
***
НАСТУПЛЕНИЕ НИВЕЛЬ (БИТВА ШМЕН ДЮ ДАМ)
План генерала Р. Нивель, занявшего место генерала Ж. Жоффр, предусматривал разрыв немецкого фронта на Эне. Две русские бригады были прикреплены к 7-му армейскому корпусу (генерал Ж. Базлер) 5-ой армии (сектор Реймса). В 6 часов утра, 16 апреля 1917 года, после десяти часов интенсивной бомбардировки 5500 пушками французской артиллерии по позициям врага, горнисты протрубили наступление: 850 000 человек вышли из окопов и поднялись на штурм передовых позиций немцев между Суассоном и Реймсом.

Третья бригада, в принципе, должна была быть в резерве, но с первого дня наступления она находилась на позиции на линии фронта. В отличие от 1-ой бригады по приказу Главного Штаба Франции 3-я бригада была разделена на множество частей, снижая эффективность командования генерала В.В. Марушевского. 1-ый и 3-ий батальоны 6-го полка (обозначенные как I/6 и III/6) поднялись в наступление с 40-м дивизионом французской пехоты. Их целью являлась гора Сапиньоль. Русские взяли высоту 108, но их продвижение было заблокировано; с двух сторон от авангарда начали множиться немецкие контратаки. Новая попытка наступления провалилась, и войска, ослабленные потерями, частично отступили под градом немецких снарядов и огня. В конце дня в руках I/6 и III/6 остаётся лишь высота 108, на которой они закрепляются и героически отстаивают.
Отредактировано: Коллекционер мыслей - 13 декабря 2018 23:12:10
-0.05 / 3
  Коллекционер мыслей
 
   
 

. Русский экспедиционный корпус во Франции 1916-1918 гг. Третья бригада – Русский Легион

В тот же день, 16 апреля II/6 и три батальона 5-го полка были отправлены для присоединения к 37-му Дивизиону французской пехоты (генерал Н. Гарнье-Дуплессис), но ночью войска сбились с пути, разделились и блуждали вплоть до наступления следующего дня, когда, наконец, нашли свою базу для атаки и заняли позиции в окопах. Их целью являлась гора Спан (Spin), вершины которой были укреплены немецкими войсками. Атака, намеченная на 17 апреля, по причине опоздания войск и непогоды (неистовый ветер, непрерывный дождь и снег), была перенесена на 18, а затем на 19 апреля. Немецкие войска использовали эти помехи для того, чтобы провести рейд и вечером 18 апреля, в 20.00, они атаковали, застав врасплох состав 5-го полка. Атака была отбита, но 200 человек 5-го полка были убиты или ранены. В тот же вечер генерал В.В. Марушевский нанёс визит солдатам этого полка на передовой, чтобы поднять их настроение и боевой дух. 19 апреля, в 15.00 более или менее объединённая бригада снова (I/5, III/5 и II/6) пошла в атаку с 32-м Корпусом Французской Армии. Батальон II/5 остался в резерве.

Батальон I/5 устремился в атаку, достиг (несмотря на стрельбу врага, сети колючей проволоки, взрывы) и захватил первую линию немецких окопов, затем вторую и даже третью! Но немецкие войска ответили мощной контратакой, сметая прорыв войска. Батальон III/5 смог достичь склона горы Спан, затем, бегом под пулемётными очередями, достичь вершины, где окопались батареи немецкой артиллерии. Завязалась ожесточённая штыковая битва с немецкими артиллеристами, которые в результате были оттеснены, убиты, либо взяты в плен.

Батальон II/6 атаковал немецкие линии между горами Спан и Сапиньоль. Этот батальон смог захватить первую линию окопов врага, но пострадал от тяжёлых потерь и не смог продвигаться дальше. Немцы провели контратаку, но русское войско устояло, продолжая бороться с огромным упорством.

Очень далеко по сравнению с остальными боевыми частями наступления продвинулся III/5; этот батальон более не был защищён с флангов и рисковал быть опрокинутым силами врага. Ему на выручку был отправлен батальон II/5, но при продвижении его ряды были опустошены вражескими пулемётами и взрывами артиллерийских снарядов. Тем не менее, ему удалось добраться до III/5 на горе Спан, но батальон был слишком ослаблен, чтобы стать достаточной поддержкой.

В 17.00 немцы начали очень энергичное контрнаступление; ситуация в 3-ей бригаде становится критической, но враг не смог сломить духа доблестных русских бойцов. В конце концов, был отдан приказ к отступлению, войска были отброшены на первоначальные позиции, тем не менее, захватив с собой пленных. К концу дня лишь высота 108 была сохранена за батальонами I/6 и III/6. 20 апреля две бригады, ослабленные тяжёлыми потерями, были отправлены в лагерь Майи в сопровождении Мишки, который выжил в этом аду, посреди окровавленных тел своих военных товарищей.

Храброе и героическое поведение солдат 1-ой и 3-ей бригад вызвало восхищение французского военного командования. Престижным Военным Крестом были награждены 5-ый и 6-ой полки, а также многие выжившие этих полков, отмеченные за их выдающуюся храбрость и отвагу. Генерал Р. Нивель написал в Российский Генеральный Штаб, что Русский Экспедиционный Корпус особенно выделяется. А.И. Гучков - военный министр Временного Правительства отправил офицерам и солдатам по этому поводу благодарственную телеграмму за их подвиг. Генерал Ф. Ф. Палицын, который должен был вернуться в Россию 19 апреля, отложил свой отъезд на несколько дней, чтобы персонально поздравить русские войска в лагере Майи.

Наступление Нивель было остановлено 20 апреля. Оно позволило захватить несколько укреплённых точек и множество пленных, но в конечном итоге провалилось, поскольку не смогло разбить немецкие защитные линии. Особенно тяжелыми были людские потери: в течение нескольких дней были убиты, ранены, либо пропали без вести около 200 000 французских солдат. Также понесла тяжёлые потери и 3-я бригада: 5-й полк потерял 17 офицеров и 1269 солдат убитыми и ранеными; 6-й полк потерял 7 офицеров и 885 солдат. К этим ужасающим цифрам необходимо добавить множество пропавших без вести солдат, которые были либо убиты, либо попали в плен. Со стороны 1-ой бригады потери составили около 3 000 солдат. Только за три дня боёв две бригады потеряли 50% от их личного состава! У Временного правительства запросили подкрепление, которое было одобрено. Во Францию отправились приблизительно 6000 человек.
***
***
ВРЕМЯ СМУТЫ
Кровавым итогом наступления Нивель стала усталость, которая водворилась после трёх лет войны в окопах, и сомнения, которые вторглись в сознание людей и повлекли за собой в конце апреля 1917 года беспорядки и случаи неподчинения в рядах Французской Армии. Русские бригады, которые с честью воевали вплоть до этого момента, также испытывали на себе последствия поражения. Моральный дух упал. Пропагандисты и русские революционеры, обосновавшиеся в Париже, распространяли среди русских войск листовки и публикации, провозглашающие «конец империалистической войны». Эта подрывная для дисциплины работа, вдобавок к растерянности, вызванной слишком долгим отсутствием на Родине, кажущимся далёким и неясным исходом войны и, наконец, потерями в ходе последнего наступления, принесла свои плоды.

По случаю Первого Мая солдаты устроили митинги, в ходе которых появились знамёна и транспаранты, провозглашающие «Социализм, Свобода, Равенство…». Несмотря на это, дисциплина и поведение солдат оставались корректными. Но, к концу дня несколько подстрекателей проявили агрессию и стали причиной беспорядков. День за днём обстановка ухудшалась.

Французское командование, обеспокоенное ситуацией, объединило две бригады в единую дивизию под командованием генерала  Н.А. Лохвитского. Эту дивизию, всё ещё вооружённую,  отправили в резерв в Нёфшато (Вож), куда за ней последовали русские агитаторы, приехавшие из Парижа. Временное Правительство отправило во Францию двух представителей: И. Рапп и Морозова, призванных вернуть войска в подчинение. Однако беседы с солдатами не привели ни к какому результату, и агитаторы были вынуждены вернуться в Россию, пообещав попросить возвращения на Родину Экспедиционного Корпуса.

Перед лицом упадка дисциплины, высшее французское командование решило отправить русские войска в лагерь Ля-Куртин, расположенный далеко от фронта, в центре Франции (Лимузен) с целью предотвращения распространения подрывных революционных теорий среди французских воинских частей. 1-я бригада прибыла в Ля-Куртин 18 июня. Она обосновалась в дортуарах лагеря и отказывалась от любой военной подготовки. 3-я Бригада прибыла 5 июля; она разместилась в палатках, поскольку в помещениях было недостаточно места для 289 офицеров и 16187 солдат дивизии.

Спустя некоторое время в лагере и его окрестностях стали происходить инциденты, связанные чаще всего со злоупотреблением алкоголем. Некоторые агитаторы: Бальтаис, Глоба, Волков (все из 1-ой бригады) оказались мятежниками и начали устанавливать в лагере свои порядки. Возросшая враждебность столкнула людей 1-ой бригады (в основном московских рабочих 1-го полка) с крестьянами и казаками 3-ей бригады. 8 июля в 8 часов утра, около 6000 человек 3-ей бригады, примкнувшие к ним 400 людей из 1-ой и их верный Мишка решали покинуть лагерь и обосноваться в деревне Фельтен, в 25 километрах от Ля-Куртин, несмотря на приказы Французского и Русского Главного Штаба.

В это же время ситуация в лагере ещё ухудшилась: унтер-офицер  Афанасий Глоба возглавил бунт и взял под свой контроль революционно настроенных людей 1-ой бригады. Попытки провести переговоры, организованные М.И. Занкевичем и представителями Временного Правительства, провалились. Французские власти придерживались нейтралитета, но потеряв терпение, потребовали восстановления дисциплины в лагере Ля-Куртин. Однако Глоба с комитетом солдат 1-ой бригады не признавали более никаких законных властей и требовали немедленной отправки войск в Москву. Поскольку Россия всё ещё находилась в состоянии войны с Германией, Керенский отдал приказ генералу М.И. Занкевичу о восстановлении порядка среди русских войск.

Первого августа 1-ой бригаде был выставлен первый ультиматум: солдаты должны оставить оружие и покинуть лагерь. Около тысячи человек согласилось с ним, остальные (около 8000) остались в лагере. В течение нескольких недель ничего не происходило. В это время французские войска начали занимать позиции вокруг лагеря, жителей окрестных деревень эвакуировали. Мятежники стали баррикадироваться. 14 сентября 3 000 человек 3-ей бригады под командованием полковника Г.С. Готуа решили сами навести порядок в лагере. Они заняли позиции и передали новый ультиматум мятежникам, который остался без ответа. 16 сентября в 10.00 французские войска выпустили восемнадцать артиллерийских снарядов по лагерю. Мятежники ответили на это стрельбой из пулемётов и ружей. 160 мятежников сдалось, но когда в свою очередь другие попытались сдаться, с ними разделались их же товарищи. Появилось несколько белых флагов, но тем не менее, к следующему утру осталось пятьсот непримиримых бойцов, которые фанатично давали отпор своими пулемётами. Силами французской артиллерии было убито 3 и ранено 36 мятежников. В итоге, утром 18 сентября лоялисты из  3-ей бригады захватили лагерь. 10 человек было убито, 44 ранено; все остальные сдались. Афанасий Глоба был арестован французскими войсками при попытке к бегству.

После захвата власти большевиками в октябре 1917 года и подписания мирного договора между Россией и Германией в Брест-Литовске, в марте 1918 года, французское правительство, всё еще находясь в состоянии войны с Германией, предложило русским солдатам три варианта развития событий:
- пойти добровольцами работать (на полях, на военных заводах в тылу);
- продолжить сражаться против Германии на стороне Французской Армии;
- в качестве пленников отправиться в одну из французских колоний Северной Африки.

В итоге, около 11 000 русских солдат выбрали работу в тылу добровольцами, 4 000 бунтовщиков были отправлены в Алжир, 400 человек (офицеры, крестьяне, казаки) образовали Русский Легион, вооруженный и экипированный Францией, который участвовал в боях вплоть до окончательной победы.
***
***
РУССКИЙ ЛЕГИОН
Организованный в один батальон Русский Легион под командованием полковника Г.С. Готуа хотел снова участвовать в боях за спасение чести России и остался верным данному слову. Легион присоединился к Северному Фронту на севере Франции 23 декабря 1917 года, сопровождаемый верным Мишкой, который не хотел ни при каких условиях расставаться со своими старыми товарищами. Став частью престижной Марокканской Дивизии генерала Ж. Доган (в то время Марокко еще было французской колонией), Русский Легион покрыл себя славой в ходе боёв 1918 года, которые разворачивались в Сомме, Марне, Суассоне. Храбрость и героизм солдат Легиона принесли ему необычайную славу среди Армий Союзников (Французской, Английской, Американской) и приводили в оцепенение немцев, взятых в плен русскими солдатами, в то время как уже было подписано немецко-русское мирное соглашение!

В конце марта 1918 года Германия объединила все свои силы на Западном Фронте и перешла в мощное наступление, прорвав фронт Союзников в районе Амьен (Сома). Немецкие войска  устремились в образовавшуюся брешь. Ситуация становилась критической, и Высшее Французское Командование дало приказ Марокканской Дивизии к контратаке. Во главе Дивизии располагался Русский Легион. Бои были ужасны, потери – огромны с обеих сторон. За мужество, проявленное под огнём противника, капитан Мстислав Лупанов был награждён Крестом Почётного Легиона – высшей наградой Франции. Изнурённые, выжившие бойцы Русского Легиона и Марокканской Дивизии были отправлены в тыл для восстановления. Немцы бросили в битву свои лучшие войска и штурмовали англо-французские линии. Они бросились вперёд, форсировав реку Эсн (Aisne), и в результате марш-броска приблизились к Шато-Тьерри. Город Суассон был взят: дорога на Париж открыта!

Вызванная со всей срочностью Марокканская Дивизия заняла позицию к югу от Суассона, на дороге, ведущей к Парижу. Она получила со всего размаха мощный удар немецкого наступления. На передовой зуавы отражали первые атаки, но вскоре они вынуждены были отступить и рассредоточится. В тот момент, когда казалось, что для французов всё было потеряно, командование отправило в битву свой последний резерв: Русский Легион. Полковник Лагард - главнокомандующий Марокканской Дивизии рассказывал об этом событии после войны: «Я дал приказ полковнику Готуа к контратаке. Русский Легион устремился вперёд с офицерами во главе. Даже врачи и секретари, охваченные энтузиазмом этого знаменитого войска, ринулись с пехотинцами в ряды врага». Священник Русского Легиона Андрей Богословский также кинулся в рукопашную схватку. Его тело было найдено среди множества убитых в тот день. Волны врага в результате были остановлены, но эта битва стоила Русскому Легиону 85% его состава убитыми и ранеными и почти всех офицеров.

В августе, наконец, прибыло необходимое подкрепление, состоящее из добровольцев бывшего Экспедиционного Корпуса. Русский Легион был реорганизован в батальон, состоящий из двух с половиной рот пехотинцев и одной пулемётной роты. Этот батальон тотчас же был направлен в регион Суассона, где опрокинул немецкий авангард, захватил город Терни-Сорни и продвинулся в направлении Лаффо. В ходе тяжёлых боёв 12 сентября 1918 года, батальон последовательно захватил три линии бетонных укреплений врага и ринулся в гущу ошеломлённых немецких войск, захватив множество пленных и значительное количество техники.

После этих боёв маршал Фердинанд Фош - главнокомандующий Армий Союзников, присудил Знамени (царскому) Русского Легиона престижный Военный Крест. Большая известность, приобретённая Русским Легионом, привлекала в его ряды множество русских рабочих – волонтёров, даже бывших мятежников 1-ой бригады. Несмотря на потери, состав Легиона увеличивался: на первое ноября 1918 года батальон насчитывал 564 человека.  С первого октября 1918 года Армии Союзников перешли в наступление, и немецкие войска отступили к их границе. Русский Легион был отправлен в Нанси, откуда начал продвижение вплоть до Мозеля, в направлении Мойовр-Гранд. Перемирие 11 ноября 1918 года положило конец боям.

Русский Легион сопровождал Армии Союзников в Лоррен, в Эльзасе, переправился через Рейн и вступил в Германию, где пересёк Сарр и вошёл во Фридрихсхафен. В составе Оккупационной Армии Легион контролировал город Вормс вплоть до декабря 1918 года. Затем Легион отправили во Францию и демобилизовали.
***
***
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В 1919 году большевики захватили в заложники членов военной французской миссии в Петрограде и потребовали для их освобождения возврата в Россию всех выживших Экспедиционного Корпуса (солдат, добровольцев–рабочих, пленных в Алжире).
 Обмен состоялся в Одессе в 1920 году, но несколько тысяч русских солдат решили остаться и обосноваться во Франции. Часть Русского Легиона  присоединилась к Белой Армии в России.  Мишка выжил после всех боёв, уцелев от взрывов артиллерийских снарядов и пуль, химических атак. Но практически все его боевые товарищи погибли или вернулись в Россию. Он окончил свои дни за решёткой парижского зоопарка…
***
***
КЛАДБИЩЕ SAINT-HILAIRE-LE-GRAND
Будучи поначалу одним из временных кладбищ, где, начиная с 1916 года, хоронили убитых в Шампани солдат Русского Экспедиционного Корпуса, после Первой Мировой Войны кладбище Сент-Илер-лё-Гран (Saint-Hilaire-le-Grand, рядом с Реймсом) становится постоянным. С 1922 по 1934 годы на этом кладбище было погребено 750 тел. В последующем, тела всех погибших русских воинов, которые находили в данном регионе и опознавали, были захоронены здесь. Так, в 1990 году, было найдено тело русского солдата Алексея Tchoustiafoff, убитого в 1917 году на территории коммуны Курси. Он также был погребён на кладбище Сент-Илер-лё-Гран, где ныне покоится 915 русских солдат и офицеров.

Для бдения над вечным покоем мёртвых Русского Экспедиционного Корпуса 7 сентября 1935 года французами был издан указ о строительстве православной часовни вблизи от военного кладбища. Каждый год в воскресенье Троицы, в память о русских солдатах, убитых во Франции во время Первой Мировой Войны, здесь проходит торжественная церемония, организованная Ассоциацией Памяти Русского Экспедиционного Корпуса во Франции, возглавляемой вплоть до 2013 года принцем Оболенским.

 Советские власти отказывались признавать существование этого кладбища, поэтому его обслуживанием  занималось Министерство Обороны Франции. Кроме того, в 1998 году некрополь был полностью реставрирован. В последнее десятилетие представители от России принимают участие в памятных церемониях, организуемых на его территории. Здесь же находятся несколько увенчанных православными крестами памятников, воздвигнутых ветеранами Экспедиционного Корпуса. В конце Первой Мировой Войны рядом с кладбищем был построен православный скит. Скит был отнесён к Константинопольскому Патриархату. И каждый день один из монахов молится за успокоение душ русских солдат Экспедиционного корпуса отдавших жизнь за Францию.
***

Париж, 15 марта 2014
Официальный представитель,
специальный корреспондент
Оренбургского войскового
казачьего общества во Франции
Паскаль Жерар


Отредактировано: Коллекционер мыслей - 13 декабря 2018 23:05:49
-0.03 / 2
 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

AFTERSHOCK

     
Модераторы:
Paul
Сейчас на ветке:
Всего: 0, Гостей: 0, Пользователей: 0, Мобильных: 0
  1. >
  2. Форум >
  3. Исторический раздел >
  4. Русские в эмиграции. Судьбы.
Глобальная Авантюра © 2007-2019 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.

CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Unknown

Яндекс.Метрика