Вторая Мировая Война. Советский "Блицкриг" в Иране. Август 1941.

Дискуссия   06 декабря 2021, 22:27:10 39 0 + 0,11 / 5
AndreyK-AV
 
russia
Уфа
61 год
Практикант
Карма: +502.71
Регистрация: 10.11.2008
Сообщений: 40,823
Читатели: 10
Вторая Мировая Война. Советский "Блицкриг" в Иране. Август 1941.



В Иране в 1941 году лилась русская кровь, лилась, пускай и в гораздо меньших количествах, чем на западных рубежах - но это было, и мы не вправе забывать данную, славную страницу отечественного военного искусства.

В последнее время, когда появился огромный ряд работ, где вся суть сводится к тому, что умели ли красные генералы воевать в 1941 году, и готовил ли И.В. Сталин вторжение на сопредельные территории. Мнения разделяются от банального блефа, до каких то попыток научно-обоснованного подхода, и наряду с этим - просто не простительная ошибка забывать о нашей акции в Иране, когда сложная военная операция, в период колоссальной напряженности, как моральной, так и связанной с материально-техническим обеспечением войск была разыграна, как по нотам. Так же, нельзя забывать, что боевые действия развернулись в сложной пересеченной, гористой местности, развернулись тогда, когда у нашей армии еще не было той техники, что вошла в историю, как оружие Победы. На сегодняшний день наибольшее доверие вызывают работы профессора Юрия Голуба, которые были опубликованы в ряде отечественных СМИ. Что же касается планов фашисткой Германии, относительно Ирана, то здесь все предельно ясно, когда в руки попадает текст проекта директивы № 32, от 11 июня 1941 года, выпущенную для высших чинов вермахта, где речь сводилась к тому, что мировой господство будет достигнуто в том числе и с помощью иранской нефти.

Нападение фашисткой Германии на Советский союз существенно изменило расстановку сил на международной арене, стимулировало процесс формирования антигитлеровской коалиции, вынудило некоторые страны обозначить свой нейтральный статус. В частности, правительство Ирана уже 26 июня подтвердило свою приверженность нейтралитету, провозглашенному еще 4 сентября 1939 года, о чем иранский посол проинформировал советское руководство. Между тем политика иранских властей и ситуация в стране стало одной из тем интенсивных англо-советских дипломатических консультаций в июле - сентябре 1941 года. Стороны были единодушны в стремлении предотвратить проникновение Германии в Иран. И приняли по этому поводу ряд демаршей. 19 июля советское правительство одновременно с правительством Великобритании поставило перед иранскими властями "вопрос о прекращении ведущейся немцами враждебной деятельности и подготовке ими беспорядков, угрожающих интересам, как самого Ирана, так и соседних с ним государств", потребовав, как и англичане "высылке из Ирана немцев". В более категоричной форме эти требования были повторены 16 августа.




Нараставшее дипломатическое давление сопровождалось усилением советской военной группировки вдоль границ с Ираном. Особенно интенсивно это происходило в Закавказье. Еще в 1940 году Закавказский округ был усилен 5 стрелковыми, 3 авиационными, 1 кавалерийской и 1 танковой дивизиями. Число боевых самолетов возросло с 40 в 1936 до 500 к 22 июня 1941 года. С началом войны на территории округа была проведена мобилизация военнообязанных и начато формирование четырех армий для прикрытия границы с Турцией и Ираном. К концу июля были развернуты 44, 45, 46, 47-я армии, а 23 августа Закавказский округ, пока еще весьма отдаленный от наступающих частей вермахта, был преобразован в Закавказский фронт, под командованием генерала Д.Т. Козлова.

Сходные усилия предпринимались и вдоль среднеазиатской границы с Ираном. На базе войск Среднеазиатского военного округа в июле - августе 1941 года была сформирована 53-я отдельная общевойсковая армия генерал-майора С.Г. Трофименко. Иранское правительство пыталось снять нараставшую напряженность в отношениях с СССР и Великобританией. В своих официальных ответах на их совместные дипломатические представления от 19 июля и 16 августа оно не согласилось с утверждением союзников, что присутствие германских подданных в стране представляет для них опасность, уверяя, что все немцы в Иране находятся под наблюдением. Отказ от их высылки мотивировался тем, что подобные действия нарушат иранский нейтралитет, и повредит нормальным дипломатическим отношениям Ирана с Германией.

Ввиду дипломатического нажима со стороны и учитывая военные приготовления союзников, Реза-шах (глава Ирана), также инсценировал ряд мероприятий по усилению военной готовности своей страны. К середине августа закончилась концентрация иранских войск в северных и южных районах. 19 августа шах отменил очередные отпуска офицерам, повелев им немедленно явится в свои войсковые части: " Необходимо сказал Реза-шах, чтобы армия и ее офицеры с величайшим вниманием следили за нынешним положением и были готовы к любой жертве". Были мобилизованы около 30 тысяч резервистов, и численность иранской армии достигла 200 тысяч человек. 23 августа иранские власти распорядились о высылке в течение двух недель шестнадцати германских подданных. Вечером того же дня Реза-шах заверил через МИД английского посланника в том, что германские подданные будут высланы из Ирана ускоренным темпом. Одновременно в газетах появился ряд статей с патриотическим настроем и призывами к самопожертвованию во имя свободы.

Иранцы явно лавировали, чтобы выиграть время, но его лимит оказался исчерпанным - 25 августа послы СССР и Англии вручили премьер-министру Ирана Али-Мансуру ноты. В советской указывалось, что "иранское правительство отказалось……принять меры, которые положили бы конец затеваемым германскими агентами на территории Ирана смуте и беспорядкам, тем самым, поощряя этих агентов Германии в их преступной работе". Вследствие этого советское правительство оказалось вынужденным "принять необходимые меры и немедленно же осуществить принадлежащее Советскому Союзу в силу статьи шестой договора 1921 года право - ввести временно в целях самообороны на территорию Ирана свои войска". В ноте подчеркивалось, что Советский Cоюз " не имеет никаких поползновений в отношении территориальной целостности и государственной независимости Ирана. Принимаемые военные меры направлены исключительно только против опасности, созданной враждебной деятельностью немецких спецслужб. В ноте подчеркивалось, как только опасность будет ликвидирована, СССР немедленно выведет свои войска. Английское правительство предъявило ноту с точно такими же заявлениями.

25 августа 1941 года советские и английские войска вступили в Иран. Красная армия из Закавказья, англичане из Ирака. Наступление советских войск началось утром - действиями пограничных частей, которые стремительно атаковали погранзаставы иранцев, и нарушили связь вдоль границы. Одновременно в тыл были выброшены мелкие группы десанта, для захвата перевалов, узлов связи, шоссейных развязок. Вслед за пограничниками устремились передовые соединения Закавказского фронта. Согласно директиве Генштаба РККА задачей фронта было не допустить отхода иранских войск, а это порядка трех дивизий, на юг, уничтожая их всеми имеющимися средствами в случаи сопротивления.

Наступление велось силами двух армий. Главный удар наносила 47-я армия генерал-майора В.В. Новикова, в составе 63-й и 76-й горнострелковых, 236-й стрелковой, 6-й и 54-й танковых дивизий и 13-го мотоциклетного полка. Она наступала в направлении Джульфы, Тебриза, в обход Даридизского ущелья, а частью сил - в направлении Нахичевани и Хоя. С запада действия ударной группы армии обеспечивались выдвижением 63-й горнострелковой дивизии совместно с мотострелковыми батальонами 13-го мотоциклетного полка в направлении Шахтахты и Маку. 44-я армия генерал- майора А.А. Халдеева, состоявшая из 20-й и 77-й горнострелковых, 17-й кавалерийской дивизий, а также 24-го танкового полка, нанесла несколько ударов по сходившимся в районе Ардебиль направлениям. Часть ее сил выступила вдоль побережья Каспийского моря и высадила морской десант в составе 105-го горнострелкового полка и 563 артдивизиона, из 77-й дивизии, в районе Хеви. 24-я кавдивизия находилась в оперативном подчинении у командования фронта и действовала самостоятельно, наступая на Джебральском направлении, вдоль долина реки Карлых-Су. Прикрытие турецкой границы осуществлялось 45-й и 46-й армиями.

В течение 25 августа войска 44-й армии выполнили задачу, запланированную на два дня. Это был несомненный успех. Он во многом объяснялся не только четким выполнением первоначального плана, но и тем, что боеспособность иранских войск оказалась крайне низкой. Попытки их сопротивления войскам союзных держав были безуспешными. Иранская армия, застигнутая врасплох, не проявляла особого рвения сражаться - многие офицеры бездействовали, некоторые сдавались в плен, вместе с солдатами. Не удалась даже переброска резервных войск и вооружения, так как сорвалась мобилизация автотранспорта.

26 августа шок от вторжения прошел, отдельные группы иранских военнослужащих пытались оказать сопротивление в районах Меку и Тебриза. Но оно было быстро сломлено решительными действиями передовых отрядов 6-й горнострелковой и 54-й танковой дивизий. 24 кавалерийская дивизия, совершив 70-ти километровый марш, к исходу дня овладели Агарью, выполнив приказ на сутки раньше установленного срока. В последующие дни наступление развивалось столь же стремительно. К тому же, 27 августа был открыт еще один театр военных действий. Из Туркмении на территорию Ирана выступили войска 53-ей отдельной армии. Это окончательно лишило иранское командование возможности реализовать имевшийся у него план подвижной обороны. И хотя, некоторые части пытались оказывать сопротивление, повлиять на общий ход событий они не могли.

53-я армия состояла из трех группировок, стоявших на изолированных операционных направлениях. Западную, или Приморскую группировку - 58-й стрелковый корпус, возглавлял генерал- майор М.Ф. Григорович. Центральной, Ашхабадской, в которую входила 8-я горнострелковая дивизия, командовал комдив, полковник Лучинский. Восточная группа, в которую входил 4-й кавалерийский корпус, двухдивизионного состава, выступила под командованием генерала Т.Т. Шапкина. Им противостояли две пехотные дивизии иранцев: 9-я, в составе шести полков, дислоцированная в районе Мешхеда, и 10-я, которая стояла в районе Горгана. Потенциально они могли оказать сопротивление, используя благоприятный для оборонной борьбы рельеф местности, особенно, горный район, прикрывающий направление Ашхабад, Новый Кучен, Мешхен, с перевалами, на высоте над уровнем моря в 2000 - 2200 метров. Прибытие войск с юга Ирана, или из Тегерана представлялось маловероятным, они были задействованы против войск Закавказского фронта, а также против английских частей, вступивших в Иран с юга.

Так же, как и при наступлении из Закавказья, при вступлении в Иран частей 53-ей отдельной армии, советское командование придавало особое значение внезапности действий и стремительности продвижения. На некоторых направлениях были созданы небольшие моторизированные отряды, которые, действуя на значительном удалении от главных сил, заблаговременно овладевали перевалами и узкими проходами. В первой половине дня 27 августа советские войска не встретили никакого сопротивления. 10-я иранская дивизия просто-напросто разбежалась, побросав оружие и снаряжение. Более организовано проявила себя 9-я дивизия вооруженных сил Ирана, но и она не смогла нормально себя проявить, поскольку именно 27 августа, в Тегеране произошла смена кабинета. Правительство Али-Мансура, не сумевшее организовать отпор вторжению, было вынужденно уйти в отставку. На смену ему пришел кабинет Али Форуги. Новый премьер тут же отдал приказ всей своей армии прекратить сопротивление войскам России и Англии, а 28 августа меджлис (верхняя палата) одобрил этот приказ.

К этому времени советские, вступившие в Иран со стороны Кавказа и Средней Азии, продвинулись в северные районы - Азербайджан, Гилян, Мазен-деран, Хорасан. Английские войска, преодолев незначительное сопротивление, заняли юго-западные районы Ирана, где были расположены предприятия Англо-Иранской нефтяной компании, а также порты Персидского залива - Бендер- Шахпур и Хорремшехр. Таким образом, концентрическое и скоординированное наступление войск Закавказского фронта, 53-й отдельной армии и английских сил вынудило иранское командование распылить усилия своих войск, лишило его возможности создать на каком либо из трех направлений стабильный фронт.




Капитуляция происходила не одновременно: с 29 августа сложили оружие войска, действовавшие против англичан, а те, что противостояли Красной армии, сделали это 30 августа. Тогда же Тегеран был подвергнут бомбардировке - было сброшено несколько бомб. По утверждению иранских историков, это сделали советские самолеты. Сразу же после этого в Тегеране было введено военное положение. Чтобы успокоить население, премьер- министр выступил с заявлением о том, что столице, правительству и народу не угрожает никакая опасность. Тем не менее ситуация оставалась напряженной и неопределенной. Реза-шах не скрывал намерения оборонять столицу. В Тегеран была стянута вся иранская авиация. На подступах к городу сосредоточены наиболее боеспособные части. Укреплен шахский дворец, на дворцовых башнях расставили пулеметы, а на крышах соседних зданий - орудия зенитной артиллерии.

В такой атмосфере вскоре были начаты переговоры властей с представителями СССР и Великобритании об условиях прекращения конфликта. 8 сентября они закончились подписанием соглашения, которое определило дислокацию войск союзников на иранской территории. Советские войска расположились к северу от линии Пуншу - Хорремабад, далее вдоль побережья Каспийского моря на Боболь-Дейлем. На остальной территории размещались иранские войска. Иранское правительство обязалось выслать за пределы Ирана германскую, итальянскую, румынскую и венгерскую миссии и передать в распоряжение союзных правительств для интернирования членов немецкой колонии. Оно также приняло обязательства сохранить нейтралитет, воздерживаться от шагов, которые могли бы нанести ущерб России и Англии в их борьбе против гитлеровской Германии, и согласились не препятствовать им в провозе военного снаряжения через территорию Ирана, оказывать содействие в доставке этих грузов по шоссейным, железнодорожным и воздушным путям.

9 сентября это соглашение вступило в силу. Однако, по мнению союзников, занятая Реза-шахом позиция ставила под сомнение выполнение достигнутого положения. Ввиду последнего, и чтобы пресечь возможные провокации со стороны фашистских держав, правительства Советского союза и английская Корона 15 сентября отдали приказ своим войскам - овладеть Тегераном. Этот шаг ускорил развязку. 16 сентября премьер-министр Форуги вручил шаху заготовленный заранее текст акта отречения. Реза-шах его подписал, передав престол своему старшему сыну - Мохаммеду Риза Пехлеви.

Вскоре из Ирана были высланы дипломатические миссии и посольства Германии, Италии, Румынии, а из других стран отозваны иранские представители. Изменившаяся политическая ситуация позволила премьер-министру Форуги начать переговоры о заключении полномасштабного договора о союзе, призванного стать юридической основой пребывания войск иноземцев в Иране.

Эти события происходили в августе и сентябре 1941 года, когда на советско-германском фронте шли ожесточенные бои. На счету, без преувеличения, были каждое боеспособное формирование, каждая единица техники. И все же в этот напряженный период происходит ввод наших войск в Иран. Причем задействованы были весьма солидные силы - соединения двух общевойсковых армий и танкового корпуса. Проведенные столь масштабные операции с отвлечением значительных сил вне прямой связи со сложной военно-стратегической ситуацией со советско-германском фронте, безусловно, должно было иметь веские причины, и не только в названии официальной версии вхождения в Иран.

Советское руководство могло согласиться участвовать в операции против Ирана для того, чтобы подкрепить нарождавшиеся политическое сотрудничество с Великобританией совместной военной акцией, что создавало важный прецедент, благоприятствовало советскому стремлению открытия второго фронта в Европе. Очевидно так же, что Сталин не хотел допустить односторонней акции Англии, опасался установления ее полного контроля над данным регионом. Как известно, он не выводил войска из Ирана в течение всей войны и даже в самые напряженные моменты на нашем огромном западном театре военных действий. Он неоднократно отклонял предложения Черчилля подменить советский контингент английскими войсками.

Возможно предположение и такого рода, что войска Красной армии оказались в Иране в продолжение предвоенной политики восстановления утраченных рубежей Российской империи и ее традиционных сфер влияния. У Сталина были основания быть недовольным политикой иранских властей: попыткой предать забвению статью за номером шесть, договора 1921 года, дававшей СССР право вводить войска, отказом от заключения нового торгового соглашения 1938 года, передачей через год нефтяных скважин в Северном Иране американцам, что нарушало упомянутый выше договор 1921 года, и, наконец, дружбой шаха с немцами. Отсюда желание отца народов восстановить пошатнувшие позиции в Иране, и в перспективе их усилить, установив в этой стране лояльный советскому государству режим.
"Не умирают гарибальдийцы, один упал, а два встают"
"Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".
-------------------------------------------------------------
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.(с)
  • +0.11 / 5
КОММЕНТАРИИ (0)
 
Комментарии не найдены!