Большой передел мира
254,737,712 509,277
 

  GEOFOR ( Слушатель )
22 май 2024 10:51:46

Каталония передумала отделяться

новая дискуссия Статья  468

Выборы в мятежной провинции меняют расклад на карте Испании. 

Мне всегда казалось, что каталонский язык необходим только в одном случае. Когда на подъезде к Барселоне ночью в дождь и в Пиренеях заканчиваются указатели на испанском, а навигаторов еще не изобрели. Мой очень дальний и уже бывший родственник — отрок 12 лет — отправился изучать это наречие. Тогда, после референдума, каталонцы раздобыли где-то денег (в ЕС, где же еще?) и отчаянно пропагандировали свой язык, скрепы и самобытность. Для меня это было равносильно изучению чукотского языка, которых, кстати, оказалось два — мужской и женский. Но речь про Каталонию. 

Похоже, последствия урагана 2017 года, спровоцированного референдумом о независимости провинции, улеглись только сейчас. На выборах в парламент автономного сообщества, как сейчас называют ее, победила соцпартия, а она не согласна с отделением от Испании. 

Партия Карлеса Пучдемона «Вместе за Каталонию» пришла второй. Сам беглый политик-сепаратист руководил кампанией с юга Франции, поскольку до сих пор ордер на его арест так и не отменен. С 2017 года он скрывался в Бельгии, причем ее власти никак не хотели идти навстречу Мадриду, требовавшему его экстрадиции. Более того, Пучдемон даже умудрился получить кресло в Европарламенте.



Карлес Пучдемон

Для правительства Педро Санчеса отбить власть в Каталонии — огромная победа. Это означает завершение или по меньшей мере затухание самого крупного кризиса, который пережила Испания в последние десятилетия. И лично для премьера тоже. Против его жены заведено уголовное дело и по-хорошему Санчес вообще-то должен был бы уйти в отставку. Но он решил не рубить швартовы и в конце апреля заявил, что останется у власти. Парадоксально, но его в этом стремлении поддержали именно две каталонские сепаратистские партии. Не просто так, естественно.

«Похоже, барьеры, которые стояли между каталонскими сепаратистами и тамошними социалистами, рухнули сами по себе. Из необходимости, — считает политолог Серджо де Майя, — Санчес пообещал им меры, ведущие к еще большей финансовой автономии». 

Большинство социалисты не набрали — они получили в парламенте автономного сообщества 40 мест, а для полноценного управления провинцией надо 68. Тогда получается, что им придется создавать коалицию. И тут возникает весьма вероятный сценарий — они позовут, естественно, Пучдемона. Но при этом получится, что само его движение «Вместе за Каталонию» вынуждено будет наступить на горло собственным принципам и, скорее всего, в итоге партия распадется.

К тому же на крайне правом фланге проявилась партия «Каталонский альянс». У нее практически нет успехов — они выиграли всего-то несколько парламентских кресел, но если посмотреть на общую европейскую тенденцию крайне правого разворота (Ле Пен, Мелони), то их перспектива не так уж и туманна. Пучдемон очень их боится и даже пообещал уйти из политики, если не получит комфортного большинства. А он не получит.

Последние опросы, проведенные непосредственно перед выборами, показали, что 53 процента жителей Каталонии уже против отделения от Испании. То есть порыв 17 года как-то улегся и население вразумилось. При этом сепаратистов все-таки 41 процент. Это не мало, но разрыв внушителен. Если придумать такой же референдум сейчас, никакой независимой Каталонии не состоится. 

В любом случае, результаты выборов означают, что так называемый «процесс», как величают сепаратисты движение Каталонии к отделению, практически умер, хотя сама идея еще теплится. Аналитики испанской El Pais попытались выяснить, а кому и во имя чего еще до сих пор надо отделяться от достаточно благополучной европейской страны и начинать жизнь с нуля, как говорится, «в съемной однушке»? 

Опоросы показали, что тяга к корням и языку (а я-то по горам блуждал!), — это главная движущая сила каталонцев, голосующих за отделение. Это, как правило, люди в возрасте, не особо бедные, владеющие недвижимостью и каталонцы в нескольких поколениях. Для них это очень важно, но их все меньше. Людей, которые ощущают себя «только каталонцами», то есть не испанцами, — 17 процентов, а и теми и другими — 44. Ну, понятно.

После оглашения результатов выборов администрация Санчеса достала джокера. Она предложила амнистию всем бунтарям 2017 года, а их порядка 300 человек. Карлес Пучдемон в списке. Взамен Мадрид хочет, чтобы фронда успокоилась, вопросов об отделении больше не возникало и главное, чтобы установилось сотрудничество с правящей партией. 

Сальвадор Илья, лидер каталонских социалистов, победитель выборов, был в свое время министром здравоохранения страны. Он справился с пандемией, заслужил всяческие похвалы и считается политком, достаточно близким к Санчесу. После победы он пообещал объединить всех каталонцев — вне зависимости от их убеждений, языка и места проживания. Он убежден, что сейчас перед провинцией открываются новые перспективы.

Однако никто пока не высказал желания вступать в коалицию. Понятно, что придется, но торг предстоит серьезный.


Отредактировано: ConstB - 22 май 2024 17:29:03
  • +1.00 / 13
  • АУ
ОТВЕТЫ (1)
 
 
  Новый Читатель ( Практикант )
22 май 2024 14:59:38

Ничего разумеется не закончилось да и не закончится никогда, ибо у каталонцев национальная доминанта такая - вечно бунтовать, выражать свое недовольство правительством, но при этом не идти до конца, не рвать полностью, а лишь выторговывать себе разные уступки и привилегии. 

Арагоно-каталонская присяга верности королям Арагона и Каталонии, 15 век: 

"Мы, которые ничем не хуже тебя, клянемся признавать тебя, который ничем не лучше нас, своим правителем если ты будешь оберегать и защищать нас и трудиться ради нашего процветания, а если нет, нет."

Незнающий
  • +2.61 / 53
  • АУ