2+2!

Аналитика   15 ноября 2021, 12:35:24 2.946 0 + 3,16 / 59
Sir Max Merfie
 
russia
Иркутск
41 год
Эксперт
Карма: +23,553.16
Регистрация: 27.10.2008
Сообщений: 14,404
Читатели: 99

Модератор раздела
2+2

В Париже состоялась министерская встреча в формате 2 на 2 с участием министров иностранных дел и министров обороны двух стран. Такие встречи в мировой практике периодически проходят, но сейчас именно данная встреча вызвала особый интерес. Это интерес вызван тем, что меду Россией и Францией сложились в настоящее время весьма серьезные противоречия.

По большому счету после ухода с постав президента Франции Жака Ширака между Россией и Францией никогда не было особо доверительных отношений. Тем более, что Франция решила вернуться в военные структуры НАТО (при Саркази), а при Олланде, приняла участие в «киевской махинации», дав гарантии Януковичу, а затем об этих гарантиях успешно забыв.

В период правления Макрона отношения не были особо блестящими. Париж пытался обвинить Кремль в содействии движению «желтых жилетов», в поддержке притязаний на президентское кресло со стороны Фийона. Опять же можно вспомнить целый ворох взаимных скандалов. И «Мистрали», и несовпадение позиций по Сирии и Северной Африке и вмешательство Франции в дела стран на постсоветском пространстве.

И хотя за это время предпринималось несколько ходов по улучшению отношений, например. В качестве такового пытались использовать процедуру открытия православной церкви в Париже, но отношения не складывались. Во многом по вине французской стороны, которая на противостоянии с Россией стремилась получить лидерство в «старой Европе». Это у Парижа тоже не получилось, да и не могло получиться с учетом активной роли Вашингтона в европейских делах.

Сейчас ситуация также весьма напряженная. Париж испытывает серьезные проблемы с сохранением влияния в Северной и Центральной Африке, и в качестве оппонента называется именно Россия. Проблемы возникают и в части разногласий в сфере санкционной активности ЕС к которому Париж постоянно присоединяется. Не меньшие сложности и в части экономических позиций, где между Парижем и Москвой хотя и нет, казалось бы, особых противоречий, но и ситуации системного взаимодействия тоже нет. На лицо холодное соперничество, хотя Кремль всегда стремился к тому, чтобы данные отношения были более конструктивными и теплыми. Увы, реалии места Франции в современном миропорядке к этому не предрасположены.

Прошедшая министерская встреча многими экспертами именуется прологом к встрече Путина и Макрона на высшем уровне. Это на мой взгляд преувеличение. Позиции Макрона в настоящее время таковы, что встреча российского и французского президентов ему скорее повредит, чем поможет. Так что ценность формата 2+2 не в прологе, а в себе.

На пространствах бывшего Союза

Самое не устраивающее Россию в франко-российских отношениях, это стремление Парижа продвинуться на пространстве бывшего СССР. Продвижение правда получается спорадическим и ровно до той поры, пока французам не «прилетает» ответное действие со стороны других игроков.

По большому счету на пространстве бывшего СССР у Парижа было до настоящего времени лишь три попытки серьезного прорыва. В Армении, Грузии и на Украине. Особо выделяется взаимодействие с Ереваном с учетом роли французской-армянской диаспоры, где Париж продолжает играть достаточно видную политическую роль, хотя и не может подкрепить ее экономическим взаимодействием. Именно встреча с министром иностранных дел Армении накануне встречи в формате 2+2 была дипломатическим ходом Парижа по давлению на Кремль. Но ничего толкового из этого не получилось, хотя бы потому, что на данном направлении роль Парижа вряд ли можно сравнить с ролью Москвы.

В Грузии, хотя Елисейский дворец и имеет достаточно тесные контакты с Соломеей Зурабишвилли (президентом Грузии французского происхождения) серьезного влияния Париж не имеет. Там большая роль отводится интересам Вашингтона и Стамбула (в вопросах Аджарии), а Париж, хотя и не вытеснен целиком, но отодвинут на задний план.

По большому счету еще хуже обстоят дела с украинским направлением. В период государственного переворота 2014 года Париж, как и Берлин пытался играть серьезную роль в политических раскладах, был вытеснен из игры очень быстро, сохранив за собой только «нормандский формат». В остальном же на фоне активности Вашингтона Франция оказалась на Украине лишней и сейчас не может реализовать там практически ничего. Нет конечно, Зеленский с радостью встретится с Макроном, будь на это желание Парижа. Но ничего кроме просьб кредита от такой встречи не будет.

Между тем, Франция продолжает пытаться прощупывать постсоветское направление. То но линии белорусской оппозиции (порой слишком активное), о в попытке вновь что-то сделать на украинском направлении, то в Среднее Азии. И такая активность напрягает Кремль. Не по тому, конечно, что у Парижа есть какие-то шансы на серьезное продвижение, а лишь потому, что такая активность раздражает.

В результате на встрече 2+2 прозвучала украинская и белорусская тема, которые, однако, были использованы лишь для проформы. Единственное была уточнена позиция по встрече в «нормандском формате», но все прекрасно понимают, что ей не место. Уход Меркель, нежелание Киева соблюдать минские соглашения, да еще и энергетический кризис. Всё это говорит о том, что на постсоветском пространстве Парижу лишь была озвучено желание Кремля не видеть французской активности. Но не более.

Сахиль-разъединяющий

Самое важное и безусловно активное обсуждение состоялось по вопросу российского продвижения в Сахиле. Париж, традиционно считающий Сахиль своим пост-колониальным наследием очень болезненно воспринимает проявление там российских интересов. Чего стоит только провокация с участием Чада в ЦАР в прошлом году, или риторика по вопросу Мали.

Кстати именно Мали использовал Кремль для подготовительного к встрече 2+2 удара по позициям Парижа. В Москву прибыл глава Мали с заявлениями о заинтересованности в помощи России по вопросам безопасности и развитию экономики (в том числе в части полезных ископаемых). Я уже не говорю о той громкой и порой крайне неприятной риторике, которая продолжается по поводу присутствия в Африке легендарной и мифической ЧВК «Вагнер».

Так что с Францией в Сахиле возникают очевидные неприятные соприкосновения. А учитывая, что у России сейчас восходящий тренд африканской активности, то прямое столкновение интересов Франции и России там практически неизбежно. При этом, Россия фактически вытеснила французов в ЦАР, закрепилась (особенно после государственного переворота) в Судане (не забудем о соглашении по военной базе на Красном море), нарастила присутствие в Гвинее (по крайней мере в экономической части) и готова вот-вот зайти в Мали. Причем на фоне откровенной критики Парижа со стороны малийских властей.

Но Париж прекрасно понимает, что если Росси удастся сделать в Мали, то же, что было сделано ей в Сирии и ЦАР, то вслед за Мали переметнуться могут и другие страны французского присутствия – Гвинея-Бисау, Нигер, Чад и т.д. И тогда интересам Франции в африканском уране, нефти, металлах и прочем придет конец.

Это прекрасно понимают и в Париже, и в Москве. Равно как понимают и то, что сохранить свои позиции Парижу в Сахиле уже не удастся, но и крови Франция может попортить много. А этого не хотят пи в российском МИД, ни в Минобороны.

Так что на прошедшей встрече именно африканская тема была главной на встрече 2+2. Достичь чего-то прямо сейчас в этом вопросе не реально, однако можно договориться о консультациях, что будет существенным шагом вперед. При этом кремль вполне готов согласиться на экономические интересы Парижа, но только под российским военно-политическим зонтиком. Такая позиция делает Париж уязвимы от интересов Кремля. Однако там понимают, что серьезных аргументов к самостоятельной игре в Африке у Франции уже нет. Более того, крушение африканского проекта может стать катастрофическим для самой Франции, значит нужно как-то договариваться.

Европейское место

Еще одной темой переговоров в формате 2+2 стал вопрос о европейской активности Франции. Собственно, данная активность разделяется на два направления – сравнительная самостоятельность Парижа от Вашингтона и место Франции в ЕС на фоне изменений в Германии.

ба вопроса имеют как военный, так и политический контекст, причем военный выступает аспект в качестве локомотива для политического и фактически является тем, что Москва готова любезно предоставить Парижу, дабы подкрепить его амбиции.

Тут всё предельно просто. Париж сохраняет негативный тренд в своем диалоге с Вашингтоном после произошедшего в связи с отказом Австралии от французских подлодок после американского предложения к ним. И хотя Париж пытался вновь наладить взаимодействие с Вашингтоном, намекая, что может стать проводником интересов евроатлантизма с учетом серьезной нестабильности в Германии, но получил очень холодный прием. Очевидно, что США не видят во Франции своего главного партнера в Европе, оставляя данное место скорее за Великобританией, пусть даже и вышедшей из ЕС.

Кремль заявляет, что готов обсуждать с Парижем вопросы стратегической стабильности, включая вопрос о ракетных системах средней и малой дальности. И это огромная уступка Кремля, так как по большому счету Париж не представляет серьезного партнера по диалогу, а все эти соглашения не более чем подъем европейского престижа Франции и аванс на хоть какое-то, но противостояние с Вашингтоном.

Образ Франции – несущей Европе стабильность и спокойствие относительно невозможности военного сценария в противостоянии с Россией является достаточно привлекательным, но практически не реализуемым. По большому счету Париж не готов ни к серьезной конфронтации с Вашингтоном, ни к выходу из НАТО (тут нужно быть не Макроном, а Де Голем), ни к созданию его чисто европейского аналога. Хотя Париж много раз говорил о необходимости создания вооруженных сил ЕС. Так что по большому счету не в коня корм.

Но тут нужно понять логику Москвы. Кремль предельно далек от того, чтобы пытаться формировать вокруг сея негативный образ, как некоего военного противника ЕС.  И для донесения этого послания использование Парижа не самое плохое занятие. В конце концов из стран ЕС только Париж обладает ядерным оружием, то есть хоть как-то подпадает под критерий «соперника» России, дабы не плодить сущности и не подписывать полную ахинею, типа договора о не размещении вооружений в космосе с кем-то из Африки.

Это направление, что очевидно, может быть реализовано уже вскоре. Особых напряжений оно не вызываем. При этом требует встречи на высшем уровне.

Будущее пятой республики

Но что серьезно волнует сейчас и Россию, и Францию, это последствия грядущих президентских выборов во Франции. Ни Макрона, ни, по большому счету, высшее политическое руководство России не устраивает перспектива победы на выборах во Франции Идальго и скатывание страны в разряд полных сателлитов Вашингтона.

Способна ли официальная Москва что-то сделать в этом контексте? По большому счету не много. Прямого участия Кремля в избирательной гонке не будет, но вылепить образ Макрона, как успешного игрока на международной арене вполне может получиться, так как успехи на международном поприще могут поднять пошатнувшийся рейтинг французского президента.

Может возникнут вопрос, зачем Кремлю Макрон, чья политика мягко говоря была скорее вредоносной для франко-российских отношений, чем полезной. Но Фийон – отыгран, а Саркози – посажен на цепь уголовного приговора. Марин Ле Пен не избираема, а из дуализма Макрон – Идальго выбор, очевидно, будет в пользу Макроне. Иначе Франция встает в теснейшие ряды тех, кто во всем следует слову Вашингтона.

Но вероятнее всего этого будет мало. Гипотетически можно дискредитировать участников, которые будут намекать на особые отношения с Кремлем и т.д. Но при всём при этом лучший расклад конечно же у Идальго и стоящих за ней американских демократов и Марону придется проявить чудеса политической изворотливости, чтобы обеспечить себе возможность переизбрания на новый срок.

Ситуация в Европе сейчас складывается так, что России приходится выбирать между враждебным и откровенно враждебным к себе отношением. Враждебным, но не переходящим разумные рамки (как скажем в случае с Чехией, Прибалтийскими странами, Польшей) было отношение к России у руководства Германии и Франции. И Меркель, и Макрон, хотя и становились на санкционную лыжню вслед за Вашингтоном, всё же некоторым образом сдерживали поток русофобии. Увы, но вновь приходящие силы скорее сего будут пытаться эту грань перейти. Речь и о «Зеленых» с «Свободными демократами» в Германии и о потенциальном новом президенте и правительстве во Франции. При этом, ставка на Макрона, хотя и не дает надежды на конструктив (он всё равно будет придерживаться идей европейского либерального мейнстрима), всё же может быть лучше, чем откровенно антироссийские выпады. Германия и Франция, ведущие себя как Чехия или Польша – это не просто сомнительное удовольствие, но и ресурсоемкая авантюра в игре на руку Вашингтону.

Так что так или иначе руководство Франции и России сейчас заинтересованы друг в руге. Для Франции это спасение от надвигающейся полной деградации статуса этого государства – как суверенной державы, для России – возможность избежать лишних затрат на постсоветском пространстве, в Африке и собственно в российско-французских отношениях.
Отредактировано: ConstB - 15 ноября 2021 15:03:58
Для информации:
Личный ТГ канал: https://t.me/SMM_tmax
  • +3.16 / 59
КОММЕНТАРИИ (0)
Комментарии не найдены!