Глобальная Авантюра  
ФОРУМ
главное меню

Аварский каганат и происхождение славян

 

  Sj
   
   
Sj   Россия
MOCKBA
47 лет

Слушатель

Карма: +1.91
Регистрация: 17.09.2008
Сообщений: 646
Читатели: 2
 
Про новое средневиковье
Статья 26 0 +0.01 / 1 +0.01 / 1

Это отрывок из статьи Е. А. Мельниковой "Ренессанс средневековья? Размышления о мифотворчестве в современной исторической науке" опубликованной в // Родина. - 2009. - № 3 (с. 56-58), №5 (55-57)
... Привлекательным оказалось и возрождение антинорманизма - в его "гедеоновском" варианте17, причем не только для широкого читателя, но и для главных идеологов страны, стремящихся найти или создать "национальную идею" в условиях идеологического кризиса. Именно благодаря высокому покровительству задуманная как сугубо научная, конференция "Рюриковичи и российская государственность", проведенная в Калининграде в 2002 г., превратилась в начало широкой кампании по рекламированию антинорманизма в средствах массовой информации18. Эта кампания продолжилась публикацией сборника "Русского исторического общества", монографии В. В. Фомина и статей иногда - в научных, а чаще - в популярных изданиях19.

Современный антинорманизм позиционирует себя как единственно "правильное" научное направление, что само по себе наводит на размышления: "единственно правильным" было сталинское учение о языке, лысенковское - в биологии и т. п. В исторической же науке, как правило, сосуществуют различные точки зрения на одно и то же явление20, его различные интерпретации. Если же пристальнее взглянуть на методы их работы, то обнаруживаются удивительные - и весьма показательные - черты типологического сходства с построениями Т. Хейердала, А. Т. Фоменко, А. Асова и многих других.

Профессионализм исторического (и вообще любого научного) исследования определяется рядом факторов - неписаных, но общепринятых и строго соблюдаемых в научном сообществе правил, следование котором часто определяется как "наличие школы". Во-первых, исследование всегда основывается на некоей совокупности релевантных источников (опытных данных, наблюдений). Репрезентативность и полнота источниковой базы - особенно в тех случаях, когда она (как для ранней истории Древней Руси) крайне скудна, - непременное условие профессионального исторического исследования. Во-вторых, "в настоящее время, когда почти нельзя ожидать открытия новых первоисточников, роль основного орудия в углублении изучения древней русской истории выпала на долю источниковедческих изысканий"21. Интерпретация источников - важнейший ныне метод получения новой информации, но она должна учитывать всю совокупность текстологических и содержательных особенностей этих источников. Таким образом, источники и их истолкование - непременная и обязательная основа, на которой строится любое научное исследование. В-третьих, любое утверждение требует адекватных доказательств, а конечное построение теории производится с помощью жесткой системы доказательств, в которой невозможны априорные или неаргументированные суждения. Это азы, известные любому студенту исторических факультетов.

Обращусь прежде всего к основе основ - источникам и их интерпретации.


Скрытый текст


Таким образом, наши антинорманисты - в традициях, существовавших до возникновения научного источниковедения в конце XVIII в., - проявляют достойное средневекового хрониста доверие к источникам35 - но почему-то только к поздним...

Не лучше обстоит дело у антинорманистов и с системой аргументации. Фактически в их работах присутствуют четыре основные группы доказательств.

Первый и главный способ аргументации отражает методологию современного антинорманизма - абсолютное доминирование историографии над источниковедением. Конечным (и высшим) аргументом в полемике является ссылка на суждение предшественника-антинорманиста, главными из которых являются С. А. Гедеонов, поскольку именно его идеи повторяются ныне, и А. Г. Кузьмин, ученики которого и взяли на себя бремя возрождения антинорманизма. Апелляция к авторитету заменяет собственное исследование, подменяет обращение к источнику, превращается нередко в самоцель. Я уже цитировала, например, "обоснование" достоверности "сведений", восходящих к устной традиции. Но такие отсылки, причем к старым, давно уже забытым по причине очевидной ошибочности мнениям - не случайность, а норма, они бросаются в глаза на каждой странице "антинорманистских" сочинений. Вот на странице 422 сочинения В. В. Фомина: "Земля же "Агнянска" - это не Англия, как ошибочно считают поныне, а южная часть Ютландского полуострова, на что впервые указали в XIX в. антинорманисты И. В. Савельев-Ростиславич и И. Е. Забелин". А почему то, что считают ныне, "ошибочно"? и как и чем Забелин и др. доказали, что летописец начала XII в. знал (или хотя бы мог знать) о проживании племени англов на юге Ютландии до V в.? С. 425: "С. А. Гедеонов видел в "августианской" легенде (о родстве Рюрика с римскими императорами. - Е. М.) общенародное предание о южнобалтийском происхождении варяжской династии". Но аргументация Гедеонова не приводится, а следует дополнительная ссылка на мнение А. Г. Кузьмина, который "связывает истоки "августианской" легенды с Южной Балтикой, указывая, что в ее пределах "очень рано (это когда? - Е. М.) существовали предания¸ увязывавшие основание разных городов Юлием Августом."" (так в тексте. - Е. М.). Повторение одного и того же, даже и другими словами, убедительности не добавляет.

Апелляция к авторитетам - один из основополагающих принципов средневекового историописания - и средневекового мышления вообще. Каждое слово Библии, каждое слово Отцов церкви - было безоговорочно истинным и потому не требовало доказательств. Но книги С. А. Гедеонова или А. Г. Кузьмина - отнюдь не Библия и даже не сочинения Василия Кесарийского или Августина, современные же антинорманисты обучались не в монастырских школах VIII века, а в университетах и пединститутах века XX-го...

Вторая группа доказательств - это ссылки на источники (в исторических исследованиях принято не "ссылаться" на источник, а интерпретировать его с учетом его источниковедческих характеристик). Как видно из уже сказанного, источники привлекаются выборочно, и этот выбор не обосновывается, источниковедческий их анализ и интерпретация конкретных сообщений отсутствует полностью; любая информация - если она соответствует взглядам автора - принимается за чистую монету. Тем самым доказательная сила таких ссылок приближается к нулю.

Третья широко применяемая группа "доказательств" (не рискую назвать ее "данными языка" или "лингвистической аргументацией") - отождествление слов, имеющих разное происхождение и значение. Этот способ аргументации был одним из важнейших в труде С. А. Гедеонова36, концепция которого о балтийско-славянском происхождении варягов возрождена антинорманистами 2000-х годов. "Этимологии" Гедеонова были частично заимствованы из сочинений более раннего времени (вплоть до Герберштейна), частично придуманы им самим, но и те, и другие в подавляющем своем большинстве основывались на принципе народной (ложной) этимологии путём сближения созвучных слов37.
Скрытый текст

"Вагры = варяги" далеко не единственный случай "народного этимологизирования" антинорманистов. Прекрасно в своей наивности отождествление со словом русь любого европейского этнонима, начинающегося на ру-/ро-: рутены, руги/роги, руяне, росомоны, роксоланы... Вполне логичным результатом стало "размножение" руси - в последних работах А. Г. Кузьмина их насчитывается несчётное количество. Автор скромно назвал в заглавии статьи всего две - в Прибалтике, но, как следует из его текста, даже и в Прибалтике их существенно больше: "широкий круг... источников указывают на наличия ряда Русий по южному и восточному берегам Балтики и на прилегающих к этим берегам островах. На восточном побережье выделяется "Русия-тюрк" [!], являющаяся ответвлением донских русов-аланов, на острове Рюген и на побережье, в той или иной степени удаленном от моря, вплоть до Немана, упоминается несколько изолированных друг от друга, но восходящих к единому корню, Русий "красных"... С этими же Русиями - вполне обоснованно - увязывались и разные "Русии" в Подунавье и примыкающих к Дунаю областях. В Причерноморье же смешивались "Руси" разного этнического происхождения"41. Полагаю, что комментарии тут излишни.

Обсуждать последнюю группу аргументов - наличие "массовых" балтийско-славянских древностей на территории Древней Руси42 - я не стану, не будучи археологом. Отмечу лишь крайне незначительное число находок, которые могут быть соотнесены с поморскими славянами (не путать с западными!), и их локализацию исключительно в Приладожье. Напомню также, что фризские древности ни в коей мере не могут быть отнесены к балтийским (как это делает Фомин)43, поскольку фризы - германцы - населяли побережье Северного, а не Балтийского моря. И, наконец, верну антинорманистам их собственный "аргумент": если, по их мнению, многочисленные и распространенные по всей территории Восточной Европы скандинавские находки являются результатом торговых связей, то почему же немногие и узко локализованные предметы поморского происхождения должны обязательно свидетельствовать о присутствии балтийских славян в Восточной Европе? А ведь использование "двойных стандартов" (ср. выше отклонение сообщения Бертинских анналов о росах-свеонах, но принятие мнения Герберштейна о ваграх-варягах) - в политике - считается аморальным!

Меня всегда поражала удивительная непродуктивность антинорманизма. На протяжении почти 250 лет антинорманисты не ввели в науку ни одного нового источника и предложили всего-навсего две сколько-нибудь обсуждавшиеся интерпретации истории восточного славянства без скандинавов: об основании Древнерусского государства балтийско-славянскими варягами (Гедеонов) и среднеднепровской русью (академик М. Н. Тихомиров)44. Однако ни одна из этих концепций не была оригинальна: первая восходила к историографии XVI-XVII веков, вторая - к народным этимологиям Ломоносова (русь = ираноязычные роксоланы и загадочные росомоны). И вот снова пережёвывается все та же этноопределительная жвачка! Ну не скучно ли? Ведь кругом столько нерешённых, а временами и не рассматривавшихся проблем. Даже в русле антинорманизма - сколько можно было бы найти новых исследовательских поворотов. Ведь действительно, связи Руси с балтийскими славянами - если они существовали - неизвестны. Вот широкое поле деятельности: есть ли упоминания таких связей в источниках (разумеется, ранних, а не XVII века), если есть, то что об этих связях рассказывается, как они изображаются... Проделать бы такую работу вместо того, чтобы Бог знает в который раз утверждать, что русь и руги одно и то же?


Скрытый текст

В последние десятилетия историки48 - и не только историки49 - не раз пытались осмыслить феномен мифотворчества в науке. Обобщая свои наблюдения, они выдвинули несколько основных признаков, характерных для этого явления50. Все они типичны и для мифотворчества в сфере истории.

1. Прежде всего, вера в непогрешимую истинность своей и только своей точки зрения, которая не только не основана на доказательствах, но и не нуждается в них (как писал один из отцов церкви Тертуллиан, "верую, потому что нелепо"). Любые другие точки зрения априорно ложны и достойны только поношения.

2. Органическое неприятие достижений современной науки. Для "антинорманизма" это прежде всего полное игнорирование результатов источниковедческих исследований, но также и археологии, нумизматики и пр.

3. Противопоставление своей теории "официальной" науке, которая погрязла..., закоснела... и т. д., то есть своего рода "окопное" сознание51. Резкий антагонизм по отношению к академическому сообществу присущ и антинорманизму: ведь "отъявленными норманистами" - в трактовке Сахарова, Фомина и др. - оказываются практически все летописеведы, историки, археологи и языковеды, отказывающиеся признать варягов балтийскими славянами. Более того, едва ли не основные усилия нынешних антинорманистов направлены на создание в лице "норманистов" образа врага: для этого хороши любые средства, вплоть до использования лексики 1930-х годов и отнюдь не академических эпитетов и характеристик.

4. Обращение к широкой публике, которая якобы способна понять и оценить "новое слово" в противоположность ученым-ретроградам и, соответственно, интенсивное использование СМИ.

5. Немотивированная агрессивность52.

Все эти особенности в полной мере присущи и "антинорманизму". Но есть у него и еще одна поразительная черта - "средневековость" сознания. Она проявляется и в возрождении концепций XV-XVII вв., и в подмене научной аргументации ссылками на предшественников-антинорманистов, и в обращении к народным этимологиям, и в отсутствии источниковедческого обоснования исторических конструкций, и в априорном доверии к некоторым (по преимуществу поздним) источникам...

Вступать в дискуссию с "мифотворцами" бессмысленно: невозможно объяснить верующему, что объект его веры - фантом. Он верит и будет продолжать верить, невзирая на все доводы рассудка. Одержимость идеей, особенно если эта идея приносит конъюнктурную выгоду, делает человека глухим к любым рациональным аргументам. Мы говорим на разных языках - поэтому размышления мои обращены не к "мифотворцам", которые способны только разразиться новыми потоками брани, а к тем, кого действительно интересует прошлое нашего Отечества.

Скрытый текст
+ 0.01 / 1
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

AFTERSHOCK

     
Глобальная Авантюра © 2007-2019 Глобальная Авантюра. Все права защищены и охраняются законом. При использовании любого материала любого автора с данного сайта в печатных или Интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна. Мнение администрации не обязательно совпадает с мнением авторов документов и комментариев, опубликованных на сайте.

CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Unknown

Яндекс.Метрика