Спецслужбы
1,372,409 8,173
 

  Vediki977 ( Слушатель )
13 авг 2023 20:13:01

Ранее были затронуты вопросы развертывания разведаппарата DGSE в Сингапуре...

новая дискуссия Дискуссия  702


Участок работы профессора - продвижение и развитие нарративов о вмешательстве Китая в дела англосаксонских стран и островных государств Океании. Основная цель деятельности - влияние на взгляды западных научного сообщества и широкой общественности в отношении Китая в негативную сторону через академические исследования. 
Особняком стояла работа с влиянием на отношение азиатских дипломатов к Китаю через вовлеченность Брэйди в экспертное сообщество. В этом направлении одним из последних активных мероприятий профессора стало воздействие на восприятие роли и положения Франции в ИТР и склонение дипломатического сообщества Восточной Азии к мнению, что Гексагон должен и будет следовать англосаксонской политике сдерживания Китая.
С этой миссией Брэйди была отправлена в годовой академический отпуск, закончившийся во Франции, где профессор углубилась в формирование (Ссылка) нужных нарративов о восприятии Парижем китайской политики в ИТР. Перед этим Брэйди приняла участие в формировании стратегии (Ссылка) администрации Байдена по восстановлению американского влияния в Тихоокеанском регионе, в которой основную роль играет сдерживание Поднебесной и распространения ее влияния в Океании.
Во Франции Брэйди удалось получить приглашение в Институт стратегических исследований Военной школы при министерстве вооруженных сил - и, какое совпадение (Ссылка), как раз в тот момент (Ссылка), когда с поста его директора улетел в тихоокеанский Утремер новым послом Франции в Вануату и на Соломоновых островах Жан-Батист Вильмер, фигура которого рассматривалась (Ссылка) ранее.
В рамках усилий FVEY Брэйди было поручено воздействовать на формирование штатом IRSEM нового видения политики Гексагона в ИТР с учетом интересов англосаксонского сообщества и крена в сторону участия Парижа в сдерживании Китая. Сопутствующей задачей стала активная работа с французским экспертным сообществом, специализирующимся на Китае и Восточной Азии. Профессор получила широкий доступ к данным о реальных позициях французов в Новой Каледонии, Вануату и на Соломоновых островах, а также была включена в разработку новых подходов французской политики на этих территориях.
Включение высокоранговой l'agente provocateur Брэйди в работу над новым видением французской политики в ИТР, особенно сразу после участия в создании стратегии США в регионе, стало явным сигналом готовности администрации Макрона, наиболее смиренного перед Вашингтоном из французских президентов, если не наиболее проамериканского, к синхронизации позиций Гексагона с позициями американской стороны в ИТР, главным образом в отношении Китая. 
Впоследствии, усилия (Ссылка) китайской дипломатии и западноевропейских кругов, не заинтересованных в вовлечении Парижа в антикитайский мастер-план США в ИТР, принудили Макрона и его окружение после двух шагов вперед сделать шаг назад, однако общая тональность и направленность политики французов в ИТР в американском фарватере сохранилась.
Что касается текущей деятельности Брэйди, профессор открывает для себя новые пространства для продвижения антикитайских нарративов - теперь в центре ее внимания работа с академическими сообществами Пакистана и Вьетнама. Для атлантического сообщества представляет стратегический интерес ухудшение отношений двух стран с Пекином. Одновременно, Брэйди поддерживает антикитайский дискурс в академических сообществах Японии, Южной Кореи и Сингапура, что, на фоне общих усилий Вашингтона в этих странах, уже не является столь трудной работой.
В преломлении к выбору DGSE Сингапура (что, на самом деле, вполне естественно по целому ряду факторов (Ссылка) в качестве нового плацдарма (Ссылка) для ведения разведдеятельности в ИТР, стоит обратиться к некоторым аспектам рефлексии этой страны на развитие ситуации в панрегионе и роли (Ссылка) Энн-Мэри Брэйди во влиянии на оценки Сингапуром перспектив политики атлантического сообщества в отношении Китая. 
Власти города-государства отправляли своих дипломатов и представителей аппарата военных атташе почти на все мероприятия с участием Брэйди, в том числе в рамках ее парижской миссии (Ссылка) в IRSEM, что позволило понять, какие нарративы навязывают (Ссылка) Парижу американцы. Это происходило на фоне конфиденциальной реактивации прямых контактов сингапурской стороны с Елисейским дворцом. 
Сингапур, за счет геостратегического положения, ретроспективы отношений с глобальными державами Запада и особых связей с Пекином, склонен к более сбалансированной позиции относительно новых геополитических реалий в ИТР. И, снова за счет указанных выше факторов, позиции и мнения города-государства обладают ощутимым весом в ЮВА.
Выражением этих позиций стало выступление на V Парижском форуме мира в ноябре 2022 влиятельного сингапурского дипломата в отставке и геополитического консультанта Кишора Махбубани (этнический синдх), бывшего постпреда в ООН с широчайшими связями (Ссылка) в американском истеблишменте. Дипломат известен своими работами, посвященными смещению ключевых глобальных процессов с Запада на Восток: Can Asians Think?, The New Asian Hemisphere, The Great Convergence: Asia, the West, and the Logic of One World, Has China Won?: The Chinese Challenge to American Primacy, Has the West Lost It?: A Provocation и The Asian 21st Century.
Оценки и мнения Махбубани, как правило, имеют значительное влияние на политический ландшафт в ЮВА, вот и его речь на парижском форуме стала успешным образцом доведения сингапурских нарративов до Гексагона. Дипломат отчетливо акцентировал внимание Парижа на достоинствах инклюзивного многостороннего подхода внешней политики Сингапура в ИТР. Было подчеркнуто, что такой подход является для французов лучшим из возможных вариантов политики в панрегионе, а вовсе не полное подчинение американским устремлениям, нацеленным на всестороннее сдерживание Китая, ведущее к прямой эскалации ситуации. 
Все это было высказано опытным сингапурским дипломатом в лицо Макрону.
  • +0.14 / 4
  • АУ
ОТВЕТЫ (0)
 
Комментарии не найдены!